ТОРГОВЛЯ ЯРОСЛАВЛЯ в XVII в.

Ярославль в XVII в. являлся крупным центром внутренней и внешней торговли Русского государства, играл исключительно важную роль в формировании торговых связей национального масштаба. В орбиту торговых связей Ярославля в XVII в. входили 44 города и населенных пункта страны (Москва, города Северного Поморья и Сибири, Северо-Запада, расположенные на Волжском речном пути, южнорусские города). Особую роль среди них играла Москва — центр формирующегося единого внутреннего рынка страны. К концу XVII в. Москва была связана постоянными торговыми отношениями со 157 городами России. В Москву приезжали ярославские торговые люди, ведущие крупную заграничную оптовую торговлю (посадские люди Истомины, П. Бобровщиков, специализировавшиеся на торговле со Швецией, М. Михайлов, торговавший в Астрахани). В «Книге записной мелочных товаров Московской Большой таможни» за февраль и март 1694 г. зафиксировано 28 явок ярославцев с товарами ярославского производства: выделанные кожи, кожаные изделия, металлические изделия, москательный товар (красящие и дубильные вещества, необходимые для кожевенного производства), варежки, чулки. У ярославских торговых людей в Москве нередко делались казенные закупки.

Торговыми партнерами ярославцев в регионе Северного Поморья являлись Архангельск, Вологда, Устюг Великий, Тотьма, Соль Вычегодская, погосты Сольвычегодского уезда — Лальский и Ильинский. Ярославцы были постоянными участниками Важской Благовещенской ярмарки. Ярославские торговые люди играли важную роль в процессе формирования единого экономического пространства в Северном Поморье. Характер торговых связей Ярославля с городами на сухоно-двинском речном пути определялся их значением как перевалочных пунктов на пути в Архангельск и сибирские города. Вместе с тем, для значительной группы купечества Ярославля регион Северного Поморья являлся центром торговой деятельности (бр. А. и И. Андреевы, бр. П. и Р. Оглодаевы, Х. и Ф. Туроносовы, Е. Шишкин, И. Худяков, Л. Юрьев и др.). На рынках Северного Поморья зафиксированы крупные торговые люди Ярославля, некоторые из которых являлись членами привилегированных корпораций — бр. В. и А. Скрипины, Н. Светешников, В. Неждановский, Д. Плешков).

Наиболее прочные экономические контакты Ярославля с рынками Северного Поморья поддерживались на протяжении первой половины столетия. В период расцвета сибирских пушных промыслов рынки городов сухоно-двинского речного пути выполняли важную роль поддержания сибирских товарооборотов ярославцев. Важной функцией рынков поморских городов была концентрация пушнины, поступавшей из Сибири. В первой половине XVII в. ярославцы активно скупали и продавали пушной товар на рынках Северного Поморья. В целом ассортимент товаров, доставлявшихся ярославцами на рынки Северного Поморья, включал товары ярославского производства (выделанные кожи, кожаные изделия, текстиль, готовая одежда, мыло, металлические изделия, галантерея, продукты питания) и восточные товары из Астрахани (в основном ткани). Тенденция сокращения торговых связей Ярославля с городами сухоно-двинского речного пути четко проявилась к 70-м гг. XVII в. К концу века активность ярославцев на рынках городов сухоно-двинского речного сильно сократилась в результате переноса основного пути в Сибирь с р. Вычегды на р. Каму и общего сокращения пушных промыслов в Сибири. Торговые контакты Ярославля с Архангельском оставались стабильными до начала XVIII в. Во второй половине XVII — начале XVIII вв. Ярославль являлся одним из главных поставщиков юфти, сала и льняных тканей в Архангельск. В 1662 г. 35,8% всей экспортированной через Архангельск юфти, было доставлено из Ярославля.

Важное значение в регионе Северо-Запада России для ярославцев имели торговые связи с Новгородом. В результате шведской оккупации Новгорода в 1611 — 1617 гг. значение города в системе торговых связей государства было сильно подорвано, но экономические контакты с Ярославлем не были утрачены. После подписания Столбовского мира 1617 г. ярославцы использовали путь через Новгород для участия в торговле со Швецией. Участниками торговых операций на рынке Новгорода в начале XVII в. были ярославцы И. Трофимов, А. Иванов, И. Надеин, С. Малафеев, Н. Гордеев, в 1610/11 г. представившие товаров на общую сумму 1271,5 руб. В ассортименте преобладали товары ярославского производства (выделанные кожи, текстиль, готовая одежда, металлические изделия).

Особую сферу предпринимательских интересов ярославцев составляла Сибирь. Пушные промыслы ярославцев были сосредоточены в Мангазейском крае и в районе Енисейска. Организаторами пушных промыслов были ярославцы Н. Светешников, А. Алмазов-Чистой, А. и В. Скрипины, И. Беляша, М. Петров, С. Пепельников, Ф. Сыроежын. Организация пушных промыслов сочеталась с ведением торговых операций на рынках сибирских городов и скупкой пушнины у местного населения. Ассортимент вывоза из Ярославля в Сибирь состоял из текстильной продукции, выделанных кож и кожаных изделий, готовой одежды. Сокращение пушных промыслов в Сибири к концу XVII в. привело к снижению активности ярославцев в Сибири, но не стало причиной прекращения торговых связей Ярославля и сибирских городов. В 1689 г. товары ярославского производства занимали первое место в структуре привоза в сибирские города. Подписание Нерчинского договора в 1689 г. создало благоприятные условия для развития русско-китайской торговли через Сибирь. Группа ярославских торговых людей в конце XVII в. участвовала в посреднической русско-китайской торговле. Постоянным участником прямых русско-китайских торговых операций являлся ярославец — «гость» С. Лузин.

Активные торговые контакты ярославские торговые люди поддерживали с поволжскими городами: Нижним Новгородом, Казанью, Астраханью и др. Первая половина столетия стала временем наиболее интенсивных торговых контактов Ярославля с Астраханью. В 20-е годы XVII в. в регион Верхнего Поволжья, большей частью в Ярославль и Ярославский уезд, было направлено 6,8% всего количества вывезенных из Астрахани товарных партий, а в Астрахань из Ярославля и уезда поступило 4,3% всего объема товаров. К концу XVII в. характерно общее снижение торговой активности ярославцев на астраханском рынке.

В привозе промышленных товаров в Астрахань ярославцы по числу торговых людей и оборотам на протяжении всего XVII в. оставались на третьем месте после жителей Симбирска и местных астраханских купцов. Из Ярославля на рынок Астрахани поступали большие партии текстильной продукции (холст, холст-«хрящ», новина, крашенина, тонкий холст, пестрядь), выделанные кожи. В 70 — 80 годах XVII в. на астраханском рынке в обращении находилось 26 152,5 юфтей (пар) кож. К концу XVII в. объемы партий кож на рынке Астрахани достигли 300 850 юфтей. На долю Ярославля приходилось 15,8% всего привоза кож на рынок Астрахани. Ярославское купечество занимало лидирующие позиции в поставках продуктов железоделательного производства на рынок Астрахани. В 1698 г. в Астрахань поступило 209 бочек стали, 35 пудов железной проволоки, 1016 пудов меди, 227 пудов олова, 24 пуда свинца, 235 пудов железа разных сортов (в том числе и русского) и 1000 клинцов уклада. В поставках продовольственных товаров на рынок Астрахани Верхневолжский регион, и собственно Ярославль, заметной роли на протяжении XVII в. не играли. В конце XVII — начале XVIII вв. большое значение в распространении товаров ярославского производства приобрела Макарьевская ярмарка (сермяжные сукна, холст, производившиеся в Ярославском уезде и Ярославле, выделанные кожи).

По объему товарные партии ярославских людей, предназначенные на рынок Астрахани, примерно на 2/3 состояли из продуктов западноевропейского происхождения. Ярославские торговые люди выполняли посредническую функцию между северным и южным портами России, являясь поставщиками западноевропейских товаров на рынки Ирана и Средней Азии. Такую же посредническую роль ярославцы осуществляли и в обратном направлении, распространяя товары последних во внутренних областях России и осуществляя их доставку к северным портам страны — Архангельску. Товарные партии, отправлявшиеся вверх по Волге из Астрахани, состояли, в основном, из «восточных товаров»: шелк-сырец, крашеный шелк, шелковые, полушелковые и хлопчатобумажные ткани, меха волков, лисиц, корсаков (мелких лисиц), кожи (сафьян), ладан, овечья шерсть, ковры и медь, продовольственных товаров (рис, виноград, грецкие орехи, перец, финики). Обширную группу товаров составляли продукты рыбных промыслов: красная рыба и рыбные припасы; а также продукция соляных промыслов. Предпринимательская деятельность, связанная с разработкой природных богатств Астраханского края, создавала наиболее благоприятные условия для формирования капиталов. Торговые операции в Астраханском крае ярославцы сочетали с ведением рыбных промыслов.

Устойчивый характер приобретают в XVII в. торговые связи Ярославля с близлежащими волжскими городами. Особенно сильное экономическое влияние со стороны Ярославля испытывал на себе Романов. На рынке Романова зафиксированы торговые люди из 21 города. Ярославцы заметно преобладали над представителями других городов. В 1627 г. почти половина всех торговых людей, заплативших в Романове пошлины за проезд, являлись ярославцами, в 1648/49 г. их было 44%, на следующий год — 40%. Романов являлся для ярославских торговых людей главным образом рынком сбыта. Характерной чертой торговли ярославцев в Романове был сравнительно небольшой объем товарных партий. В среднем у каждого торговца стоимость товара составляла в середине XVII в. чуть более 8 руб., средняя стоимость товара у ярославцев в одной явке привоза составляла примерно 5,2 руб. Ассортимент товаров, привозимых ярославцами в Романов, состоял в основном из продуктов ярославского производства: москательные товары, одежда, головные уборы, обувь (почти 60% от общей стоимости привоза и около 70% от всего количества явок). Ярославцы привозили в Романов значительные по стоимости партии воска. В торговле «сапожным товаром», рукавицами и москательной мелочью отчетливо наблюдается специализация. Основную часть вывозимых из Романова в Ярославль товаров составляли предметы переработки животного сырья (кожи, овчины), а также шубы, сермяжные сукна. Романовский рынок был практически монополизирован ярославцами. Значительный процент ярославцев, торговавших в Романове, составляли мелкие производители. Рынок Романова дает пример развития местных торговых связей, которые постепенно в XVII в. переходят в руки профессиональных торговцев.

Большое значение для Ярославля в XVII в. пробрели торговые связи со странами Западной Европы. В связи с развитием посреднической торговли России со странами Западной Европы большое значение получили города на западной границе государства: Псков, Смоленск, Вязьма и Тихвин. Характер торговых связей ярославцев с городами на западной границе Русского государства определялся, с одной стороны, их посреднической ролью в торговле России со странами Западной Европы, с другой стороны, их самостоятельным значением как рынков сбыта. В 1670/71 г. ярославские торговые люди занимали лидирующие позиции в вывозе за границу через Псков: 22 явки с оборотом 4530 руб. Из общей стоимости экспорта через Псков — 7969 руб., стоимость товаров ярославцев составила 6184 руб. или 77,6%.

Возвышение приграничной Вязьмы было связано с потерей для России Смоленска, закрепленной Деулинским перемирием 1618 г. С 1654 г. в результате войны России с Речью Посполитой произошло свертывание внешней торговли через Вязьму, а после возвращения России Смоленска Вязьма окончательно потеряла значение центра внешней торговли. В торговой деятельности ярославцев Вязьма не занимала видного места. В наиболее благоприятный 1649/50 г. на вяземском рынке зарегистрировано три торговых человека из Ярославля. Общая стоимость товаров, доставленных ярославцами в Вязьму, оценивается в 1039 руб. Ярославцы заняли третье место по стоимости товаров после торговых людей из Вязьмы и Москвы. Ассортимент товаров ограничивался пушниной. Вязьма использовалась ярославцами как рынок сбыта перекупной пушнины и пушнины от собственных пушных промыслов. В результате кризиса внешней торговли через Вязьму, обозначившегося в 1653/54 г., и прекращения пушной торговли, Вязьма окончательно утратила связи с Ярославлем.

В 70 — 80-е годы XVII в. в торговой деятельности ярославцев большее значение приобрели связи со Смоленском. Особенностью торговых операций ярославцев на смоленском рынке в 70-е гг. XVII в. являлся крупный размер товарных партий. Общая стоимость товаров ярославских торговых людей в 1676/77 г. составила 856 руб. Ярославские торговые люди предлагали на смоленском рынке широкий ассортимент товаров (меха, ткани, галантерею, готовое платье, обувь). Через явки ярославских торговых людей осуществлялась связь смоленского рынка с другими внутренними торговыми путями Русского государства, главным образом, Москва — Архангельск, а также с такими крупными торгово-промышленными центрами, как Ярославль.

Устойчивое место в орбите торговых связей Ярославля занимал Тихвин. Тихвинский посад с его ежегодной ярмаркой привлекал к себе торговых людей из 45 русских городов, иностранное купечество и уездных торговых людей из Олонецкого, Белозерского, Новгородского и других уездов. Пик торговой активности ярославцев на тихвинском рынке приходится на вторую половину 50-х — 70-е гг. XVII в., что объясняется ухудшением условий транзитной торговли через Вязьму в связи с начавшейся в 1654 г. войной. По количеству явок в тихвинскую таможню Ярославль занимал пятое место после Новгорода, Олонца, Устюжны и Ладоги. Тихвин выступал, главным образом, как рынок сбыта товаров. Предметом скупщических операций ярославцев являлись привозимые из-за рубежа медь, железо, а также олонецкий и тихвинский уклад (низкосортная сталь в виде небольших пластин, использовавшихся для наваривания железных изделий), невыделанные кожи. В ассортименте привозимых товаров можно выделить товары ярославского производства, предназначенные для отправки за границу (выделанные кожи (юфть), пушнина, воск) и для сбыта непосредственно в Тихвине (различные виды текстильной продукции, ярославское белое мыло, белила, краски, чулки, рукавицы, обувь, шапки, гвозди, деревянная посуда) и группу привозных товаров (предметы западноевропейского и восточного импорта, преимущественно дорогие ткани).

Особую значимость для истории всей экономической жизни Русского государства в XVII в. имело развитие торговых связей между Россией и Швецией, поскольку Швеция в XVII в. оказалась единственной страной, с которой по условиям Столбовского мира 1617 г. русские могли вести активную прямую торговлю. Посредническая торговля России со странами Западной Европы через Балтийские территории была в XVII в. сосредоточена в пределах шведских владений. Группа ярославцев, занятых в торговле через прибалтийские порты Нарву, Ригу, Дерпт, Ревель немногочисленна (С. Худеяров, П. Мартьянов, и др.). Торговые люди стремились избежать посредничества немецкого купечества прибалтийских городов и самостоятельно доставлять товары к портам. Промышленная продукция практически отсутствует в составе русского экспорта через Прибалтику. Балтийские порты в XVII в. занимали монополистические позиции в поставках пеньки, льна, смолы, дегтя, поташа.

Постоянный состав участников прямой русско-шведской торговли из числа ярославцев определился к 40-м гг. XVII в. Активизация торговой деятельности ярославских торговых людей связана со строительством постоянного Гостиного двора для русских торговцев в Стокгольме, который начал действовать весной 1641 г. Большинство из ярославских торговых людей имели устойчивые связи со Стокгольмом в течение длительного периода времени. Девять ярославцев вели торговые операции на стокгольмском рынке, как минимум, два десятилетия. Основную часть ввоза ярославских торговых людей составляла юфть (примерно половина от общей стоимости экспорта ярославцев). В большом количестве была представлена продукция скорняжного и текстильного производства (холсты и сермяжные сукна). В меньших размерах представлена продукция пищевой отрасли и сырье (пенька). Главную статью вывоза из Швеции составляли медь, железо и изделия из них. Медь вывозили бочками, тюками, коробами. В большом количестве ярославцы приобретали изделия из меди — котлы, медную проволоку. Значительными партиями приобреталась латунь.

В целом оптовая торговля на внутреннем и внешнем рынке Русского государства являлась одним из источников формирования капиталов ярославцев в XVII в.

Читать далее

Нашли ошибку или опечатку? Выделите текст и кликните по значку, чтобы сообщить редактору.

Источники
Документы

РГАДА. Ф.137. Оп.1. Д.2, 7, 14, 24, 25, 28, 39, 41, 42, 44, 47, 50, 64, 73; Ф.214. Стб.1241, 1345; Кн. 44, 66, 85, 109, 181, 233, 316, 327, 332, 360, 384, 429, 508, 731, 982, 1027, 1090, 1113, 1116, 1190, 1359, 1378, 1398;

Архив СПб ФИРИ РАН. Ф 132. Оп.2. Д.1270, 1274, 1294, 1304, 1318, 1325, 1337, 1341, 1348, 1356, 1358, 1365, 1376, 1390, 1419, 1426, 1448, 1463, 1468; Ф.178. Оп.1. 596, 632, 680, 689, 690, 739, 808, 812, 911, 956, 960, 978, 981, 1938, 1944, 3389, 10556, 10944, 10973, 10974, 10975, 11086, 11563, 11623, 11699, 11725, 11741, 12070, 12187, 13788, 13789, 13791, 13792, 13793, 13797, 13787, 14046, 14143;

Литература

Таможенные книги Московского государства XVII века: Северный речной путь: Устюг Великий, Сольвычегодск, Тотьма: В 3 т. / Под.ред. А.И.Яковлева. – М.; Л., 1950 – 1951.

Бахрушин С.В. Ярославские торги в XVII веке // Бахрушин С.В. Труды по источниковедению, историографии и истории России эпохи феодализма. – М., 1987. С. 141-159;

Булгаков М.Б. Рынок города Романова (на Волге) в первой половине XVII столетия // Вестник МГУ. Сер.9. История. 1971. №2. С.76 - 87;

Голикова Н.Б. Очерки по истории городов России конца XVII – начала XVIII века. – М., 1982;

Данилова Л.В. Торговые капиталы Ярославля во второй половине XVII в. // Проблемы социально-экономической истории феодальной России. – М., 1984. С. 1280 149;

Тверская Д.И. Москва второй половины XVII в. как центр складывающегося всероссийского рынка. – М., 1959;

Шаброва О.Г. Ярославль в системе торговых отношений Русского государства в XVII веке (К проблеме формирования всероссийского рынка). Дис. ... канд. ист. наук. Ярославль, 1998.   

Шаброва О.Г., Шабасова О.И. Ярославль в XVII веке. – Ярославль, 1999.

Балуева Н.Н. Ярославская Большая мануфактура. Страницы истории. - Ярославль: Нюанс, 2002.

Короли бизнеса – столпы империи: десять веков ярославского купечества / авт. текста М. В. Александрова и И. В. Ваганова; фото Д. Ваганова, Н. Котов, Е. Туркина, С. Шубкин; авт. идеи М. Л. Крупин. – Ярославль: Академия 76, 2013.

поиск не дал результатов