Жизнь и творчество городского архитектора Н.И. Поздеева

Автор:М.Н. ЯРОШ.

30 октября — очередная годовщина со дня рождения Николая Ивановича Поздеева, одного из самых ярких ярославских архитекторов.

Николай Иванович Поздеев
из

Будущий архитектор Н. И. Поздеев родился 30 октября 1855 года в Калужской губернии в селе Березовка Малоярославецкого уезда. Отец, Иван Григорьевич Поздеев, санкт-петербургский мещанин, был родом из Олонецкой губернии. Мать Мария Егоровна Сакович — из Витебской губернии из семьи однодворцев. Николай был вторым ребенком в семье. Старше его была сестра Мария (18 октября 1854 г.), младше — братья Иван (13 марта 1858 г. р.) и Владимир (15 мая 1859−26 июня 1859 г.). Известно, что у Николая Ивановича была еще сестра Ольга, но она родилась не в Калужской губернии, значит, семья переехала на новое место жительства.

Родители заботились о воспитании детей, стремились дать им хорошее образование. По настоянию отца, видевшего способности детей к живописи, домой приглашали учителя рисования. По воспоминаниям сестры Ольги, Николай Иванович хорошо писал стихи. Ему даже советовали их печатать, но он не хотел, считал их несовершенными. Начальное образование будущий архитектор получил в частном пансионе Вашкевич.

В XIX столетии государственные учебные заведения вызывали критику современников состоянием преподавания ряда предметов (новых иностранных языков, музыки). Просвещенные люди того времени увлекались театром, музыкой, пением, танцами, другими искусствами. Этот пробел и восполняли пансионы. Они так же были разными: для дворянских детей, для смешанного контингента и для детей других сословий. Цены за обучение в частном учебном заведении так же были немалые. Вместе с тем, неизвестно, имел ли отец свое дело, приносящее доход и какое именно.

Все дети получили хорошее образование. Сыновья Николай и Иван окончили Московское училище живописи, ваяния и зодчества, а затем Императорскую Академию художеств, сестра Ольга стала домашней учительницей (о Марии ничего не известно). Они сами прилагали к этому немалые усилия. Иван Иванович имел в Москве Архитектурное бюро, а Николай Иванович принимал в его работе активное участие, зарабатывая средства на обучение в Академии художеств.

Николай Поздеев успешно окончил курс наук Московского училища живописи ваяния и зодчества при Московском художественном обществе, получив медаль за проект Дворянского собрания. Он показал отличные результаты в изучении физики, механики, словесности, истории искусств, строительному искусству, чуть хуже были результаты по алгебре, русской истории и химии.

Учебное заведение имело высокий статус, его выпускники приравнивались к выпускникам Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге. Московская художественная школа отличалась от петербургской, где преподавание велось на основе классицизма, тем, что ориентировалась на русские традиции. Вероятно, здесь и была у Николая Ивановича заложена любовь к русскому стилю.

К сожалению, дальнейшее обучение пришлось на время отложить из-за обострения ревматизма ног. Николай Иванович получил его, попав на охоте в глубокий овраг, где сильно простудился. Пять лет он занимался частной практикой.

Этот период его творчества изучен мало. Примером могут служить палаты Левашовых в Староваганьковском переулке, д. 15., где Н. И. Поздеев надстраивал третий этаж.

В 1879 году Поздеев продолжил обучение в Петербургской Академии художеств. В «Регламенте» учебного заведения обозначался социальный статус свободного художника, который давал право на:

  1. освобождение от налогов, рекрутского набора, военной и государственной службы;
  2. ношение шпаги;
  3. «вход ко двору»;
  4. езду в каретах;
  5. запрещение телесных наказаний;
  6. на поездку за границу в качестве пансионеров Академии художеств за лучшее исполнение экзаменационного испытания и получение Большой золотой медали.

Николай Иванович получил такую награду. Он участвовал в ежегодных классных конкурсах, был награжден: большой серебряной медалью за проект небольшой православной городской церкви за границей (1880 г.); малой золотой медалью за проект здания окружного суда в Санкт-Петербурге (1881 г.); большой золотой медалью за проект великокняжеского загородного замка на юге России в гористой местности (1883 г.). После окончания Академии он был награжден академическим серебряным знаком и получил звание классного художника-архитектора 1-ой степени с правом производства построек и старшинства, а также право на заграничную поездку за счет Академии.

Проект замка вошел в Архитектурную энциклопедию В.Барановского.

Кроме того молодой архитектор участвует в конкурсах Петербургского общества архитекторов по просьбе частных лиц. Значительным достижением в этой области была победа совместного с В. Сусловым проекта здания доходного дома с пассажем и обывательскими квартирами по просьбе почетного гражданина г. Казани Александра Сергеевича Александрова. Конкурс был объявлен в январе 1880 г. В его программе устанавливались подробные требования к проекту:

«Чтобы постройка была проектирована сплошь на освещенных сверху через пол пассажа подвалах, в которых имелись бы кладовые, сообщающиеся с магазинами первого этажа посредством внутренних лестниц и со двора особыми выходами для удобного подвоза и разгрузки товаров. В доме назначено было устройство различных служб, как то: ледников, погребов, дровяных и экипажных сараев, прачечных, конюшен, а также особого рода помещения для постановки паровой машины для электрического освещения. Во дворе предполагалось устроить простые ретирадники для всяких нечистот. Во всю длину дома в середине требовалось устроить широкую, до 10 аршин, крытую стеклом галерею (пассаж) с расширением посередине для установки фонтана с бассейном; внутри же пассажа, выходящего концами на Воскресенскую и Черноозерскую улицы — магазины в 3 сажени в квадрате, разделенные через каждые два магазина капитальными стенами, а меж собою — перегородками с входами из пассажа и рабочими комнатами позади магазинов. Фасад, выходящий на Воскресенскую, назначался сплошь под магазины, а на Черноозерскую — под ресторан на первом этаже со входами с улицы и из пассажа, на втором этаже 5 или 6 снабженных всеми удобствами квартир с парадным входом с Петропавловского переулка и черными лестницами во двор. На третьем этаже такие же квартиры или поменьше, а также меблированные комнаты. На первом этаже со стороны Черноозерской улицы кроме ресторана еще и фотографический павильон. Отопление предусмотрено из подвалов пневматическими печами, водоснабжение по трубам, освещение газовое. Потолки везде сводчатые, на рельсах. Заказчик предоставил свободный выбор стиля фасадов, не стесняя стоимостью сооружения, и требовал только богатства и удобств». Требования конкурса были В. Сусловым и Н. Поздеевым выполнены.

Проект назывался «И нам пора».

Руководил постройкой архитектор Генрих Бернардович Руш, который впоследствии будет главным конкурентом Поздеева на должность ярославского городского архитектора.

Здание и сейчас считается одним из лучших в Казани. При всей своей величине и основательности оно не производит впечатления тяжелого и привлекает красотой и изяществом. Уже в этом угадывается почерк Н. И. Поздеева.

Открытие Пассажа состоялось 8 ноября 1883 г., а в 1884 году Н. И. Поздеев участвовал в конкурсе на должность ярославского городского архитектора. Было подано 23 заявления. Главными конкурентами были Г. Б. Руш и И. И. Окерблом. Поздеев, несмотря на выдвинутые им условия (повышение жалования с 1200 руб. до 1800 руб. в год), набрал 14 голосов, на 2 голоса больше. На гласных ярославской думы произвели впечатление его победы в архитектурных конкурсах.

В это время Николай Иванович выполнял работы в Царском Селе. Переписка с ярославской думой велась через Архитектурный кабинет Ивана Ивановича Поздеева, брата архитектора, на бланке стоял адрес: «Волхонка, дом Воейковой, кв. 7. Архитектурно-строительный кабинет классного художника Императорской Академии художеств архитектора И.И. Поздеева»

Дальнейшая работа в должности ярославского городского архитектора была связана с выполнением заданий ярославской городской думы. В его обязанности входило освидетельствование зданий, составление проектов, смет, строительство и ремонт общественных зданий и сооружений, прокладка мостовых. По журналам ярославской городской думы можно с хронологической точностью восстановить деятельность городского архитектора.

1884 год

— Первый раз фамилия Н. И. Поздеева упоминается в журналах думы 20 января 1884 года в связи с освидетельствованием волжской беседки комиссией, в состав которой входил и городской архитектор.

— На заседании 27 апреля городская управа докладывала думе составленные Н. И. Поздеевым соображения о ремонте театра и переносе уборных артистов в пристройку по экстренным причинам (пожароопасности) и смету на эти работы в 4597 руб. 83 коп.

— Городской архитектор составлял смету на ремонт губернской гимназии. Сюда вошли суммы на оплату ремонтных работ и надстройку третьего этажа для физической лаборатории (2052 руб. 35 коп)

— За постройку корпуса лавок на толкучем рынке Н. И. Поздеев получил первую благодарность городской думы. Гласный Пошехонов после торгов сказал так: «…по тщательному освидетельствованию комиссией … вновь возведенного корпуса, таковой оказался устроенным настолько прочно, удобно, экономно, что может вполне служить примером для городских построек подобного рода; сделанные же при этом некоторые отступления от первоначального проекта на здание послужили, по мнению комиссии, к наибольшей его прочности и удобствам. Принимая же во внимание, что такое отрадное явление служит доказательством знания г. городским архитектором своего дела, его опытности в деле построек и, затем, внимания и усердия к своим обязанностям, комиссия считает своей нравственной обязанностью предложить думе выразить г. Поздееву от имени ее благодарность за труды по настоящей постройке»

1885 год

— Н. И. Поздеев составлял планы, чертежи и смету продовольственного магазина за Романовской заставой, где сейчас находится памятник городовому;

— Дума советовалась с ним, когда требовалось принять серьезное решение в области частного строительства в черте города. Примером может служить дело о месте закладки известково-обжигательной печи (на Михайловском поле) В. И. Смолиным. Заявление было отклонено, а строительство печи перенесено за Волгу после заключения городского архитектора из-за неудобства выгрузки товара с судов на реке Которосли и пожароопасности.

— Н. И. Поздеев составлял смету ремонта Семеновского моста (1200 руб).

— В 1885 году дума поручила управе из старого флигеля и находящегося рядом здания бывшей гимназии построить казармы для размещения двух батальонов Моршанского полка. Городским архитектором И. И. Окербломом был составлен проект на постройку двухэтажного здания казарм, который был направлен на одобрение строительного отделения. Но распорядительный комитет затормозил дело, так как проект не совсем соответствовал правилам расквартирования войск, содержащимся в воинском уставе. Так как проблема не решилась (Моршанский полк с 1880 года размещался в доме Пастухова, выселив оттуда Общество любителей музыкальных и драматических искусств), новый проект дума поручила составить Н. И. Поздееву. По заданию в казармах должно было разместиться 8 рот. Расхождения с требованиями воинского устава разрешались только в проекте столовой. Она планировалась в два раза меньшей, но достаточной по примеру казарм инженерного ведомства в Ярославле. Смета и чертежи были Н. И. Поздеевым думе предоставлены и обсуждены ею. Было решено начать стройку немедленно.

Летом (в августе 1885 года) решались в рабочем порядке разногласия рабочих комиссий думы и управы о выборе подрядчика на изготовление духовых печей в строящихся казармах. Примечательно, что одного из них (Гурьянова) поддерживал городской архитектор Н. И. Поздеев и в его лице, горизонтальную конструкцию печей, а другого (Румянцева) — губернский инженер А. М. Достоевский. Каждый из подрядчиков представил рекомендательные письма. Румянцев снизил стоимость работ до 1000 рублей с обязательством трехлетней гарантии их качественной работы, но представил чертежи на день позже назначенного срока. Это и было причиной недоверия ему городского архитектора и выбора им другого подрядчика. Дума поддержала предложение городского архитектора. В данной ситуации Н. И. Поздеев проявил себя как требовательный, принципиальный специалист своего дела, соблюдающий договорную дисциплину, имеющий свое лицо как руководитель, умеющий отстаивать свою точку зрения, имеющий способность за короткий срок приобрести авторитет и поддержку управы и думы. Принципиальность выступает на первое место и в других делах городского архитектора.

1886 год

— 6 июня 1886 году в городскую думу поступило заявление причта и старосты Леонтьевской кладбищенской церкви о плохом ее состоянии: «Церковь стала мала для увеличившегося числа верующих, производила угнетающее впечатление и не вызывала у прихожан необходимых для молитвы чувств и мыслей». Гласные думы после обсуждения вопроса постановили открыть подписку среди горожан для сбора средств на ремонт храма, соединения зимнего и летнего помещений, а также поручили городскому архитектору составить предложения по вопросу улучшения Леонтьевской церкви.

— В этом же году думой рассматривался вопрос о размещении обоза Моршанского полка и предложение управы приспособить под сарай для обоза один из продуктовых магазинов (№ 2) за Романовской заставой. Николай Иванович представил думе смету на сумму 2145 руб. 25 коп. Гласные думы после обсуждения приняли предложение управы и смету городского архитектора.

— Купец И. С. Лысенков обратился в городскую думу с предложением надстройки за его счет второго деревянного этажа на городском доме у Московской заставы. Чертежи второго этажа, выполненные Н. И. Поздеевым, были представлены думе. Предложение получило одобрение.

— В 1886 году продолжалось строительство Спасских казарм. Оно проходило сложно при постоянном поиске денег. На постройку было израсходовано 105 423 руб. 85 коп, что превышало смету, составленную городским архитектором, на 6779 руб. 85 коп. Это было вызвано тем, что пришлось поднять потолки в первом и третьем этажах до требуемой высоты, сделать пристройку для кухни, вместо одноэтажной сделать двухэтажную с подвальным этажом, где поместить столовую, а помещения, где она планировалась, отвести для размещения 9 роты Моршанского полка. Таким образом, превышение сметы воспринималось думой как необходимое и достаточное и претензий к архитектору не вызвало. Напротив, дума выразила признательность городской управе и городскому архитектору, «который как в этой, так и в других городских постройках выказал полное знание им своего дела, усердие и внимание к интересам города».

1887 год

— В 1887 году Поздееву поручено наблюдать за постройкой одноэтажного здания со стороны Угличской улицы к трактирному заведению «Столбы», отданному на 10 лет в аренду купцу Белову. Николай Иванович выполнял проект, смету на 2091 руб. и чертежи. В этом же году велись работы. Купец Белов обратился в думу со следующей просьбой — надстроить второй этаж над тремя номерами арендуемого им одноэтажного здания под общую крышу с трактиром «Столбы». Дума разрешила надстройку, поручив городскому архитектору выполнить рисунок фасада надстройки с колоннами и без них. В этом же году купец Белов обратился в городскую думу в третий раз, доложив гласным об изменениях в работе по ремонту здания. При надстройке второго этажа первоначально по замыслу Н. И. Поздеева предполагалось делать накладку на существующие стены, но этого осуществить не удалось, так как под стенами не было бута. Здание пришлось разобрать до подошвы и строить заново, сделав выше на 19 аршин и шире на 3 аршина. Во всем здании были вставлены новые оконные колоды и рамы, оно было вновь отштукатурено. Комиссия, осматривавшая здание отметила, что «ремонт здания «Столбы» и перестройка одноэтажного каменного корпуса с накладкой второго этажа произведены… согласно с чертежами, утвержденными городской думой; все работы исполнены прочно, аккуратно и красиво, материалы употреблены хорошего качества, причем много работ сделано излишних против составленных сметы и чертежей, как, например: на кровле одноэтажного корпуса вместо деревянной балюстрады устроены каменные столбы с вазами и железными решетками, фасад этого корпуса сделан самой чистой штукатурки с лепными украшениями и тому подобное. Комиссия хвалила купца, на чьи деньги производились работы, он затратил вместо 2900 руб. 10 000 руб., но это благодарность и архитектору.

— Николай Иванович предложил вниманию думы выполненное задание, данное ему на заседании 6 июня 1886 года о составлении сметы по ремонту Леонтьевской церкви. Им было предложено два проекта. По первому, стоимостью в 5 тыс., предлагалось сломать арку, соединявшую теплый и холодный храмы, построить духовую печь для их обогрева, подновить росписи. Второй проект предполагал перенесение одного из приделов зимней церкви в алтарь летней. Стоил он 15 тыс. руб. Так как часть собранных денег (из 6 тыс.) была уже истрачена на благоустройство кладбища, выбрали первый проект.

— Дорабатывался проект ремонта, перестройки и расширения богадельни при Леонтьевской церкви. Строить ее планировалось на собранные благотворителями деньги. Проект и смету городская управа после постановления думы поручила составить Н. И. Поздееву. Дума одобрила смету на 13 477 руб. 66 коп.

1888 год

— C1888 года Н. И. Поздееву предложено было всегда находиться в здании управы во время заседаний городской думы для разрешения сложных вопросов городского строительства.

— Купец А. А. Белов в борьбе со своим конкурентом Шишенковым получил разрешение думы с 1 января 1889 года взять на 13 лет в аренду одноэтажное здание «Новобазарное» за 700 руб. в год. Он обязался отстроить ветхое здание заново, используя проект городского архитектора, созданный для трактира «Столбы», стоимостью 16 461 руб. 96 коп.

— 25 мая 1888 года в Ярославле произошел пожар, в результате которого в числе других зданий сгорел ночлежный дом. Возникла острая необходимость в постройке нового. Николай Иванович Поздеев предложил «проект деревянного одноэтажного ночлежного дома с особой пристройкой для помещения ночлежниц-женщин», который был одобрен городской думой.

— По причине размещения в Ярославле Моршанского полка в доме Пастухова, в котором проводили свои встречи купеческое общество и общество любителей музыкальных и драматических искусств, среди членов общества и его поклонников возникла идея построить свое здание, удобное для занятий и где бы могла размещаться музыкальная школа. Одним из членов общества был и Николай Иванович Поздеев. Он стал автором проекта дома. В думе идея встретила понимание и одобрение. На заседании в поддержку любителей музыкальных и драматических искусстввыступил один из старейших членов общества. Просьба была признана заслуживающей уважения, и под дом отвели место сначала на Любимской улице, потом на Набережной в 40 саженях от бывшей здесь когда-то церкви, но построено и открыто оно было на Дворянской улице. Поздеев выполнял проект бесплатно.

— В 1888 году Николай Иванович занимался очень важной по тем временам работой: благоустройством города. Он составлял смету расходов на устройство тротуара и облицовку Первого торгового корпуса Мытного двора на 818 руб. 50 коп. Работы были запланированы городской думой на 1889 год.

— Тогда же городской архитектор рекомендовал думе и владельцу кофе-ресторана на Казанском бульваре В. В. Соловьеву после окончания срока аренды из-за ветхости здания не ремонтировать его, а построить на новом месте, освободив пространство для гуляющих. Была составлена смета на сумму 2850 руб. Но ярославцы привыкли к буфету и не захотели лишаться дополнительного удовольствия на месте прогулок. По просьбам жителей буфет было решено построить заново по новому проекту, но из-за недостатка средств решено было сдать его в аренду. Обсуждение вопроса интересно еще и тем, что видно отношение и к работе городского архитектора. Гласный И. А. Вахромеев выступил с предложением отложить постройку буфета на 3 года, произведя ремонт старого здания, мотивируя это тем, что Н. И. Поздеев осматривал и волжскую беседку, и буфет сразу же после вступления на службу. Архитектор предупреждал об опасном состоянии обоих зданий, но они благополучно просуществовали 5 лет и еще простоят столько же. Ему тут же возразили гласные К. И. Кедров и А. К. Уланов, напомнив, что ответственность за жизнь и здоровье жителей города несет и дума. Вахромеев взял свои слова назад, ограничив свои доводы недостатком средств на строительство буфета (пожар в мае 1888 г.). Был организован новый осмотр здания. В результате противоречия сохранились. В журналах городской думы записана позиция Н. И. Поздеева: «…Крыша, несмотря на то, что сделана в три теса, вся течет, стропила сделаны из тонких брусков, у которых для гнезд вынуто так много, что концы их, лежащие на стенах, чрезвычайно тонки и не могут выдерживать положенного на них груза, самый вид беседки крайне непривлекательный». Свою и городского архитектора точку зрения защищал член строительной комиссии гласный Н. А. Пошехонов. Противоборствующие стороны пришли к консенсусу. Решено было строительство беседки отложить до весны, а аренду купцу Соколову в старом помещении буфета продлить на год за 200 руб. Перестроить не только буфет (Н.И. Поздеевым было представлено два проекта), но и вместе с ним эстраду для оркестра и ворота со стороны Стрелецкой улицы. Это обсуждение говорит о высоком авторитете Н. И. Поздеева в городской думе. К Николаю Ивановичу гласные городской думы относились на протяжении всей его службы с большим уважением, всегда и во всем его поддерживали.

— В этом же году по заданию Управы Поздеев осматривал здание закоторосльного начального училища на Большой Федоровской улице вместе с членом управы Н. Г. Работновым. Было сделано заключение о сильной ветхости здания и его крайней опасности. Архитектор составил смету на 3500 руб. на его перестройку при использовании годных материалов старого здания. В то же время ради экономии средств городского бюджета, было предложено снять дом в аренду у гг. Гротова, Корелиной, Киселева, что и было предложено думой. Старое здание училища с землей при нем было продано с торгов 10 августа купцу Никону Михайловичу Комарову за 901 руб. В торгах участвовал и Н. И. Поздеев. Вероятно, он уже задумывался о строительстве собственного дома.

1889 год

— В связи с отводом участка под пороховой погреб 137 Нежинскому полку за Андрониевской богадельней необходимо было переносить на новое место городскую свалку. Участок был отведен на Пятницком поле между Которослью (Пятницкой церковью) и Леонтьевским кладбищем. Городскому архитектору поручили тщательно исследовать грунт для устройства мостовой к месту свалки и на основе этого Управе выбрать тип мостовой, наиболее соответствующий местным условиям. Н. И. Поздеев представил сметы трех типов устройства пути. Первый — рельсовый (6826 руб.), второй — мостовой (4160 руб.), третий — деревянная мостовая (7904 руб.). Но Николай Иванович не рекомендовал деревянную мостовую из-за ее недолговечности и дороговизны. Им был предоставлен экономически хорошо обоснованный выбор работ, который дума и сделала, отложив их на год по причине хорошего состояния грунта.

— В 1889 году шла работа по сооружению часовни у мытного двора в ознаменование чудесного сохранения от опасности, угрожавшей драгоценной жизни Их Императорских Высочеств и всей их Августейшей Семьи 17 октября 1888 года. Комиссия по сооружению часовни просила думу разрешить использовать белый камень для облицовки фундамента, карнизов, поясков и других деталей, на что было получено разрешение. Н. И. Поздеев составил проект новой часовни, так как восстановить старую не представлялось возможным. На строительство было получено разрешение Его Преосвященства и представлены планы на усмотрение Техническо-Строительного комитета Министерства Внутренних Дел, так как старая постройка не значилась на «Высочайше конфирмованном плане на г. Ярославль».

— В 1889 году Н. И. Поздеев выступал в думе с докладом о неудовлетворительном состоянии каланчи при главном пожарном депо. Каланча из-за неправильных креплений и ветра отклонилась, фонарь и балкон пришли в негодность, Николай Иванович предлагал укрепить ее с противоположной стороны раскосами с болтами, перестроить балкон и фонарь, а в следующем году построить каланчу заново. Дума постановила произвести ремонт за счет городских средств.

— В этом же году по заданию думы осуществлял осмотр ярославской гимназии на предмет обращения ее директора в думу с просьбой о нахождении для учебного заведения более подходящего помещения. В жалобе главными недостатками назывались теснота, темнота и сырость. После посещения гимназии Н. И. Поздеев сделал заключение в том, что все недостатки могут быть исправлены. Теснота — пристройкой в 2 этажа, где можно будет разместить 4 класса, темнота — переделками в направлении света, сырость — правильной топкой печей и проветриванием, а также, помимо указанного, устройством ватерклозетов. Дума в своих журналах отражает историю вопроса, упоминая, что на гимназию была истрачена большая сумма городских денег, строительство производилось под наблюдением московского архитектора, а здание было принято Министерством образования. Для улучшения работы гимназии дума отдала ей для спортивных занятий свое помещение и не нашла дополнительных средств для помощи.

1890−1891 годы

Последнее задание Н. И. Поздеева касается строительства в Ярославле скотобойни. Дума намеревалась послать архитектора в командировку, но ее отменили из-за недостатка средств в городской казне. Решено было просить чертежи прислать по почте.

С помощью журналов городской думы удалось достаточно подробно проследить деятельность Н. И. Поздеева в должности городского архитектора, уточнить перечень построек и характер работ, которые он выполнял. Эта деятельность требовала от архитектора профессиональных знаний, умений, но не всегда давала возможность в полной мере проявить весь свой талант. В инструкции по строительству театральных зданий (а ремонт театра выполнял Н.И. Поздеев) прямо было сказано, что противопожарные требования не дают архитектору особенной свободы. Постоянная нехватка денег в городской казне так же ограничивала творчество. Тем не менее, гласные думы (прежде всего Чистяков) неоднократно выражали удовлетворение качеством его труда, экономностью проектов. За время его нахождения в должности городского архитектора не было ни одного негативного высказывания о нем и его деятельности.

Другой гранью повернулся талант Н. И. Поздеева при выполнении заказов церкви. Кроме Леонтьевской церкви, переделку которой архитектор осуществлял по заданию городской думы, и богадельни при этой церкви, которую содержала управа, Николай Иванович выполнял заказы Ярославской епархии.

Первой постройкой стал даже не епархиальный, а общественный заказ ярославских купцов на проект часовни, сохранения промыслом Божиим драгоценной жизни Их Императорских Величеств и всей Их Августейшей Семьи в железнодорожной катастрофе (часовня Св. Ал. Невского). Сейчас маленькая часовня является одним из архитектурных символов Ярославля. Для того времени это событие имело государственное значение. Верноподданнические чувства по поводу чудесного спасения царствующей семьи во время крушения поезда 17 октября 1888 года народ повсеместно выражал строительством часовен, и взносами на храм и часовню на месте катастрофы царского поезда. Строительство поручалось лучшим мастерам. Н. И. Поздеев и был таким архитектором. Его постройка вошла в архитектурную энциклопедию В. Барановского как одна из лучших работ современности.

Проект часовни утвердила Ярославская Духовная консистория, было решено заложить часовню 17 октября 1889 г. и каждый год совершать там благодарственные молебствия в честь чудесного спасения царской семьи в железнодорожной катастрофе. Проект новой часовни утверждался в Москве как соответствующий плану застройки города.

Ровно через три года (17 октября 1892 г.) глазам жителей Ярославля предстала построенная из красного кирпича часовня в русском стиле XVII в. 27 октября 1892 г. состоялось богослужение в Кафедральном соборе по случаю спасения их Величеств в железнодорожной катастрофе, а затем часовня была освящена. Николай Иванович был приглашен на торжественное открытие и обед уже в качестве гостя.

Другой крупной постройкой Н. И. Поздеева была Сретенская церковь. В январе 1891 г. Духовная Консистория обратилась в Ярославское губернское правление по строительному отделению с просьбой о перестройке Сретенской церкви. Главой комиссии был Николай Иванович Поздеев. Церковь была увеличена соединением теплого и холодного храмов, стали толще стены, был поднят пол, возведен высокий потолок по новой технологии, выстроена в русском стиле новая колокольня на месте разрушившейся старой. Чтобы новый храм органично вписался в окружение, был избран стиль ярославских церквей XVI—XVII вв. При создании храма был использован и древний способ строительства. Кирпич изготавливали прямо на месте. Его делали добротным, прочным, не требующим штукатурки, не теряющим цвета. Закончено строительство было в 1895 г. уже без Поздеева.

Николай Иванович проводил ремонт в церкви Петра и Павла. В 1887 году под наблюдением архитектора прежняя деревянная лестница в храм верхнего этажа была заменена мраморной.

Н.И. Поздеев занимался реставрацией памятников архитектуры. Он участвовал в восстановлении церкви Иоанна Богослова в Ростове. Вместе с комиссией Московского Археологического общества в 1887 и 1888 годах проводил обследование и оценку технического состояния церкви. При этом «было усмотрено, что фундамент и капитальные стены настолько обветшали, что вымокший кирпич местами свободно отделялся глыбами от кладки; вследствие этих причин храм, сравнительно с папертью, дал большую осадку, много накреняясь на северную сторону; некоторые нижние своды под папертями только и могли держаться, как на новых стенках, сделанных в 1860-х годах, и когда под папертью и у арок св. ворот стали выбирать стенку новой кладки, то верхние своды само собой обрушились. Это обстоятельство привело к необходимости начать капитальное исправление всего фундамента, чего прежде не предполагалось». Были составлены проект реставрации и смета.

В 1889 году в Успенском соборе Ростова в северной паперти устроена духовая печь. В 1890-е г. г. отопление переделано так же по проекту архитектора Н. И. Поздеева.

Все постройки по заказу церкви были выполнены в русском стиле, требовали глубокого изучения древнерусской архитектуры. До сих пор они являются украшением города, гармонично вписываются в архитектурное окружение, понятны жителям города и любимы ими.

Николай Иванович выполнял и частные постройки достаточно крупного масштаба: каменный двухэтажный корпус к существующей фабрике Товарищества Ростовской льняной мануфактуры в 1889 году, заказы Ярославской Большой Мануфактуры. Кроме работ в церкви Петра и Павла, которая находилась на территории ЯБМ, Н. И. Поздеев строил, согласно исследованиям краеведа Н. Н. Балуевой, два частных дома и беседку для кегель и игр в парке для рабочих. Беседка не сохранилась, но одна из статей ярославского полицмейстера в газете «Ярославские губернские ведомости» объясняет причину ее постройки. На фабрике была традиция отмечать прекращение эпидемии холеры в 1848 году в Ярославле. Но во время ежегодных праздников рабочие напивались, и потом прогуливали работу, допускали брак. Тогда руководство фабрики решило взять дело организации праздников в свои руки. Место их проведения было перенесено подальше от винных магазинов, были организованы различные конкурсы и игры с призами. Пьяных не стало, все были довольны. Инициативу решили развить и больше внимания уделить организации свободного времени рабочих фабрики. Так в 1889 г. появилась беседка.

Среди частных построек, выполненных городским архитектором, занимали достойное место дома уважаемых людей города купцов Огняновых, Л. Н. Пастухова, А. Н. Соболева, Н. И. Дружинина.

Сохранился особняк купца и владельца спичечной и табачной фабрик И. Н. Дунаева на Дворянской улице (сейчас эта улица носит название пр. Октября). Ярославцы были недовольны тем, что вредная табачная пыль загрязняет воздух в городе. Купец пошел на хитрость. Чтобы не переносить фабрику за город и доказать, что вреда для жителей нет, он построил собственный дом на ее территории. Сложность задачи для архитектора состояла в том, что нужно было вписать здание с одной стороны в фабричные, а с другой — в гражданские постройки. Николай Иванович справился с ней. Здание соответствовало вкусам состоятельного заказчика богатством отделки. Оно выполнено в духе ренессанса, напоминает дворец дожей. Атланты, поддерживающие балкон, делают дом оригинальным, единственным в своем роде.

Для того, чтобы оценить значение творчества Н. И. Поздеева для Ярославля, приведем цитату из воспоминаний Андрея Михайловича Достоевского, брата известного писателя, занимавшего должность губернского архитектора:

«Мы прибыли в город 26 августа 1865 года. Первое впечатление по осмотру города было не совсем благоприятно. Все губернские города, в которых я живал и которые проезжал, имеют всегда одну показную улицу (большею частью под названием „Большой“, или „Петербургской“, или „Дворянской“ улиц), в которой сосредоточены лучшие строения и которая составляет гордость города. В Ярославле же я такой улицы не нашел! Все улицы были порядочно отстроены, но зато и лачуг, которые сплошь и рядом в изобилии встречаются в других городах, я в Ярославле не встретил, а потому и большого эффекта поверхностный обзор города на вновь приезжего и не производил. Но взамен показной улицы здесь почти на каждом шагу встречались грандиозные постройки церквей, таких церквей, которые невольно заставляют засматриваться на них! Все это, взятое вместе, делает город Ярославль как бы исключением из всех других губернских городов, и ежели не по первому обзору, то в очень скором времени этот город производит впечатление очень хорошего, красивого и притом древнего города. Ко всему этому надобно прибавить, что даже по первому впечатлению город кажется отменно чистым и содержимым в полной исправности. Это тоже не малое достоинство».

Таким образом, деятельность Н. И. Поздеева в Ярославле отвечала сразу многим задачам: он способствовал поддержанию образцового состояния города, украшал его, сохранял стилевые особенности. Его постройки до сих пор являются украшением города. Гласные думы не ошиблись в своем выборе городского архитектора, были довольны его работой. Все постройки соответствовали новейшим требованиям градостроительства. Работы в церковном строительстве выполнялись в русском стиле, сохраняя ценности и особенности городской архитектуры. Ярославль стал для Николая Ивановича родным, его архитектура оказала влияние на его дальнейшее творчество.

В период работы в Ярославле произошли изменения и в личной жизни архитектора. Его женой стала Мария Николаевна Беллерт, дочь ярославского дворянина, отставного майора и в тот период угличского депутата Николая Ивановича Беллерта и его жены Екатерины Сергеевны. Семья Беллертов не была богатой, жила в деревянном доме, окруженном хозяйственными постройками. Венчание происходило в Ярославской городской церкви Всех скорбящих при Екатеринской женской гимназии 10 июля 1887 года. 20 сентября 1888 года у Поздеевых родился сын Николай. В 1890 г. Н. И. Поздеев подал прошение о постройке деревянного двухэтажного с двумя пристройками дома, а также о капитальном ремонте некоторых строений, на что получил разрешение. В этом же году Николай Иванович построил одноэтажную деревянную баню, погреб, каретник и конюшню. К сожалению, дом не сохранился, но на его месте построили копию, довольно точно воссоздав фасады утраченного здания.

Ярославский период был плодотворным в творчестве Н. И. Поздеева. Он был принят в городе как архитектор и как человек. Окружение поддерживало его и способствовало его творчеству. Ярославская дума, в подчинении которой был городской архитектор, считалась с его точкой зрения. Губернский архитектор А. М. Достоевский, под руководством которого работал Н. И. Поздеев, высоко оценивал его работу.

Семья жены разделяла его увлечение театром. Николай Иванович Беллерт стоял у истоков Общества любителей музыкального и драматического искусств в Ярославле, членом которого стал и Поздеев.

Отношения сотрудничества, взаимной поддержки сложились у Николая Ивановича с братом Иваном (московским архитектором) и сестрой Ольгой. Иван вел переписку брата во время реставрационных работ в Ростовском кремле, участвовал в окончании строительства дома Игумнова в Москве.

Характеризует Николая Ивановича Поздеева его общественная деятельность. Прежде всего, это его участие в работе Общества любителей музыкального и драматического искусств. Сам архитектор жил некоторое время в квартире при театре, любителем которого являлся всю жизнь, играл на любительской сцене, писал стихи и пьесы, бесплатно выполнил проект здания для общества.

Николай Иванович активно участвовал во всех значимых общественных делах города. Его фамилия встречается в списке организаторов и участников проведения городской переписи населения губернским статистическим комитетом. Н. И. Поздеев был агентом Северного страхового общества. Выплата страховых сумм погорельцам были связаны с оценкой ущерба, причинённого огнем. Кому как не архитектору, профессионально занимающимся составлением архитектурных проектов и строительством зданий, вычислить сумму ущерба. Страховое общество занималось не только подсчетом страховых выплат, но и осуществляло деятельность по предупреждению пожаров, например, посадки деревьев в проулках между домами. Это было актуально и в городе, и в деревне, так как многие дома были деревянными. Необходимо было на профессиональном уровне следить за выполнением противопожарных требований при строительстве общественных зданий: театров, церквей, часовен, фабричных зданий. Работа страхового агента тесно переплеталась с профессиональной деятельностью и являлась очень актуальной для того времени.

Вершиной творчества Николая Ивановича Поздеева стало строительство дома одного из владельцев ЯБМ купца Н. В. Игумнова в Москве. Сейчас там размещается посольство Франции в России. Французы оценили достоинства дома. О нем выпущена книга в издательстве «Фламарион». Во многих изданиях по архитектуре Москвы о нем говорится как об одном из лучших образцов «русского» стиля.

В конце XIX века на страницах периодических изданий велась полемика по поводу развития отечественной архитектуры. Известный критик Владимир Васильевич Стасов резко отзывался в своей статье об архитекторах, копирующих стили прошлого, но Н. И. Поздеева никак нельзя отнести к ним. Стасов был приверженцем русского стиля в развитии отечественной архитектуры, в переписке положительно отзывался о творчестве ярославского зодчего. Позже он собирал материалы о жизни и творчестве архитектора для публикации о нем.

К сожалению, строительство дома Игумнова Н. И. Поздеев закончить не смог, ранняя смерть оборвала жизнь талантливого ярославского архитектора. 2 сентября 1891 года городскому архитектору был дан двухмесячный отпуск по болезни с сохранением содержания. Безвозмездно заменил его И. И. Окерблом. 25 октября дума разрешила продолжить отпуск еще на два месяца, предложив управе найти человека для временной замены городского архитектора с незначительным вознаграждением. А 2 января 1892 года Н. И. Поздеев по болезни был уволен со службы окончательно.

Из-за болезни он не мог присутствовать на I съезде русских зодчих, проходившем в декабре 1892 года в Петербурге, но был в курсе событий, ведь делегатом от Ярославля был ярославский архитектор Иоганн Иоганнович Окерблом, на съезде присутствовали его коллеги и друзья: Андрей Михайлович Павлинов, Владимир Васильевич Суслов (с которым Н. И. Поздеев проектировал Александровский пассаж в Казани), брат Иван. В речи А. М. Павлинова на I съезде русских зодчих дом Игумнова и часовня, сооруженная в память чудесного события 17 октября 1888 года, приводились в качестве примера лучших архитектурных построек того времени в русском стиле. Кроме того, работы Н. И. Поздеева были представлены в «Архитектурной энциклопедии второй половины XIX века» Г. В. Барановского (конкурсная работа «Проект замка в гористойместности»).

По словам сестры Ольги, сильное воздействие на здоровье Николая Ивановича оказала смерть его жены Марии в июле 1893 года. Существуют разные версии по поводу смерти архитектора. По данным метрических книг он умер 30 октября 1893 года от параличного раздражения мозга, похоронен на Леонтьевском кладбище.

Нашли ошибку или опечатку? Выделите текст и кликните по значку, чтобы сообщить редактору.

Документы

ГАЯО. Архив И.Я. Поташова.

ГАЯО. Ф. 346. Оп. 5. Д. 3008. Дело по прошению агента Северного страхового общества Н.И. Поздеева о взыскании с крестьянина В.В. Крутова 130 рублей в пользу его кредиторов. 1889 год.

ГАЯО. Ф. 509. Оп. 2. Д. 258. Об освобождении И.И. Окерблом от обязанностей городского архитектора. Л. 67.

ГАЯО. Ф. 509, Оп. 1, Д.432. О сооружении часовни Ал. Невского.

ГАЯО. Ф. 509, Оп. 1, Д. 592. Дело об освящении часовни, сооруженной торговцами г.Ярославля в память 17 октября 1888г. – Л.5

ГАЯО. Ф. 80, Оп. 1, т. 2, Д. 941. Дело об утверждении проекта на перестройку Ярославской Градской Сретенской церкви.

ГАЯО. Ф.509.Оп.2.Д.259. Дело об увольнении Городского Архитектора Н.И. Поздеева в отставку и об определении на должность Городского Архитектора А.А. Никифорова. Л.1-1об.

ГАЯО.Ф.230.Оп.11.Д.6 Метрическая книга г.Ярославля за 1893г. – Л.412

ГУ ГАКО. Архивная справка о наличии биографических сведений. – С.1

Литература

Барановский В. Архитектурная энциклопедия второй половины XIX века. Т.4.Отдел 2. СПб: Строитель, 1904. – С.5535

Бродова И.А.Ярославского общества любителей музыкальных и драматических искусств в аспекте процесса либерализации общечеловеческих ценностей. 

Воспоминания Андрея Михайловича Достоевского. Кн.5. – Л.: Издательство писателей в Ленинграде, 1930.

Дом Игумнова: резиденция французского посла в Москве. – Франция: Фламарион, Авангард, 1993.

Ельчанинов И.Н. Материалы для генеалогии дворянства Ярославской губернии. Вып. 10.

Игумен Антоний, Иерусалимский Ю.Ю. Небоподобный храм: история храма св. первоверховных апостолов Петра и Павла от времени основания до наших дней. – Ярославль: Ярославская Епархия Региональное общество историков-архивистов, ЯГУ им. П.Г.Демидова, 2010.

Клепацкий Г. Строитель Пассажа предсказал его разрушение // [электронный ресурс] 

Латур А. и др. Москва 1890-1991: путеводитель по современной архитектуре. – М: Искусство, 1994.

Маров В.Ф. Ярославль: архитектура и градостроительство. – Ярославль, 2000.

Казань // [электронный ресурс] 

Павлинов А.М. Древности Ярославские и Ростовские // Труды VII археологического съезда в г. Ярославле в 1887 г. Т. III. – М.: Кн. изд., 1890.

Поташов И.Я. Художник архитектуры // За педагогические кадры. 1984. 28 ноября.

Поташов И.Я. Художник архитектуры: к 100-летию со дня смерти Н.И. Поздеева // Северный край. 1993. 29 октября.

Церковь Иоанна Богослова в Ростове Великом. История и реставрация церкви Иоанна Богослова // [электронный ресурс] 

Сергеева С.В. История домашнего образования и частной школы в России (последняя четверть XVIII в. – первая половина XIX в.): монография. – М., 2010.

Санкт-Петербургское общество художников // Зодчий. 1880. №7. С.53.

Соколов С. Исторический очерк Ярославского Леонтьевского прихода (1608 – 1783) и кладбища (1783 – 1901) священника Сильвестра Соколова. – Ярославль: Типо-литография Э.Г. Фальк, 1901. С.277-282.

Стасов В.В. Избранные сочинения в 3 т. Монографии и исторические обзоры. Двадцать пять лет русского искусства. Наша архитектура. – М.: Искусство, 1952.

Стасов В.В. Письма к деятелям русской культуры. Т.1. – М.: Изд. АН СССР, 1962. С.175, 312-314.

поиск не дал результатов