Андрей Фёдорович Вахрамеев
и его потомки

Торгово-промышленная деятельность, благотворительность, ярославские адреса, семейные истории и легенды

На карте Ярославля красными кружками обозначены места, связанные с жизнью и деятельностью Андрея Фёдоровича Вахрамеева и его потомков
(производственные здания, торговые заведения, жилые дома)
из


Работа посвящается светлой памяти
Эмилии Николаевны Частухиной


Автор выражает сердечную благодарность за помощь в работе А. В. Григорьеву, А. К. Мазулевой, А. Г. Пенкину, Н. А. Русиновой, И. В. Смолину, М. В. Стовичек, Г. П. Федюк, С. Г. Хрусталевой, всем сотрудникам читального зала ГАЯО.


Содержание

Предисловие
Андрей Фёдорович Вахрамеев (08.08.1783 — 15.05.1854)
Николай Андреевич Вахрамеев (16.07.1803 — 14.05.1884)
Николай Николаевич Вахрамеев (01.05.1856 — 24.02.1917)
Павел Николаевич Вахрамеев (18.10.1838 — 27.06.1885)
Александр Андреевич Вахрамеев (26.07.1820 — 15.09.1886)
Николай Евграфович Вахрамеев (21.04.1825 — 06.06.1878)
Гермоген Евграфович Вахрамеев (09.03.1831 — 17.04.1889)
Михаил Евграфович Вахрамеев (07.06.1834 — 13.08.1906)
Фёдор Евграфович Вахрамеев (24.6.1844 — 18.11.1906)
Василий Евграфович Вахрамеев (25.01.1828 — 08.12.1895)
Торговая школа и Коммерческое училище
Заключение
Примечания

Сейчас, говорят, историки пошли такие основательные,
что один вычитал у Гете: «Ах, как я люблю мою Христину!» —
и тут же последовал ученый комментарий:
«Гете ошибается, он в это время любил не Христину, а Гертруду».
Из книги Натана Эйдельмана
«Большой Жанно»


Предисловие

Данная работа посвящена не родословным исследованиям семьи Андрея Фёдоровича Вахрамеева, а тому, насколько значительный вклад он, его сыновья и внуки внесли в развитие химической и табачной промышленности. (С родословным деревом семьи Вахрамеевых/Вахромеевых вы можете познакомиться, перейдя по этой ссылке — ред.)

Андрей Фёдорович и сам осознавал, какой значительный фундамент он создал для развития семейного бизнеса. Он оставляет своим потомкам «для долговременной памяти» «Записку о роде Вахрамеева», составленную в 1851 году по метрическим книгам и исповедным росписям. Более поздние записи в книге сделаны его сыном Николаем Андреевичем Вахрамеевым, а потом записи продолжил внук Фёдор Евграфович Вахрамеев. Настоящая удача, что этот документ сохранился в архиве (см. в списке литературы п. 219).

Есть и вторая причина, побудившая к написанию этой работы: неопределенность с владельцами городских усадеб, на фасадах которых установлены таблички «Усадьба Вахрамеева». Эта надпись почти автоматически отсылает к самому известному носителю фамилии — к Ивану Александровичу Вахрамееву (с 1905 — Вахромееву). На самом же деле большая часть таких домов связана с потомками брата его деда, а именно — с сыновьями и внуками Андрея Фёдоровича Вахрамеева.

Рассказ начинается со времен становления уже не торговой, а именно промышленной деятельности.

В Обывательской книге города Ярославля за 1829 год к Сретенской сотне относится два семейства Вахрамеевых, живущих в каменном родовом доме обще.
Андрей Фёдорович Вахрамеев 45 лет с женой Прасковьей Григорьевной Тяжелухиной и детьми: Евграфом (25 лет), Николаем (24 лет), Фёдором (14 лет), Александром (8 лет) и дочерьми. Занимается табачным промыслом и содержит важню (см. примечание 1). В 1805 году был сотским (выборный староста от 100 дворов). Его старший сын Евграф был бюргером в 1821 году, а в 1824 — мещанским старостою.
Иван Фёдорович Вахрамеев 44 лет, женат вторым браком на Наталье Алексеевой. У него сыновья: Александр (15 лет) и Михаил (12 лет) и три дочери. Занимается мучным промыслом. В городских службах не бывал.
Оба старожилы. (111, л. 339, 339об)

Андрей Фёдорович Вахрамеев
(08.08.1783 — 15.05.1854)

Первый завод Андрея Федоровича Вахрамеева по производству табачных изделий был устроен в доме на Большой Московской (в настоящее время Московский пр., 1). Из записок Андрея Федоровича, дом достался от сестры деда (Андрея Яковлевича) Матрены Яковлевны, выданной замуж за Егора Ивановича Мелентьева на Шиловку (219).

Это имение куплено на имя сыновей Андрея Федоровича, купчая от Санкт-петербургского мещанина Александра Осиповича Мелентьева (9).


План имения на ул. Б. Московской. ГАЯО. Ф-76/1−495, л.2.


На имя братьев Евграфа, Николая и Александра Вахрамеевых у петербургского мещанина Александра Осиповича Мелентьева было куплено еще одно большое имение на Воскресенской улице. Купчая от 4 октября 1835 года. По этой дате можно предположить и приблизительное время покупки имения на Шиловке (94, л. 18об).

В губернском календаре за 1898 год числится (с 1838) табачная фабрика ТД «Н. А. Вахрамеева наследники». По многим статистическим отчетам, 1838 год — это время создания заведения по производству свинцовых белил. Это легко объяснимо: часто производство табачных изделий и свинцовых белил находилось при одном жилом доме. Поэтому названия производства в разных документах разнятся. Например, в «Ведомости о фабриках и заводах Ярославской губернии за 1840−1841 годы» у Андрея Федоровича белильный завод и табачная фабрика (28).

Существует еще и такой документ по поводу возникновения белильного завода: записи в журнале Ярославского Губернского Правления от 27 июля 1850 года. В журнале два рапорта Ярославской градской полиции, «при которых представлены описи с оценками белильным заводам города Ярославля: купца Андрея Вахрамеева и купчихи Угрюмовой с показаниями купцов Никонора Уряднова и Алексея Петрова». «Завод купца Вахрамеева, находящийся города Ярославля в 3 части, с принадлежащими к нему жилыми и нежилыми службами оценен в 20 тыс. руб. серебром. Этот белильный завод, как видно из приложенного при описи показания купца Вахрамеева, первоначально устроен в 1839 году, по случаю разлития реки Которости, препятствующей на производство работ часть этого белильного завода перенесена на ту же реку Которость в другой каменный свой дом, состоящий 3-й части 2-го квартала в приходе Св. Иоанна Предтечи в старое каменное строение, в котором помещался прежде кожевенный завод, существовавший 50 лет, и исправил это старое здание с дозволения Ярославской Губернской Строительной комиссии в 1847 году» (29).

Как не удивительно, но интерес ярославцев к производству свинцовых белил связан с активным занятием их животноводством и кожевенным производством. Для изготовления белил в Ярославле использовали голландский способ (см. примечание 2). У ярославцев было неограниченное количество теплоносителя, требуемого для этого способа изготовления белил.

Заводы, хотя в настоящее время такое название для них не подходит, в Шиловской слободе приносит Андрею Федоровичу значительные доходы, свидетельство — переход Андрея Федоровича с семейством в 1843 году в купцы 2-й гильдии (114, 117), по его запискам это произошло в 1842 году. В Обывательской книге города Ярославля за 1844 год за Андреем Федоровичем числятся: дом каменный двухэтажный и при нем имеется табачное, белильное и помадное заведение в 3-й части, три лавки в старом мучном ряду в приходе Михаила Архангела каменные (на Воскресенской улице) (112).

О доходах свидетельствует и покупка значительных земельных участков: 1846 — в Сретенском приходе у Голиковых (60, 61), 1847 — участок в Толчковой слободе у Ивана Ивановича Борноволокова с существующим белильным заводом (17).

Андрей Федорович, купив имение у Борноволоковых (копия купчей от 7 мая 1847 года в деле есть) обращается в Строительную комиссию. «Имею я собственный свой каменный дом, состоящий города Ярославль 3 части во 2-м квартале в Толчковой слободе под N53, доставшийся мне по купчей от мещанского сына Ильи Борноволокова, при котором я имею намерение внизу оного старый кирпич заменить новым. Равно и у прочего находящегося надворного строения каменного, исправить как лицевые так и надворные заборы, на всех находящихся надворных строениях исправить в числе их и над существующем белильном заводом крыши и выстроить внутри же двора новые погреба». План землевладения в деле есть — 147 земельный квартал. В этом же деле прежде разрешения на ремонтные работы проходит долгая переписка об освидетельствовании заводов, «производящих смрад, нечистоту, порчу воздуха», с 1850 по 1852 годы (17).

О причинах переноса большей части производства на новое место можно судить из сохранившегося эмоционального описания бед в Шиловской слободе. Эти беды описаны в обращении в Строительную комиссию в 1857 году купеческого племянника Николая Евграфовича о разрешении на постройку съезда. «Имею я в 3-й части на углу Большой Московской и Которостной улиц в Ярославле при шоссе каменный с надворною постройкою дом, который со всеми постройками при разливе в весеннее время реки Которости до половины наполняется водой и потому нет никакой возможности иметь сообщение с шоссе, кроме как только на лодке, через что я по промышленности моей терплю убытки, и сверх всего при пожарном бедствии во время разлива воды не только какое-нибудь имение можно схоронить, но и самое семейство с прислугою лишится возможности куда укрыться от пожара, только неминуемо потонуть» (19).


Дом Вахрамеевых на Большой Московской улице
(ныне — Московский проспект, дом 1)

После переноса части производства в Толчковую слободу жизнь в Шиловской слободе не замирает. Например, в 1848 купеческие дети Евграф и Николай Андреевичи Вахрамеевы обращаются в Строительную комиссию: «Имеем мы каменный двухэтажный дом, состоящий города Ярославля 3-ей части 3-го квартала в слободе Шиловке, при котором внутри двора желаем построить новое жилое деревянное строение, при сем прилагаем план местности двора, документы на право владения в Строительный комитет прилагаем». В этом обращении есть план усадьбы (18).

В 1851 году Губернский Механик Мейшен занимается освидетельствованием свинцово-белильных заводов, размещенных в городе, для определения их вредности. Благодаря его работе установлено наличие у Андрея Федоровича двух белильных заводов, Мейшен же выполнил их описание.

Завод в Толчковой слободе:

«К заводу сему принадлежат следующие строения: а) каменный двухэтажный корпус, крытый железом, с двумя в нем печами по две в каждой топки для разложения свинца посредством хлебной закваски, б) каменный одноэтажный корпус, крытый тесом, в двух отделениях, из коих первое с одною русскою печью и очагом с тремя в нем котлами для растопки и разлития свинца в листы, а второе с одною голландскою изразцовою печью для разливки и просушки белил, в) каменная палатка, крытая тесом, для хранения материала, г) колодец, обнесенный тесом и крытый срубом, д) деревянный флигель, крытый тесом, для толчения свинцовой муки и промывки оной, ж) деревянный флигель с мезонином на две стороны, крытый тесом, для помещения рабочих.
Завод этот существует с 1848 года и находится в прочном положении, рабочих в нем из вольнонаемных 16 человек. Белил выделывается ежегодно до 3 тыс. пудов.
Кроме обыкновенного запаха закваски, другого дурного запаха от сего завода нет».

По отзыву Вахрамеева заведение это со всеми принадлежностями к нему стоит ему до 20 тыс. руб. Механик Мейшен по количеству строевых материалов и работ оценивает, за исключением жилого дома Вахрамеева и других принадлежностей к нему, в 7 тыс. руб.

Завод в Шиловской слободе:

«К сему заводу принадлежат следующие строения: а) каменный двухэтажный корпус в конце двора, крытый тесом, с двумя в нем печами и топкою и 160 дощатыми ящиками для разложения в них посредством хлебной закваски свинца, б) деревянный сарайчик, крытый тесом, с одним в нем очагом и тремя чугунными котлами для растопки свинца и разлития оного в листы, в) деревянный одноэтажный флигель на каменных стульях с большими изразцовыми печами для разливки и просушки белил и при нем особою избою для рабочих людей, г) деревянный одноэтажный флигель, крытый тесом, с конною в нем машиною для толчения свинца и особым отделением для промывки свинцовой муки.
Завод существует с 1840 года и находится в прочном положении. Рабочих при нем из вольных 16 человек. Белил выделывается до 3 тыс. пудов.
От реки Которосли находится завод не ближе 200 саженей, но во время разлива оной потопляется весь водою».

По показаниям Вахрамеева завод с принадлежностями к нему стоит 5 тыс. руб., Мейшен оценивает его в 3 тыс. руб. (30).

Описания, выполненные Мейшеном, были использованы для статистики. В 1857 году в Санкт-Петербурге вышел сборник «Подробное статистическое обозрение фабрик и заводов Ярославской губернии. Сведения, собранные в 1853 году губернским механиком Мейшеном».

Описание предприятий, которые после смерти Андрея Федоровича перешли к наследникам и составили основу ТД «Наследники Н. А. и Н. Вахрамеевы», сохранилось в статистических документах за 1855 год. В Шиловской слободе три производства: табачная фабрика, ватное заведение и белильный завод.

Хочется сохранить это описание, чтобы позднее сравнить с производственными мощностями, представление о которых можно получить из оценочного акта за 1915 год.

Табачная фабрика помещается в одном каменном и двух деревянных зданиях. На фабрике имеется пять машин, из коих одна действует лошадьми, а четыре — людьми. Чернорабочих 25 человек. Выпускается табак нюхательный, табак курительный, сигары.
На ватном заводе два станка, действующих людьми. Чернорабочих 5 человек. Завод помещается в одном деревянном здании.
На белильном заводе две машины, действующие лошадьми. Вырабатывается белил по 4 руб. за пуд на сумму 20 440 руб. Завод помещается в двух каменных и трех деревянных зданиях.
Мастером на всех заводах является сам содержатель. (20)

Коммерческие связи Андрея Федоровича внушительны. Русский листовой табак закупается в Черниговской, Полтавской, Саратовской губерниях, американский листовой табак, свинец и вата неделанная закупается в Санкт-Петербурге. Сбыт товара производится в Ярославской и других губерниях, преимущественно на Нижегородской, Ростовской, Ирбитской и других ярмарках. Кроме своей продукции, он торгует чаем, сахаром, деревянным (оливковым) маслом.

Для обеспечения развития производства и получения дополнительных доходов Андрей Федорович продолжает активно приобретать земельные участки. В1853 году он покупает имение в Коровниках у мещанки Егоровой (62) и пустопорожние земли в Толчковой слободе (62, 10).

В мае 1854 года Андрей Федорович Вахрамеев пишет домашнее духовное завещание (228, л. 120об-124).

По этому завещанию два каменных дома в одной связи и белильный каменный завод на Предтеченской улице достаются сыновьям Николаю и Александру.
Пустопорожнюю землю в приходе Иоанна Предтечи завещает внукам — сыновьям умершего сына Евграфа Андреевича.
Каменный дом с лавками в приходе Сретенья Господня и деревянный дом с пустопорожнюю землею в Коровниках в приходе Иоанна Златоуста, все движимое имущество распределяются на три равные части: сыновьям Николаю и Александру Андреевичам и внукам Николаю, Василию, Ермогену и Михаилу Евграфовичам.
Жене Прасковье Георгиевне определяет содержание из общего капитала по 50 руб. серебром каждый месяц, жене умершего сына Евграфа Александре Михайловне по 30 руб. серебром.
Приказывает выдать из общего капитала внучкам Екатерине и Надежде Евграфовнам каждой по 3500 руб. серебром и племяннице Евпраксии Ивановне Кулентьевой на приданое и на свадьбу 600 руб. серебром.
Внуку малолетнему Федору Евграфовичу остальные внуки должны выдать из общей своей части единовременно 3000 руб. серебром с тем, чтобы он после смерти деда ни во что не мог входить.
Дочерей считает «вполне награжденными при выдачи в замужество».

Что касается имения в Шиловской слободе, то за день до смерт Андрея Федоровича 14 мая 1854 года в Ярославской палате Окружного суда его сыновья Александр и Николай Андреевичи Вахрамеевы оформляют дарственную запись, по которой имение в Шиловке переходит купеческим племянникам Николаю, Василию, Гермогену и Михаилу Евграфовичам. В дарственной оговаривается право их матери, а племянникам бабки «проживать в тех самых комнатах» (9).

Николай Андреевич Вахрамеев
(16.07.1803 — 14.05.1884)

По домашнему духовному завещанию производство в Толчковой слободе наследуют сыновья Николай и Александр Андреевичи. Вместе с детьми умершего старшего брата Евграфа Андреевича они открывают первый в Ярославле «Торговый Дом в образе полного товарищества под фирмою «Н. А. Н. Вахрамеевы», с объявлением наследственного капитала по 2-й гильдии 6000 руб. серебром. Оба брата при этом живут в доме в Толчковой слободе, племянники живут в доме в Шиловской слободе (113).

Но далее в семье происходит разлад, причина которого в записках для долговременной памяти означена так: «сын Александр Андреевич женат у вдовы Прасковьи Ивановны Иконниковой (муж ея был Яков Федорович Иконников) на дочери Марии Яковлевне. И была жена его строптивая и здорная и через нее все разделилось и померла она 1873 года 8-го мая. Детей у них двое. Ее сын Иван Александрович женился, ушел к тестю в Москву с женой, а после опять пришел к отцу своему и моему брату родному».

В октябре 1856 года оформляется два разделительных акта на имение купца Вахрамеева.

Первый раздел касается производства в Толчковой слободе, то есть братья делят «два каменных дома в одной связи находящиеся, белильный каменный завод с конною машиною, ватное заведение с чесальными машинами, надворными строениями и землею» на Предтеченской улице. «Это владение есть нераздельное, посему Александр Вахрамеев предоставляет все означенное имение и все обзаведение, принадлежащее заводу и ватному заведению, в вечное и потомственное владение и распоряжение брату ярославскому купцу Николаю Андреевичу Вахрамееву с тем, чтобы он выдал за уступленную половину 20 тысяч рублей серебром. Цена объявлена дому и строению с землею 20 000 рублей, белильному заводу и ватному заведению по десятилетней сложности приносимого дохода первому 16 000, а последнему 4 000 рублей» (63).

В этом же месяце делят на три части доставшийся от отца «наличный и в долгах состоящий капитал равно разного наименования товар, как то: чай, сахар, деревянное масло, свинец, белила, сурик, сандал, серую вату и табак разных сортов». Вахрамеев уступает причитавшийся на его третью часть в долгах состоящий капитал и товар брату Николаю Вахрамееву и племяннику Николаю Вахрамееву при условии, чтобы они при совершении раздела выдали ему21тыс. руб. серебром и заплатили все долги, какие есть на настоящее время (113).

В «Ярославских Губернских Ведомостях» за 1857 год в неофициальной части N 1 есть частное объявление: «Производили мы торговлю под фирмою Н. А. и Н. Вахрамеевы; ныне, по учиненному между нами разделу, брат мой Александр Андреев Вахрамеев открыл особую свою торговлю, я же Николай Андреев Вахрамеев буду производить торговлю вместе с племянниками своими Николаем, Ермогеном и Михаилом Евграфовыми Вахрамеевыми, продолжаю торговлю с 1 сего января 1857 года под фирмою Н.и Н. Вахрамеевы“; наша фирма принимает на себя текущие дела, как и прежде. Ярославский купец Н. Вахрамеев».

А вот каменный дом с лавкою и землею в Сретенском приходе делят долго и упорно, мешая там друг другу торговать.

Прошение в Магистрат от 7 ноября 1857 года Николая Андреевича: «Из оставшегося после отца нашего ярославского 2-й гильдии купца Андрея Федоровича Вахрамеева недвижимого имения, завещанного им мне, вместе с родным братом Александром Андреевичем и детьми другого брата нашего Евграфа Андреевича остаются поныне неразделенными между нами каменный дом, состоящий в городе Ярославле, в приходе церкви Сретенья Господня. Прочее имение разделено и по раздельному акту, явленному в Ярославском городском Магистрате в апреле 1857 года для ввода, брат мой Александр Андреевич, получив следующую часть из капитала, товара и просто имения, ведет отдельную торговлю и на миролюбивый раздел оставшегося неразделенным каменного дома с лавками не соглашается и не делает со мной и племянниками нашими соглашения об отдаче нам в арендное содержание. Между тем дом сей требует значительного исправления и от несвоевременного ремонтирования его от времени придет в разрушение, просим о разделе».

Объяснение Александра Андреевича от 22 марта 1858 года "…остался не дом с лавками, а просто лавки о четырех растворах с нежилыми верхами". Предлагает разделить по жребию и отделить, «что сделать очень легко, потому что с лавками нет капитальных стен, и одни только деревянные переборки». «Брат мой и племянники на предлагаемый мною миролюбивый раздел не соглашаются, пользуются лавками без моего участия, а я во всяком случае ни на какую денежную сделку не согласен».

Позиция Николая Андреевича, изложенная в заявление в полицейскую часть от 28 ноября 1858 года: «…возражение: имение то, не лавки, как называет брат, а дом с лавками, так назван из купчей крепости при покупке его в 1847 году. По малому количеству принадлежащей к оному земли разделено быть не может. Просим произвести не полюбовный, а иной раздел согласно закону».

Объяснение в Городовой Магистрат Александра Андреевича от 10 января 1859 года: «Согласен на раздел и просит, чтобы это было произведено в незамедлительном времени, ибо брат его с племянниками занимают ныне самовольно часть лавки, принадлежащей Александру Андреевичу, через что он несет убытки. Он предлагает неполюбовный раздел без судебного вмешательства, так как прошло два года напрасной тяжбы. Но они на предложение только ссылаются одни на других» .
2 сентября 1859 года Николай Андреевич прекращает дело впредь до возобновления в случае надобности (9).

В мае 1862 года Александр Андреевич выкупает «третью часть каменного дома, строения, земли и лавок со всею принадлежностью» в Сретенском приходе у племянников за 1500 рублей серебром (70). В июле 1862 года Александр Андреевич продает брату Николаю Андреевичу уже 2/3 имения за 3500 руб. (68). Купчая оформляется 23 июля 1862 года (15). Можно обратить внимание на то, что, вступая в наследства по завещанию Андрея Федоровича, Николай Андреевич Вахрамеев оценил имение это по ветхости каменного дома как земли, занимаемые погребами по яблочному ряду, в 408 руб. 16 коп. (228, л. 120об-124).

Племянники взрослеют и выходят на самостоятельный путь. В июне 1860 года оформляется раздельный акт в имении купцов Вахрамеевых между Николаем Андреевичем Вахрамеевым и его племянниками. Разделу подлежит, не касаясь недвижимого имения, только движимое имение: «наличный капитал и в долгах состоящий, разного рода товары». Платежи принимает на себя Николай Андреевич. Товары в лавке в городе Костроме переходят к нему же, товары в лавке в городе Ирбите (ныне город в Свердловской области) достаются племянникам. На две части разделены права временного пользования лавками и балаганами в Нижегородской и Ирбитской ярмарках. «Торговый Дом Н. и Н. Вахрамеевы“ прекращается», племянники должны объявить свой капитал и взять особое свидетельство на табачную фабрику в случае открытия ее. Цена делимого имения назначена в 60 000 тысяч рублей серебром. Николай Евграфович Вахрамеев самостоятельно объявляет капитал по второй гильдии (65).

Николай Андреевич Вахрамеев становится единственным хозяином производства в Толчковой слободе.

Последний раздел между родственниками относится к имению на Воскресенской улице, купленному в 1835 году на имя сыновей Андрея Федоровича. В 1868 году это имение делится на три части: 1) Александре Михайловне (вдове Евграфа Андреевича) и ее сыновьям, 2) Николаю Андреевичу и 3) Александру Андреевичу.

Местоположения имения настолько хорошо для торговли, что каждый из хозяев будет содержать там торговые лавки. К сожалению, сейчас там одни руины.
В 1864 году Николай Андреевич обращается за предоставлением звания «Почетного Гражданина». Для подтверждения права на это звание в деле справка Ярославской духовной Консистории, где расписаны члены его семьи.

Присутствует следующая справка:
«Ярославский 1-й гильдии купец Николай Андреевич Вахрамеев первоначально значился в семействе отца своего Андрея Федоровича, состоящего сряду и непрерывно 12 лет во 2-й гильдии с 1843 по 1855 год, а потом со смертью его объявлял с 1855 г. наследственный капитал вместе с братом своим Александром Вахрамеевым также по 2-й гильдии безпрерывно два года — с 1855 по 1857, а сегодня, когда брат его Александр отделился, он Николай Вахрамеев объявил наследственный капитал по 2-й гильдии по вторую половину 1863 года, а со второй половины 1863 года и по настоящий 1864 объявил капитал по 1-й гильдии, в котором он ныне и состоит… Торговой несостоятельности не попадали и судебными приговорами опорочены не были» (117).

Не позднее 1863 года вместо производства ваты новый хозяин наладит выпуск дроби и краски-медянки3. В «Ведомости фабрик и заводов по Ярославской губернии» за 1867 год у Николая Андреевича четыре производства. На белильном заводе работает 25 человек, изготовлено белил 3-х сортов 14.255 пудов на 50.442 руб. На табачной фабрике работает 6 человек, изготовлено табаку нюхательного двух сортов и табаку курительного 4-го сорта 6.608 пудов на сумму 40.311 руб. На том и другом предприятии мастером является сам содержатель. Появляется дробный завод, на котором выпущено дроби 3.600 пудов на 11.500 руб. На заводе одна ручная машина, работает 5 человек. Завод помещается в одном каменном здании. А вот мастером служит отдельный специалист — ярославский мещанин Андрей Алексеевич Осколков. На медяночном заводе работает 10 человек, изготовлено 560 пудов медянки на сумму 8.400 руб. (21).

И если производство свинцовых белил и дроби развивалось волнообразно, то производство табачных изделий спада не знало. В 1883 году на табачной фабрике трудилось уже 109 рабочих, было выпущено табаку на сумму 546.963 руб. (165).

По поводу новых построек: из найденных в архиве материалов есть обращение в строительное отделение в 1878 году за разрешением сделать пристройку для паровой машины к существующему табачному заводу (34).

Первым браком Николай Андреевич был женат на Фесиной Мавре Петровне, от которой рожден сын Павел Николаевич и дочери Анна и Екатерина. Мавра Петровна преставилась в июле 1849 года. Николай Андреевич женится вторым браком в феврале1850 года на немке Марии Михайловне Шведерской. Жена оказалась с деловой хваткой и активно помогала мужу в делах. Можно для ее характеристики привести выписку из документа «Проверка торговли и промышленности за 1863 год»: «В лавке торгует жена купца Вахрамеева Мария Михайловна белилами, суриком, табаком своей фабрики, дробью, табаком посторонних фабрик, духами, помадой, щетками и другими москательными товарами. На табачной фабрике при доме под наблюдением жены его Марии Михайловны одного капитала приготовляется рабочими в числе 4-х человек табак нюхательный и курильный» (116).

После смерти Николая Андреевича сложные отношения между вдовой и детьми от первого брака окажутся на поверхности.

В 1884 году Николай Андреевич пишет завещание.
Впервые в семье Вахрамеевых вдова получает не только средства на жизнь, но и право участвовать в предпринимательской деятельности.
Благоприобретенное недвижимое имение заключается в следующем: а) каменный дом с надворными строениями и землею по Малой Предтеченской улице, б) пустопорожняя земля в Толчковой слободе, в) в каменной двухэтажной с принадлежащей к ней землею лавке по Воскресенской улице и две лавки в Нижнем Новгороде в Нижегородской ярмарке. Хочется обратить внимание, что каменную лавку о четырех растворах в Сретенском переулке, по поводу которой были такие изнурительные споры, вероятно, Николай Андреевич подарил жене. После смерти Марии Михайловны лавка перейдет к единственному наследнику Николаю Николаевичу. Все недвижимое имущество и все движимое имущество Николай Андреевич заключает получить жене и двум сыновьям — Александру и Николаю Николаевичам Вахрамеевым в следующих частях каждому из них: жене из недвижимого имения достается 1/7 часть, а из движимого имения и капитала ¼ часть, после этого выдела все остальное движимое и недвижимое имение получают поровну два сына Александр и Николай Вахрамеевы.

Далее в завещании очень уж интересная запись, которую просто нельзя сократить.
«Что же касается сына моего от первого брака Павла Николаевича Вахрамеева, как мною уже совершенно отделенного в 1865 году и исключенного из моего семейства за непослушание его и оскорбления меня, лишаю его права наследства после меня как из недвижимого, так и движимого моего имущества. Но как любящий отец, следуя словам Евангелия и не помня зла и оскорбления, нанесенных им мне, я прощаю его и не желаю оставить его без вознаграждения, завещаю и прошу наследников моих, назначенных в сем духовном завещании, выдать сыну моему Павлу Николаевичу Вахрамееву деньгами 30 тыс. руб. серебром в течение 5 лет без процентов, а именно в первый год после смерти моей десять тысяч, а в последующие четыре года по пяти тысяч. Причем деньги эти он, Павел Вахрамеев, получить может от наследников моих не иначе и не прежде, как давши им предварительно узаконенную расписку, что назначенным мною вознаграждением он совершенно доволен и больше из какого бы то ни было имущества, оставшегося после меня, он ничего получить не желает. Если же, сверх моего ожидания, он, сын мой Павел Николаевич Вахрамеев, будет этим моим награждением недоволен и заявит свои большие права и требования на оставшееся после меня имущество и предъявит какой либо иск или процесс судебный к наследникам моим, то лишается безвозвратно вышеназначенной денежной награды».

Наследников обязывает в течение десяти лет производить торговлю сообща и находиться в общем нераздельном владении недвижимым, движимым имуществом и капиталом.

Дочь Екатерину Николаевну Дружинину и наследников умершей дочери Анны Николаевны Столбовой обязывает в оставшееся имущество не вступать, споров и исков не возбуждать…

В конце завещания даются наставления детям и выражается благодарность жене: «Я остаюсь вполне уверен, что дети мои, помня родительские наставления отца своего, всемерно старавшегося и заботившегося об их благосостоянии, вполне оправдают мое доверие и попечение и, принадлежав к купеческому сословию, продолжат честно торговое дело, еще более упрочат свое материальное состояние и будут достойными моими преемниками по торговому моему делу».
«Душевно благодаря любезную супругу мою Марью Михайловну за ее всегдашнюю ко мне любовь и преданность, я вполне остаюсь уверенным, что она не оставит детей в их будущей самостоятельной жизни нравственным влиянием и добрым советом, а они, дети мои, будут к матери своей внимательны и почтительны и примут все меры, чтобы покоится на старости ее лет» (100).


Николай Николаевич Вахрамеев
(01.05.1856 — 24.02.1917)

В 1885 открывается ТД «Наследники Н. А. Вахрамеева». В договоре на открытие ТД это звучит так: «Исполняя волю покойного, я, Мария Вахрамеева, мужа моего, а мы, дети Александр, Николай и Павел Вахрамеевы, отца нашего ППГ, ярославского первой гильдии купца Николая Андреевича Вахрамеева, выраженную в его духовном завещании, открываем в городе Ярославле Т ДНаследники Н. А. Вахрамеева“, причем общее дело нашего ТД должно заключаться в выработке табачных изделий и химических продуктов, а также торговле. Срок действия ТД мы не определяем, но общее искреннее желание наше заключается в том, чтобы действие его продолжалось как можно дольшее время».

Создатели ТД обязуются не допускать посторонних в члены ТД. Хозяином-распорядителем избирается Николай Николаевич: «Так как мы, все члены ТД нашего, по закону имеем право состоять в одном купеческом свидетельстве, то объявлять капитал по первой гильдии предоставляем право распорядителю ТД Николаю Николаевичу Вахрамееву, который должен именоваться купцом, а мы, Александр и Павел Николаевичи Вахрамеевы, купеческими братьями, я же, Мария Михайловна, купеческой вдовой».


Николай Николаевич Вахрамеев

«Для предохранения ТД от расстройства, мы, члены его Вахрамеевы, обязуемся каждый на случай смерти своей особым распоряжением или духовным завещанием назначить по себе приемника из своих законных наследников, который заступит вместо умершего товарища, должен действовать во всем на точном основании настоящего договора, в случае же смерти кого-либо из членов, не назначивших по себе приемника, то прямые законные наследники его не имеют права нарушать настоящего договора и обязаны подчиняться всем условиям его» (101).

Павел Николаевич умирает в 1885 году. По завещанию опекуном своего имущества он назначил брата Николая Николаевича с выдачей ежемесячно денег жене на содержание ее и их малолетнего сына Александра Павловича.

Александр Николаевич умирает в 1886 году и оставляет завещание, полностью совпадающее с требованиями договора об открытии ТД. Выписка из завещания:
«Состоя членом ТД под фирмою Наследники Н. А. Вахрамеева“ в Ярославле на правах полного товарища, после смерти моей назначаю и прошу заступить мое место со всеми правами и обязанностями, возложенными на меня и мне предоставленными вышеозначенным фирменным договором, брата моего ярославского 1-й гильдии купца, члена того же ТД Николая Николаевича Вахрамеева, которого и прошу обычным заведенным порядком продолжить общее торговое дело наше».

Александр Николаевич обязывает брата Николая Николаевича Вахрамеева выдать жене Варваре Алексеевне Вахрамеевой 50 000 руб. серебром и завещает ей квартиру, состоящую из трех комнат, и все находящееся в ней движимое имущество с тем однако условием, чтобы она, Варвара Алексеевна, формально отказалась от следующей ей по закону вдовьей части в родовом недвижимом имении мужа. 4% дивиденда, приходящегося на его долю оборотного капитала, обязывает тратить на благотворительные цели (101).

По переписи населения 1897 года, вдова Александра Николаевича — Варвара Алексеевна Вахрамеева владеет каменным домом на Рождественской улице. Квартиры в этом доме сдаются, в одной из квартир живет сама хозяйка, ППГ, вдова 42 лет, образование домашнее, доход — % с капитала. При ней живут дворник, горничная и кухарка (192, л. 145). Варвара Алексеевна активно участвует в делах семьи, является кредитором, присутствует на венчаниях и крестинах. Кроме того, во время войны она участвует в благотворительной деятельности.

После смерти Павла и Александра Николаевичей Мария Михайловна и Николай Николаевич становятся хозяевами предприятия. Но тут их ждет долгий судебный процесс с Екатериной Николаевной Дружининой и Иваном Столбовым (сыном Анны Николаевны), чего так не хотел Николай Андреевич, составляя завещание. После смерти Николая Андреевича решением Окружного суда от 8 января 1885 года Екатерина Николаевна Дружинина и Иван Столбов получили право каждый на 1/14 родовых недвижимых имений. В 1886 году они начинают требовать отчета о доходах, причитающихся на их часть наследства. Дел, связанных с этой тяжбой, много (ф. 346/5, дд. 2694, 2727, 2740). Тяжба заканчивается только в 1890 году. 30 мая оформляется мировой акт с Иваном Столбовым, по которому «он передает свое право на владение Марие Михайловне и Николаю Николаевичу, получив от них 7 тыс. руб.: 6 тыс. руб. за 1/14 часть его родовых наследственных имений и 1 тыс. руб. в возмещение доходов за истекшее время». 9 декабря 1890 года такой же мировой акт оформляется с Екатериной Николаевной Дружининой, но она получает 9 тыс. руб., из которых 3 тыс. руб. в возмещение доходов за истекшее время.

В делах много споров по поводу выбора оценщиков имения, переписки при назначении места и времени встреч и т. д. Самую большую выгоду в этой ситуации нашли чиновники. Вот пример. Обращение судебного пристава Вознесенского к своему начальству: «Так как дело по составлению описи и приведение наследственного имения Вахрамеева в известность и составление проекта раздела с моей стороны требовало усиленной переписки и занятий вне служебных часов и наконец 4-х выходов из конторы за реку Которосль, почему прошу Окружной суд принять все во внимание и назначить мне вознаграждение в высшем против таксы размером по усмотрению суда» (102).

В 1892 году умирает без завещательных распоряжений Мария Михайловна, оставив после себя разного рода недвижимое имущество, заключающееся в домах, лавках и пустопорожней земле, и движимое имущество, находящееся в оборотах ТД под фирмою «Наследники Н. А. Вахрамеева». Все наследственное имущество оценивается в 372.498 руб. 47 коп. Единственным наследником является сын Николай Николаевич. Он и просит Окружной суд утвердить его в правах наследства, исключив из оценочной суммы 400 руб., потраченных на погребение (104).

При Николае Николаевиче быстрыми темпами идет расширение предприятия. Была реорганизована структура производства и управления им. В 1885 году свинцово-белильный, медяночный и дробный заводы Николай Николаевич объединил в единый химический завод (166).

Дополнительно руководить производством на завод был принят «русский подданный университетского образования — доктор химии, член двух научных обществ», коллежский советник Вадим Васильевич Гофман (167). Именно с его приходом на предприятие в качестве управляющего в 1886 году прежняя технология изготовления белил меняется на более совершенную. Для изготовления белил стали использовать камерный метод (см. примечание 4) — его использовали на заводе до 1926 года (7). В результате к 1888 году производство свинцовых белил увеличилось почти в три раза и достигло 40.000 пудов на сумму 120.000 руб. (168).

Мастером на заводе будет служить и брат Вадима Васильевича — Матвей Васильевич Гофман, его заработная плата в 900 руб. указана в реконстро служащих торгового Дома за 1897 год (218).

Стабильная работа предприятий, позволившая довести к 1906 году выпуск белил до суммы 150 тыс. руб. и выпуск табачных изделий до суммы 1,6 млн. руб. (170), даёт все основания для преобразования Торгового Дома «Наследники Н. А. Вахрамеева» в 1907 году в Акционерное Общество с тем же названием (222).

Учредительное собрание акционеров состоялось 26 апреля 1907 года. Основной капитал Акционерного Общества 1,4 млн. руб. разделен на 560 акций стоимостью по 250 руб. Членами, АО становятся 8 человек, 7 из них присутствуют на собрании. Ниже приводится их список с указанием стоимости приобретенных акций.
1. Николай Николаевич Вахрамеев — 1.350.00 руб.
2. Надежда Ивановна Вахрамеева — 20.000 руб.
3. Николай Николаевич Вахрамеев (младший) — 5.000 руб.
4. Надежда Степановна Вахрамеева — 5.000 руб.
5. Геннадий Флегонтович Меньшов — 5.000 руб.
6. Павел Михайлович Баушев — 5.000 руб.
7. Петр Ильич Микерин — 5.000 руб.
П. М. Баушев и П. И. Микерин к этому моменту продолжительное время служат в конторе ТД «Наследники Н. А. Вахрамеева», профессию Г. Ф. Меньшова прочитать в документе не удалось, при этом его заработная плата 1500 руб. в год — это очень значительная сумма (218).

Исходя из состава членов АО в 1917 году, 8-м акционером в 1907 году мог быть кто-то из Рубцовых. В 1907 году в конторе служил Николай Иванович Рубцов, в 1917 году членом АО с количеством акций на сумму 5000 руб. числится Рубцов Константин Михайлович.

Приведу основные пункты из протокола учредительного собрания. Правление состоит из трех директоров, избираемых общим собранием.

Директорами и кандидатами избираются лица, имеющие на свое имя не менее 20 акций. В конце протокола примечание: заведующими и управляющими недвижимым имуществом должны быть лица неиудейского вероисповедания (150, л. 25).

Количество акций у учредителя АО Николая Николаевича определяется из следующих обстоятельств. Николай Николаевич Вахрамеев продает Акционерному Обществу недвижимое имущество (300.000 руб.) и имущество по балансу на 1 июля 1907 года, заключающееся в товарах, материалах, долгах и прочее вообще в оборотных капиталах (1.050.000 руб.). Получает за проданное имущество 5.400 акций на сумму 1.350.000 руб. Кроме того, Акционерное Общество обязуется ежемесячно производить плату Н. Н. Вахрамееву за лесной склад, за склады табачные, за городскую палатку на Воскресенской улице, за лавки в Нижегородской ярмарке, за квартиры приказчиков и служащих в его домах. На первом собрании директорами АО выбраны Николай Николаевич Вахрамеев, Личный Почетный Гражданин Павел Михайлович Баушев и Потомственный Почетный Гражданин Николай Николаевич Вахрамеев-младший.

Вероятно, сыновья Андрей Николаевич и Александр Николаевич в эти годы получают образование за пределами Ярославля. По исповедным ведомостям Благовещенской церкви Андрей Николаевич и Александр Николаевич отсутствуют вместе с женами с 1905 по 1909 — 1910 годы. Из метрических книг Благовещенской церкви есть надежная информация о том, что Александр Николаевич в это время учится в Императорском Московском Техническом училище (у него за время учебы в Москве рождаются три дочери). Можно допустить, что Андрей Николаевич получает образование в Германии, эта версия присутствует в воспоминаниях его сына Всеволода: «Андрей Николаевич учился в Берлинском университете, изучал самое передовое на тот момент лакокрасочное производство, знал его организацию в Германии и США» (7).

На заседаниях Правления АО оформляются нотариальные доверенности на управление табачной фабрикой на имя ярославского мещанина Василия Федоровича Работнова, на управление свинцово-белильными и краскотерочными заводами — на имя ярославского мещанина Алексея Михайловича Баушева. В этом же году для расширения табачного производства Акционерным Обществом приобретается недвижимое имение в городе Прилуки Полтавской губернии с бывшей фабрикой «Султан». Доверенность на управление этим имением оформляют на ярославского мещанина Константина Федоровича Работнова.

В 1912 году для увеличения основного капитала выпускаются дополнительно 2.800 акций по 250 руб. на сумму 700.000 руб., которые решением общего собрания переуступаются учредителю Н. Н. Вахрамееву в погашение долга.

В декабре 1913 года на должность директора-распорядителя решением общего собрания акционеров приглашают Андрея Николаевича Вахрамеева. «Директор-распорядитель подчиняется правлению, от которого получает распоряжения и каковому обязан делать доклады о всех своих действиях. Он должен не менее 3-х раз в неделю осматривать все фабричные и заводские здания, в которых производится выработка. Директор-распорядитель обязан смотреть за положением рынков, производить все действия, чтобы таковые рынки обслуживались надлежащим образом, принимать все меры, чтобы конкуренция не могла вытеснить фабриканты АО. В вознаграждение за труды Андрей Николаевич Вахрамеев получает от АО по 1250 руб. в месяц. В обеспечение правильности своих действий по должности директора-распорядителя он вносит в качестве залога в кассу АО принадлежащие ему 60 акций по номинальной стоимости» (661/1−128, 220).

Даже учитывая все сложности военного времени, о которых будет рассказано в главе, посвященной Федору Евграфовичу Вахрамеву, развитие производства продолжается.

Военное время заставляет вносить новые вопросы для обсуждения на заседаниях Правления. Причем помимо производственных проблем на заседаниях Правления, А О в каждом протоколе присутствуют социальные вопросы. И с этими требованиями обращаются чаще не рабочие, а служащие. Может быть, требования рабочих решались на другом уровне. Требования же служащих многочисленны и разнообразны. Примеры:
1. О выдаче пособий семьям служащих, призванных на военную службу.
2. О вознаграждении местного фабричного комитета рабочих за каждое заседание.
3. О сокращении занятий в конторе на один час согласно постановлению собрания служащих (рабочий день служащих с 9 до 18 час. с перерывом на обед два часа)
4. Отпуск служащих в летнее время.
5. О выдаче жалованья служащим два раза в месяц.
6. О периодической через два года прибавке жалованья служащим (222).

По документам статистического отчета в 1916 году на табачном производстве работают 422 человека, на свинцово-белильном — 66 человек, на лаковом — 55 человек (173).

О том, как имение в Толчковской слободе превратилось в целую империю на территории нескольких земельных кварталов, получаем представление из «Описи и оценки имения наследников Н. А. Вахрамеева в 1915 году».

Производственные корпуса расположены на двух земельных кварталах: 146, 147. Сравниваем с 1855 годом.

Табачная фабрика:

1. Каменное трехэтажное здание с пристройкой для парового отделения.
2. Железная кладовая на столбах.
3. Каменный двухэтажный корпус с водопроводной башней и аббисинским колодцем.
4. Каменное двухэтажное здание — упаковочное отделение.
5. Каменное одноэтажное здание — сушильня для ящиков.
6. Деревянное одноэтажное здание — сушильня для ящиков.
7. Железная кладовая на столбах.
8. Деревянное двухэтажное здание — кладовая.
9. Два погреба деревянных.
10. Два навеса на деревянных столбах.
11. Деревянный одноэтажный флигель для ездаков.
12. Конюшня каменная.
13. Два сарая деревянных для ящиков.
14. Двухэтажный корпус. Нижний этаж с подвалом каменный, верхний деревянный — фабричная контора и квартиры приказчиков.

Свинцово-белильный-краскотерочный завод:

1. Семь корпусов каменных двухэтажных.
2. Каменное одноэтажное здание с пристройкою железной кладовой на каменных столбах.
3. Каменные одноэтажные кладовые — склад свинца.
4. Деревянные конюшня, каретник и погреба.
5. Деревянная одноэтажная кладовая на каменных столбах.
6. Больница деревянная одноэтажная.
7. Каменное двухэтажное здание с подвалом, занимаемое главной конторой и квартирой приказчиков.
Дополнительные кладовые каменные и железные на каменных столбах, деревянные сараи на территории 146 земельного квартала (140, л.147об).

В 1917 году Николай Николаевич Вахрамеев передает свои акции детям:
Андрею Николаевичу — 3200 акций на сумму 800.000 руб.
Александру Николаевичу — 2000 акций на сумму 500.000 руб.
Николаю Николаевичу — 1200 акций на сумму 300.000 руб.
Павлу Николаевичу — 1200 акций на сумму 300.000 руб.
Марии Николаевне Оловянишниковой — 800 акций на сумму 200.000 руб. (223).
Остается на данный момент загадкой: почему в этом списке отсутствует Сергей Николаевич Вахрамеев.

После передачи отцом акций и их перераспределения уже по желанию наследников появляются новые члены АО. Их имена присутствуют в протоколе общего собрания от 30 мая 1917 года. Имя Бабуриной Елены Ивановны не вызывает вопросов: она вот уже в течение 5-ти лет гражданская жена старшего сына Андрея Николаевича, у них сын Всеволод, родившийся в 1912 году. Поэтому логично, что в обеспечение своего сына Андрей Николаевич передает часть своих акций Е. И. Бабуриной. А вот новый акционер Салманова Надежда Константиновна на данный момент остается личностью загадочной. (Можно попробовать проверить по метричеким книгам: она может быть дочерью одного из служащих, не дочь ли она Константина Рубцова.)

После смерти Николая Николаевича вдова и сыновья Н. Н. Вахрамеева, несмотря на чрезвычайно сложную обстановку в стране, достойно приняли семейное дело на свои плечи, решив не только сохранить, но и по возможности продолжить развитие производства. На собрании акционеров от 30 мая 1917 года решаются текущие вопросы и дела перспективные. Среди вопросов текущих распределение прибыли за 1916 год, которая составила 1.073.206 руб. 61 коп. Постановили выдать в дивидендах акционерам 12% на основании капитала в 2.100.000 руб., то есть по 30 руб. на акцию, выдать как рабочим, так и служащим на заработанный рубль в 1916 году 12%. Такое вознаграждение должно быть выдано тем рабочим и служащим, которые числились к 1 января 1917 года, и тем рабочим и служащим, которые были призваны на военную службу в 1916 году.

Общее собрание постановило увеличить число директоров до 5-ти человек и число кандидатов до 2-х человек. В результате в состав Правления вошли Надежда Ивановна Вахрамеева, три старших сына и Павел Михайлович Баушев. Появятся два Кандидата Директоров — Константин Михайлович Рубцов и Пантелеймон Сергеевич Оловянишников (муж дочери — Марии Николаевны). Сергей Николаевич Вахрамеев станет секретарем Правления, Павел Николаевич Вахрамеев — членом Ревизионной Комиссии, двумя другими членами Ревизионной Комиссии избраны Мария Николаевна Оловянишникова и Надежда Степановна Вахрамеева.

Среди перспективных дел — распределение новых акций в связи с разрешением министерства увеличить основной капитал на 900.000 руб. Общее собрание предложило таковые акции приобрести владельцам акций прежних выпусков по цене 250 руб. с прибавлением премии в запасной капитал по 15 руб. с акции. В сентябре 1917 года в Правление АО поступит заявление от Надежды Ивановны Вахрамеевой о желании в полном объеме приобрести вновь выпускаемые акции.

Правлением обсуждается вопрос о крайней необходимости улучшения производства табачной фабрики, строительства для этих целей новых корпусов. В виду обязательного постановления о том, что фабрики и заводы, работающие на оборону, должны освещаться электричеством, а не керосином, Правление общества находит необходимым оборудовать центральную электрическую станцию. Правление предлагает пробурить новый артезианский колодец. Кроме производственных вопросов, Правление считает необходимым иметь при фабрике вполне оборудованную больницу с достаточным количеством коек и женским отделением, полагает необходимым для этой цели оборудовать дом, купленный АО в 1916 году у Ельсиных (223).

Есть еще один интересный сюжет, рассказывающий о расширении сфер деятельности АО в начале ХХ века. Так как в фондах ГАЯО документов по этому вопросу не нашла, цитирую книгу О. Н. Скибинской: «Устойчивое финансовое состояние ТД позволяло Н. Н. Вахрамееву не только укреплять и расширять семейное дело, но и кредитовать других производителей и торговцев. Одним из его активных клиентов была московская фирма „Торговым дом Киббель и К“. Это предприятие выпускало лучшие на тот момент отечественные эмали (фиксоли) для окраски изделий, подвергающихся атмосферным воздействиям, а также сухие цветные краски. Продукция пользовалась большим спросом, ее закупали крупнейшие машиностроительные заводы. Но по какой-то причине фирма Киббеля обанкротилась. Для ведения дел на ней было назначено конкурсное управление, в котором ведущее положение занял Н. Н. Вахрамеев как главный кредитор. В 1905 году он стал законным владельцем фирмы, а, следовательно, и ее „раскрученной“ торговой марки. Постепенно с 1906 по 1910 новый владелец перевез приобретенное производство на ярославскую площадку, на недавно купленную территорию. Приобретение предприятия на „вывоз“, то есть имеющегося оборудования, пусть и современного на тот момент, мало что давало владельцу без знания рецептур и всех нюансов технологических процессов. Носителями технической информации — подлинной коммерческой тайны — являлись конкретные специалисты, и потому был заключен, видимо, обоюдовыгодный договор о том, что вместе с предприятием в Ярославль переезжают и его бывшие работники, в частности, рабочий Е. С. Мартышкин, инженер Н. Ф. Зайцев и немецкий технолог И. И. Ноллен (встречается и написание Нолен).
Договор с Нолленом обошелся не дешево, зато в 1908 году завод стал выпускать новую продукцию — масляные лаки и фиксоли. Правда, современники вспоминают, что „немец до того секретничал в своем производстве, что никогда никого не пускал к себе в лабораторию и в договоре с хозяином обусловил, чтобы в его секреты никто не совался и ни о чем его не расспрашивал“. В 1916 году Ноллена как военного шпиона репатриировали. Взамен его на завод пригласили молодого инженера Николая Петровича Шокина. У него за плечами были Московская академия коммерческих наук и Московское высшее техническое училище» (7).

С 1916 годом какая-то неувязка. Николай Павлович Шохин числится в должности инженера-химика уже в 1914 году (221). Существует дополнение к договору с ним от 1 мая 1915 года. «Я, инженер-технолог Николай Павлович Шохин, обязуюсь изготовлять по выработанному мной способу лаки каретные, подготовительные, печные белые, половые, мебельные и другие копаловые, подмазочные из искусственного копала и краску фиксоль и эмаль без японского масла, за что и получаю от АО по 50 коп. за пуд выпущенного в продажу изготовленного этим способом товара. За изготовление же лаков русских масляных, асфальтовых черных, сиккативов (вещества, ускоряющие сушку лаков) и домаровых и лаков, приготовляемых способом, применяемым до сего времени, 50 коп. добавочных не получаю. За правлением АО остается право выбора метода варки лаков. Я, Шокин, обязуюсь варить лаки с японским маслом и без оного, согласно указаниям и требованиям Правления» (220, л. 15).

Бытовая сторона жизни любой семьи оставляет не слишком много следов в архивных документах. Поэтому будут использованы литературные статьи и личные воспоминания. Неплохой материал дает перепись 1897 года.

О начале семейной жизни Николая Николаевича Вахрамеева рассказывает в своей статье Н. А. Русинова: «Женился Николай Николаевич по большой любви, но против воли отца. Высокая статная красавица с длинной косой, владелица московской белошвейной мастерской, навеки покорила сердце богатого наследника. Адель Иоанновна Шварц была родом из-под Саратова, из небогатой семьи поволжских немцев. Перед свадьбой крестилась, в православии нарекли ее Надеждой Ивановной. Примирился отец лишь после рождения первого внука Андрея. По воспоминаниям современников Вахрамеева в общении была строга, вольностей не позволяла, но сострадательна к чужому горю. Содержала приюты для детей, богадельню, доставшиеся ей от свекрови Марии Михайловны. Занималась просвещением: открыла в 1901 году трехклассное начальное училище при табачной фабрике мужа, состояла попечительницей Иваньковского училища» (6).


Надежда Ивановна Вахрамеева.
Фото из семейного альбома Сурьяниновых

По переписи населения в 1897 году, семья Николая Николаевича живет в каменном доме на Большой Федоровской. Образование Николай Николаевич получил в частном пансионе, доход — фабрикант. Жена Надежда Ивановна (40 лет) получила образование в частном пансионе. Дети: Павел, Мария, Сергей.
Кроме детей в доме живет брат жены Шварц Леопольд Иванович, причем, живет при семье сестры и зятя, то есть не имеет своего дохода. Старшие сыновья по какой-то причине в переписи отсутствуют (202, л.25). Сведения о старших сыновьях есть в «Сведениях о наличном составе семейств мещан, купцов и ППГ города Ярославля за 1898 год» (149).

План имения на ул. Б. Федоровской из оценочного акта. Ф-509/1−2704, л.36.

К 1915 году у семьи три усадьбы с жилыми домами, надворными постройками и садами в земельных кварталах: 141, 143, 148. По переписи населения в 1917 году все жилые усадьбы присутствуют.

Надежда Ивановна Вахрамеева (вдова) живет на средства от капитала в доме на Б. Федоровской (земельный квартал 143). С нею живут семьи двух младших сыновей Сергея и Павла. У Сергея Николаевича жена Варвара Ивановна, дочь Варвара 6-ти лет и сын Сергей 2-х лет. У Павла Николаевича жена Вера Александровна и дочь Татьяна 3-х лет. Сергей Николаевич служит в АО «Н-ки Н. А. Вахрамеева», Павел Николаевич живет на собственные средства (189, л.16).


Проект дома Вахрамеевых на Большой Фёдоровской улице
(современный адрес: Большая Фёдоровская, 109)
ГАЯО. Ф-509/1−3385, л.4.

На территории земельного участка есть нежилое заведение — склад табачный в каменных двухэтажных кладовых. Описание дома: каменный в три этажа, из коих третий деревянный, крытый железом. Дом оштукатурен внутри и снаружи, имеет коренные своды в первом этаже и обыкновенные потолки во втором и третьем этажах. Жилые комнаты второго и третьего этажей оклеены, полы на втором этаже большей частью паркетные, а остальные и третьего этажа обыкновенные крашеные. Лестницы в доме деревянные, печи изразцовые (140, л.19).


Павел Николаевич Вахрамеев с дочерью Татьяной.
Фото из личного архива Д. И. Асеева.


Семья Александра Николаевича Вахрамеева живет в доме 1 по Подосеновской улице (земельный квартал 141). Александр Николаевич является директором табачного и белильного заводов. Его жена Надежда Степановна старше его на три года (ей 36 лет), у них четыре дочери: Мария 12-ти лет, Надежда 11-ти лет, Ольга 10-ти лет и Елизавета 7-ми лет. При венчании в 1901 году отчество записано: Стефановна (отец Стефан Иванович Филиппов).

В доме удивительно большое количество слуг: немка-гувернантка, портниха, две горничных, две кухарки, дворник, скотница (184, л.1).
Описание дома: каменный в два этажа (1-ый полуподвальный), крытый железом, с коренными сводами над полуподвалом. Потолок второго этажа деревянный, стены дома оштукатурены внутри и снаружи, равно переборки, потолки и своды. Комнаты оклеены обоями, полы полуподвала частью асфальтовые и частью обыкновенные крашеные, второго этажа — паркетные, в уборных плиточные метлахские5. Двери и окна столярной работы, печи изразцовые (140, л.11).


Александр Николаевич Вахрамеев.
Фото из семейного альбома Сурьяниновых



Надежда Степановна Вахрамеева.
Фото из альбома Г. И. Курочкина (семейный архив Г. П. Федотовой)



Дочери Александра Николаевича и Надежды Степановны Вахрамеевых.
Фото из семейного архива Петражицких


Николай Николаевич Вахрамеев младший живет в доме на Б. Федоровской (148 земельный квартал). По переписи населения в 1917 году в двух квартирах этого дома живут семьи заведующего свинцово-белильным заводом Ломтева Константина Петровича и помощника управляющего табачной фабрикой Подчищалова Петра Михайловича. В первой же квартире живет семья Н. Н. Вахрамеева. Переписной лист этой квартиры не сохранился. По описанию проживающих: мужчин 2 (взрослый и невзрослый), женщин 2 (взрослые) можно предположить, что это Николай Николаевич, его жена Анна Никоновна 35-ти лет и их сын Николай 12-ти лет. Второй женщиной может быть прислуга или родственница (188, л.63).


Николай Николаевич Вахрамеев младший

Описание дома: дом каменный в два этажа крыт железом, внутри и снаружи оштукатурен, комнаты оклеены обоями, полы в первом этаже обыкновенные крашеные, во втором паркетные, печи изразцовые (140, л.26).

В настоящее время это дом 109 по Б. Федоровской, и он единственный из сохранившихся жилых домов, принадлежавших семье Николая Николаевича Вахрамеева. В архиве сохранилось прошение на его постройку. В 1902 году Николай Николаевич обращается в Городскую управу за разрешением пристроить к двухэтажному жилому дому такое же жилое помещение (141).


Дом Вахрамеевых на ул. Б. Федоровская, 109

Личная жизнь старшего сына Андрея Николаевича, наследника, выглядит так. 23 августа 1900 года в Благовещенской церкви 20-летний прапорщик запаса Андрей Николаевич Вахрамеев венчался с 24-летней дочерью коллежского асессора Еленой Николаевной Мурановой (84).


Андрей Николаевич Вахрамеев с семьёй

«Но у Андрея Николаевича возникла не просто внебрачная многолетняя связь с армянкой, молодой вдовой крестьянина Тверской губернии Еленой Ивановной Бабуриной, но 25 января 1912 года у 20-летней женщины родился от него сын Всеволод. Андрей Николаевич почти не скрывал своих отношений с побочной семьей (даже выезжал в 1915 году со своей возлюбленной и трехлетним сыном на море)» (6). Его законная жена, по исповедным ведомостям, покинула семью.


Андрей Николаевич Вахрамеев с сыном Всеволодом

Наконец, с разрешения Синода Андрей Николаевич разводится и венчается с Еленой Ивановной Бабуриной в сентябре 1917 (85).
В ноябре 1917 года супруги Вахрамеевы узаконивают внебрачного сына Всеволода. «Крестьянская вдова Тверской губернии и уезда Щербининской волости деревни Прибытково Елена Ивановна Бабурина вступила 3 сентября 1917 года во второй законный брак». Сын Всеволод родился 25 января 1912 года (110).
В будущем их сына ждала достойная научная карьера. Он станет ученым-палеоботаником, членом-корреспондентом АН СССР.

Живет Андрей Николаевич со своей новой семьей, по переписи 1917 года, в стороне от семейных имений. Он снимает квартиру у Татьяны Рафаиловны Кокуевой на Дворянской улице (в настоящее время — дом 14 на проспекте Октября), свое занятие Андрей Николаевич определяет как фабрикант табачной фабрики. В квартире живут гражданская жена Елена Ивановна, сын Всеволод. Кроме них в квартире Елена Александровна Бабурина 11-ти лет (при матери), временно пребывает в квартире свояченица Яковлева Евгения Ивановна 30-ти лет с сыном Евгением Константиновичем 13-ти лет (177).

В 1930 году Андрей Николаевич Вахрамеев будет осужден по статье 58. Умрет в 1931 году в Пермском лагере около села Усолье. Его жена в библиографии Вахрамеева Всеволода Андреевича значится под фамилией Ерамишанцева (2).

По традициям купечества начала XX века семья Николая Николаевича Вахрамеева приобретает загородную усадьбу. И опять из статьи Н. А. Русиновой:
«Для болезненного, самого любимого сына — Павла, купили в 1892 году имение в Норской волости, в 8 верстах от посада, за 1200 рублей. Большие по тем временам деньги. Шутили, что и Павловское названо в честь Павла.

В XVIII веке Павловским и прилегающей территорией владела мать полководца А. П. Тормасова, одного из командующих русской армией в Отечественной войне 1812 года, Евдокия Пименовна Тормасова, родом из романовских дворян, затем действительный статский советник Николай Павлович Шишкин. 28 декабря 1881 года правительством был принят закон об обязательном выкупе крестьянами наделов. Многие дворянские земли были выкуплены крестьянами, а в дальнейшем у них перекуплены купцами. У Шишкина земля была куплена брагинским крестьянином Семеном Киселевым, а в 1892 году перешла в руки семьи Николая Николаевича Вахрамеева. Владелицей по документам была Надежда Ивановна" (6).


Вахрамеевы на даче в Павловском

Из документов переписи 1897 года можно получить информацию обо всех служащих ТД «Наследники Н. А. Вахрамеева». Сохраняю сведения о братьях Гофман, сыгравших столь важную роль в усовершенствовании производства изготовления белил. В 1897 году Вадиму Васильевичу 74 года, он живет в собственном деревянном доме на Большой Федоровской. В. В. Гофман получает пенсию, имеет доход от домовладения и получает % с капитала (195, л.5).

Его брат Матвей Васильевич Гофман живет в одной из квартир в деревянном доме, принадлежащем Николаю Николаевичу Вахрамееву, на Большой Федоровской (земельный квартал 148). Ему 63 года, образование получил в Московском университете, служит мастером на химическом заводе свинцовых белил. У Матвея Васильевича жена Павла Семеновна 35-ти лет родом из Пошехонья (197, л. 138).

Здесь хочется обратить внимание, что даже использование архивных источников не гарантирует точности. Пример: запись по поводу образования Матвея Васильевича. Выяснилось это случайно, когда было найдено любопытное дело в фонде 230. Матвей Васильевич Гофман получил домашнее образование. «Был допущен к испытанию в Императорский Московский университет и оказал познания в немецком языке хорошие, сверх сего, в присутствии испытателей с успехом дал пробную лекцию по означенному предмету. А потому ему дозволено принять на себя звание Домашнего Учителя с правом преподавать вышеупомянутый предмет со всеми выгодами и преимуществами, заключающимися в означенном положении» (81).

Павел Николаевич Вахрамеев
(18.10.1838 — 27.06.1885)

Старший сын Николая Андреевича — Павел Николаевич Вахрамеев — по завещанию отца был оставлен без наследства. Чем же он так провинился?

Из записок для долговременной памяти: «Павел Николаевич женат на Екатерине Александровне Баловой (отец Александр Федорович) в 1858 году, дети в живых: Дмитрий Павлович и Александр Павлович. Сын мой ушел от меня жить к теще своей Баловой Елизавете Филипповне, живут доходом с дому, а не торгует».

Жена же Павла Николаевича Екатерина Александровна прославилась подделкой векселей. Самое интересное, что в 1878 году за ней значится имение родителей по Угличской — будущий ресторан «Бристоль» (ресторан был открыт в начале ХХ века после перестройки здания по проекту архитектора Саренко). Где деньги после продажи?

Первое найденное по этой теме дело относится к 1881−1882 годам. 15 ноября 1881 года ярославский купец Федор Евграфович Вахрамеев заявил приставу 2-й части города Ярославля, что ему стало известно об учете в Ярославском обществе взаимного кредита векселя от его имени, выданного какому-то Вахрамееву или Вахрамеевой. Таких векселей оказалось 3 с 1880 года и еще один на 5 тыс. руб. от имени рыбинского купца Живулуева. Все векселя оказались поддельными и писаны одной и той же рукой. Суд выяснил, что писала векселя воспитанница VIII класса Ярославской женской гимназии Ольга Васильевна Тарасова, живущая в доме Вахрамеевой по случаю занятия с ее детьми. Она писала за Екатерину Александровну письма в Москву и другие города, так как сама госпожа «пишет дурно и неправильно».
Присяжные заседатели признают Вахрамееву невиновной. Судебные издержки приняты на счет казны (86, 87).

В 1883 году в Ярославский окружной суд поступает прошение от мещанина Сергиева Посада Ивана Трофимовича Андреева. Этим векселем Екатерина Александровна расплатилась с «Сибирским ТД и фабрикой меховых изделий Алексея Михайловича Михайлова» за меха, купленные в Москве на Кузнецком мосту. Трудно удержаться и не переписать список покупок, чтобы не думалось, что подделка векселей связана с отсутствием денег на кусок хлеба. Список купленного:
1. мех лисий красивый (220×2=440),
2. мех соболий (290, 130, 140),
3. мех лисий через уценку (32),
4. боа соболье (140),
5. мех козий (100),
6. шубка соболья дамская (250),
7. соболь (26),
8. мех олений с рысьей черной опушкой (150).
Вексель выписан мужем Павлом Николаевичем. Павел Николаевич дает письменный ответ суду такого содержания: «Предъявленный мне вексель не признаю мною выданным и подписанным».

Дело передается прокурору Ярославского окружного суда для назначения следствия о подлоге векселя. Несмотря на то, что Вахрамеева не призналась, ее изобличают показания мужа и показания экспертов, сличавших почерки. Дело становится уголовным. Следствие очень продолжительное. Затягивает дело сама Вахрамеева, не являясь в суд под разными предлогами. С мужем Павлом Николаевичем она живет раздельно. Екатерина Александровна с сыном Александром живет на Борисоглебской улице в доме Вавилова, Павел Николаевич живет на Духовской улице в доме Дружинина.

Приговор: «По лишению всех прав и преимуществ сослать на жилье в Иркутскую губернию с воспрещением всякой отлучки в продолжение 2-х лет, а потом выезда в другие губернские города или области Сибири в продолжение 8 лет с правом по истечении 15 лет со дня приговора избрать место жительства в пределах Европейской и Азиатской России, за исключением столиц и столичных губерний, и без возобновления в правах». Судебные издержки должны быть возложены на подсудимую.

Полицейское управление согласно решению суда требует залога в 1000 руб, и до предоставления такового залога заключает под стражу в тюремный замок.
Ее мать Елизавета Филипповна Балова, проживающая на Власьевской улице в доме Оловянишникова, вносит залог 13 декабря 1884 года.

В течение года следуют кассационные жалобы Екатерины Александровны Вахрамеевой, остающиеся без последствий. И только Государь Император в мае 1885 года повелел: «Облегчить участь осужденной заменою определенного ей наказания заключением в тюрьму на три месяца с лишением всех особых прав и преимуществ».

С 1886 года по 1897 год гражданский суд постоянно рассматривает вопрос о периодическом распределении сумм между теми людьми, у которых Екатерина Александровна брала деньги в долг, включая и ее мать. Екатерина Александровна в документах значится как девица — вдова. По Духовному завещанию ее мужа ей ежемесячно выдается 125 руб. от опекуна его имущества — брата Николая Николаевича Вахрамеева. Это вполне приличное содержание. Екатерина Александровна по решению суда будет жить в Ростове (в доме Королевых) (149, л. 40).

Материалы по этому делу присутствуют в архиве в значительном объеме (ф-346/4-дд. 2505, 2506, 2507, ф-346/5−2610).

Не забудем и про судьбу их сына. Павел Николаевич Вахрамеев в соответствии с требованием отца в его завещании юридически оформляет отречение в правах по наследству в марте 1885 года. В мае этого же года он пишет завещание. Привожу выписки самых интересных пунктов.
«1. Состоя членом ТД под фирмою Наследники Н. А. Вахрамеева“ на правах полного товарища в исполнение 17 пункта фирменного договора прошу заступить мое место члена того же Дома Николая Николаевича Вахрамеева.
2. Его же, преемника моего в ТД, обязываю ежемесячно выдавать на содержание жене моей по 100 руб. до совершения гражданского совершеннолетия сына моего Александра Павловича Вахрамеева и сверх сего на воспитание и образование сына до его совершеннолетия также 100 руб.
3. Когда же сын Александр Павлович достигнет совершеннолетия, то имеет право или вступить в полные члены ТД, или требовать выдела на условиях, изложенных в пункте 15 фирменного договора.
4. Если же сын умрет, не достигнув гражданского совершеннолетия, тогда имущество и капитал поступают в полную собственность Николая Николаевича Вахрамеева с тем условием, чтобы он выдавал жене моей Екатерине Александровне по 200 руб. по день смерти ее.
5. Все движимое имущество в квартире завещаю брату Николаю Николаевичу, которым он может распорядиться по своему усмотрению.
6. Прошу брата внести в один из беднейших храмов во имя Святителя Николая 5 тысяч рублей серебром на обустройство и на вечное поминовение души моей.
7. Прочих родственников прошу до завещания не касаться».
На день написания завещания Павел Николаевич живет на Духовской улице в доме Панова.

Опекуном над Александром Павловичем после смерти отца решением Сиротского Суда от 2 июля 1885 года назначается Николай Николаевич Вахрамеев. 4 июля происходит опись имущества. По описи кроме вещей в имуществе умершего находится капитал в обороте ТД «Наследники Вахрамеева» в размере на день смерти по торговым книгам 93 143 руб. 90 коп.

В июне 1888 Николай Николаевич пишет рапорт в Сиротский суд о том, что 19 мая 1888 года (несовпадение даты с датами в других делах) Екатерина Александровна заключена в тюремный замок на один год, сын находится в квартире без родственного наблюдения. Николай Николаевич просит решения суда, «желая поместить Александра Павловича в благонадежное семейство, в учебное заведение едва ли он может быть принят по слабости здоровья (страдает астмой)».

В 1888 году Александр Павлович находится на полном содержании у воспитателя Ярославской военной школы Егора Александровича Иванова. С 1889 года он получает образование в Москве в частном Реальном училище г. Воскресенского, находясь на содержании у преподавателя Реального Михайловского училища г. Ленгольда. При достижении 17-летнего возраста в 1893 году опека прекращается.

Имущественное состояние, находящееся в обороте ТД, по отчету опекуна в Сиротский Суд составляет 149 782 руб. 73 коп. В это время он живет в Ростове у матери. В 1894 году, переехав в Ярославль к своему дяде Дружинину Алексею Павловичу, Александр Павлович просит Сиротский Суд назначить Дружинина попечителем. После отказа Алексея Павловича Дружинина от обязанностей попечителя, некоторое время эти обязанности возлагаются на Николая Николаевича Вахрамеева. Такой попечитель не устраивает наследника, он обращается в Сиротский суд с просьбой: «Дядя Николай Николаевич предлагает подписывать годичные дела, управляя наследственным торговым делом. Будучи несовершеннолетним и мало знаком с делом, я для более правильных проверок дел моих желаю иметь попечителем вместо Вахрамеева Рыбинского мещанина Геннадия Алексеевича Соколова, лично известного и в делах опытного». 7 сентября 1895 года Сиротский Суд удовлетворяет просьбу (77)

28 июля 1896 года Александр Павлович Вахрамеев венчается с Верой Никоновной Комаровой (84). По переписи населения, в 1897 году он с женой живет в доме тестя на Большой Федоровской (земельный квартал 155) на % с капитала. В переписи это выглядит так: Комаров Никон Михайлович имеет полукаменный дом и два деревянных. Ему 53 года, по сословию он крестьянин, родился и прописан в деревне Леонтьево Улеймской волости Угличского уезда, доход: владелец заводов мыловаренного и колесной мази, образование получил дома. В квартире с ним живут жена Анна Ефимовна (41 год) и дети Мария (20 лет), Анна (14 лет), Дмитрий (11 лет), Вахрамеев Александр Павлович (20 лет), Вахрамеева Вера Никоновна (17 лет). Вера Никоновна получила образование в гимназии (197, л.148).

В списке торговых предприятий за 1901−1905 годы Александр Павлович значится как владелец шорной лавки на Казанской улице в доме Некрасова, оборот лавки 20 тыс. руб., прибыль — 2000 (152).

С 1 сентября 1906 года Александр Павлович с Евграфом Михайловичем Вахрамеевым (троюродный брат) открывают ТД «А. и Е. Вахрамеевы» для производства торговли хозяйственными, парфюмерными и другими товарами. Складочный капитал 10 000, по 5 000 с каждого. Контора ТД должна находиться при магазине, где должны храниться документы. 28 июля 1908 года в Ярославскую городскую управу поступает заявление Александра Павловича о том, что «ТД нарушился и не состоит» (150, л. 10−12, 65).

Его тесть Никон Михайлович Комаров с 4 сентября 1910 года учреждает ТД «Никон Михайлович Комаров и К-о». Торговый дом имеет своей задачей производство на собственных заводах мыла, колесной мази и кристаллической соды, а также производство торговли этими изделиями. Учредителями ТД являются Никон Михайлович (25 000руб.), Дмитрий Никонович (15 000 руб.), Мария Никоновна Комаровы (15 000 руб.) и еще два человека. «В видах расширения деятельности ТД „Н. М. Комаров и К-о“ в члены оного с 1 ноября 1911 год вошел ППГ Александр Павлович Вахрамеев на правах полного товарищества. Отныне мы уверены, что дружными нашими усилиями деятельность ТД расширится еще более и постараемся поддержать его репутацию, заслуженную 38-летнею практикой. Член же наш Михаил Иванович Хомяков более не состоит в членах ТД. Александр Павлович Вахрамеев вносит 50 000 руб. частями: 25 000 — 20 ноября 1911 года, 25 000 — 1 февраля 1912 года» (150, л. 263−265об).

В 1913 году Александр Павлович выправляет торговое свидетельство 2-разряда, занимается мануфактурной торговлей. В это же время по промысловому свидетельству 7-го разряда он содержит портновскую мастерскую (153). В какое-то время занимается хлебной торговлей с А. А. Друженковым, указывая в адресе: собственный дом на улице Мологская. На 1915 год этот дом (56-й земельный квартал) числится за его женой Верой Никоновной Вахрамеевой (158), к 1917 году дом продан Мартыновой Вере Николаевне. Место жительства на момент переписи 1917 года установить не удалось.

Последние сведения о Вере Никоновне Вахрамеевой (домохозяйке): арестована 22 июля 1919 года, осуждена 24 июля 1919 года. Приговор: заключение в концлагерь до окончания гражданской войны (233). В этом документе указан год рождения — 1881. (В родословии мною указан год рождения Веры Никоновны 1879 исходя из возраста на момент переписи в 1897 году — 17 лет и записи в метрических книгах о венчании в 1896 году: невесте 17 лет.)

Александр Андреевич Вахрамеев
(26.07.1820−15.09.1886)



Свою независимую жизнь Александр Андреевич начинает с покупки собственного дома. В 1856 году (11 октября, во время раздела с братом Николаем Андреевичем) он покупает у вдовы полковника Коковцева Варвары Гавриловны «каменный со строениями и землею дом» на Ильинской (Пробойной) улице (в настоящее время — дом 15 на Советской улице). Стоимость дома 15 тыс. рублей серебром. Дом ей достался по духовному завещанию после смерти мужа полковника Николая Николаевича Коковцева (64). В документе о налогах с недвижимого имущества в городе Ярославле за 1866 год означено место дома: по Пробойной улице в 23 земельном квартале (121).

Покупка этого дома, как и всё в семье Александра Андреевича, не проста. С прошением о введении во владение имением он обращается только 14 мая 1858 года. При покупке имения госпожой Коковцевой было оговорено условие, чтобы «контракт, заключенный Коковцевой с чиновницей Елизаветой Демьяновной Свечкиной до окончания срока покупщиком Вахрамеевым был выполнен в отношении найма того дома с 1 сентября 1856 года по 1 сентября 1857 года» (11).

Александр Андреевич поначалу занимался торговлей табаком и москательным товаром. В 1862 году он обращается с прошением о выдаче ему права на звание ППГ. В справке: «В нарядах об объявлении капиталов по городу Ярославлю с 1842 по 1863 годы включительно видно: а) Андрей Фёдорович Вахрамеев в 1840,1841 и 1842 годах с семейством своим, в котором значится сын его Александр Андреевич, объявлял капитал по третьей гильдии, с 1843 по 1854 состоит по второй гильдии. С 1854 по 1857 годы Александр Андреевич состоял по второй гильдии под фирмою „Н. А. и Н. Вахрамеевы“, а с 1857 по 1863 — по второй гильдии». Присутствует стандартная фраза: «Торговой несостоятельности не попадали и судебными приговорами опорочены не были» (114).

В конце ноября этого же1862 года дом, купленный у полковницы Коковцевой, заложен царскосельскому 3-й гильдии купцу Ивану Федоровичу Малинину в счет занятых на один год 12 тыс. руб. (66).

Вдруг в 1863 году Александр Андреевич становится несостоятельным должником. 6 февраля 1865 года по поручению Ярославского Городового Магистрата помощник пристава 1-й полицейской части описывает имение Александра Андреевича. Выдержка из этого описания:
«Каменный трехэтажный дом, состоящий на улице пробойной под N3. В длину по улице 13 саженей 2 аршина, в ширину 7 саженей 1 аршин. Среди дома полукруглый въезд на двор шириною 2 сажени, высотою 1.5 сажени. Затворяется двухполотняными воротами на железных петлях. В одной половине ворот калитка.
Для входа в дом с улицы имеется парадное крыльцо, двери в два створа и двери стеклянные. Внутри крыльцо полукруглое оштукатуренное, имеет два небольших окна. Наверх идет парадная лестница дубовая в три отделения с двумя посредине площадками. Верхняя площадка утверждена на шести деревянных столбах.
В зале восемь окон в два этажа. Снизу четыре окна высотою по 7 аршин и шириною по 2 аршина, а вверху четыре меньше верхних. Стены сделаны под мрамор, потолок расписан красками, карнизы лепной работы. Вверху зала устроены хоры полукруглые. Рядом гостиная, из неё ход на балкон, дверь стеклянная створчатая, ограда железная. В гостиной, как и в зале, стены сделаны под мрамор, потолок расписан красками, карнизы лепной работы.
Надворные постройки:
Сзади дома вдоль двора по правой стороне каменный двухэтажный флигель, приделанный к каменной стене. Крыша железная на один скат. Длиною этот флигель 8 саженей 2 аршина, шириною 3 сажени 1 аршин. В нижнем этаже вход в крыльцо со двора. Далее за этот флигель галерея, где устроены кладовые и погреб под одной связью. Поперек двора устроены конюшня и каретник деревянные с подъездом. Подъезд круглый. Налево у деревянного забора флигель деревянный.
На заднем конце земли небольшой сад, не приносящий доходу.
Имение это может приносить годового доходу 580 руб., за исключением необходимых расходов 500 руб. Имение оценено в 4 тыс. руб.» (24).
В «Губернских ведомостях» четырех губерний (Костромская, Тверская, Вологодская, Владимирская) и в ЯГВ размещаются объявления о торгах, которые состоятся 14 июня 1865 года.

15 июня в Губернское правление приходит телеграмма от Ивана Фёдоровича Малинина: «По закладной дома Вахрамеева Малинину назначены торги, ежели не будет желающих на торгах заплатить ту сумму какой заложено, то прошу Губернское правление дом оставить за мной». К этому времени сумма в 12 тыс. превратилась за счет процентов в 20 956 руб. 93 коп. В 1865 году имение утверждено за купцом Малининым. «Каменный со строениями и землею дом, состоящий в городе Ярославле по Пробойной улице, мерою земли под ним всего 672 кв. сажени, принадлежащий ярославскому купцу, несостоятельному должнику Александру Андреевичу Вахрамееву ныне перешел во владение царскосельскому купцу Ивану Фёдоровичу Малинину по данной, выданной из Ярославской Палаты Гражданского суда 12 июня 1865 года» (118, л. 36).

Всё это сложное время его жена Мария Яковлевна живёт самостоятельной экономической жизнью. Она покупает в 1861 году имение у купчихи Щепетильниковой за 9 тыс. руб. серебром. До настоящего времени дошел в сохранности один из домов по адресу: улица Лисицына, 6а.

История же покупки имения не без сложностей. Текст из обращения Марии Яковлевны Вахрамеевой в Городской магистрат: «31 мая сего (1860) года купила я у Нерохотской 3-й гильдии купчихи Анны Ивановны Щепетильниковой два каменных двухэтажных дома с землею и надворными строениями и при сём сто сажень дров и тысяча пятьсот сажень тёсу и выдала в задаток 500 руб., в чем Щепетильникова выдала мне расписку. Срок этой расписки истекает, а она продавщица Щепетильникова из города уехала, а потому в охранение своего права, не пропуская шестинедельного срока, объявляю перед судом и всеподданнейше прошу дабы повелено было в случае уклонения купчихи Щепетильниковой по возвращении в город Ярославль от выдачи мне крепостного акта на проданное ею имение понудить её к тому законными мерами. При сём представляю подлинную расписку Щепетильниковой».
Из копии расписки: покупка в городе Ярославле во 2-й части в 3-м квартале в Спасской улице в приходе Пятницы за десять тыс. 500 руб.
Объяснение купчихи Щепетильниковой: «От купчей крепости купчихе Вахрамеевой я не отказывала и понуждать меня законными мерами надобности не имеется, потому что я несколько раз предлагала ей Вахрамеевой совершение крепости с принятием на себя обеспечение по залогу откупщику Трунову» (дом заложен купцу Алексею Трунову 14 июня 1858 года, сумма залога 7 тыс. руб.). «Но это обеспечение принять на себя она Вахрамеева отказывается, а потому и прошу Городской магистрат заявить ей, что если она согласна мой дом принять с этим залогом или обеспечить оный своим имением, то выдать ей купчую крепость я всегда готова».
Вахрамеева утверждает, что она покупала имение, свободное от залога (12).

И все-таки в 1861 году Вахрамеева вступает во владение имением на основании крепости от 24 февраля 1861 года. Копия купчей в деле присутствует. Выписка из этой копии: «Имение Щепетильниковой дошло по наследству после родителя ярославского купца Ивана Семеновича Горяинова. Земля под ним значится по произведенному 16 января 1854 года обмеру» (13).

Через год (18 декабря 1862 года) купленное имение было заложено Марией Яковлевной купеческому брату Николаю Александровичу Шапошникову сроком на год для заёма денег в сумме 20 тыс. руб. Препятствий в отношении залога не было (67).

В это же время Мария Яковлевна разбирается с городскими властями по вопросу о выдаче ей купеческого свидетельства. «По капиталу, объявленному мною в 1863 году, я зачислена в купеческое городское общество и для производства торговой промышленности выданы мне были по 2-й гильдии купеческое свидетельство и билет, по которым я занимаюсь торговою операциею. Желая на будущее время продолжить такое занятие 18 декабря 1863 года и 30 января 1864 года, представив в Городскую Думу узаконенные пошлины, просила и на 1864 год выдать мне снова свидетельство по 2-й гильдии, но вместо законного удовлетворения объявлено мне ярославским полицейским управлением отношение от 30 мая 1864 года о том, что Городовой магистрат сообщил Думе, чтобы мне не выдавать на право торговли свидетельство, в связи с делом о несостоятельности моего мужа Александра Андреевича Вахрамеева». Далее её доверенный пишет, что она имеет отдельный от мужа капитал, и не было обнаружено имущества, переведенного мужем, Городовому магистрату не было оснований запрещать Думе выдавать купеческое свидетельство. Желает получить убытки, понесенные ею через задержание выдачи свидетельства (72).

В 1865 году в доме Марии Яковлевны описывается движимое имущество Александра Андреевича. Мария Яковлевна имеет право на половину описанной мебели, но возникает спор со стряпчим по поводу рояля. Стряпчий пишет, что рояль как музыкальный инструмент не может относиться к мебели, и должен составлять отдельный предмет движимости. Рояль должен быть назначен в продажу, как имущество, на которое жена должника не имеет никакого права. Она предоставляет расписки и счета, но не представляет доказательств, что во время приобретения этих вещей у нее был свой капитал. То есть остается в силе решение, подтверждающее ее право на половину описанного имущества (73).

И только 16 февраля 1867 года Николай Александрович Шапошников обращается в Ярославскую палату гражданского суда с заявлением об уничтожении закладной, совершенной в 1862 году Марией Яковлевной Вахрамеевой, так как она долг по сей закладной уплатила в разное время сполна. Кроме того, в связи с уничтожением закладной Шапошников просит о снятии с заложенного имения запрещений. Буквально через неделю (21 февраля 1867 года) Мария Яковлевна хлопочет о выдаче ссуды из Ярославского общественного банка под недвижимое имение, на котором лежал запрет с 1864 по 1866 год в связи с несостоятельностью ее мужа и его долгов в размере 50 тыс. руб. Вследствие мировой сделки в августе 1866 года это запрещение было снято. Ярославской палатой окружного суда купчихе Вахрамеевой выдается свидетельство на дом с оценкой его в 5 тыс. руб. (76).

В 1866 году долговое дело Александра Андреевича Вахрамеева заканчивается мировою сделкою. Он снова с семейством зачисляется в купечество (120).

С 1869 года в имении на Большой Рождественской начинает действовать завод по производству свинцовых белил (217).

После смерти Марии Яковлевны, наступившей в 1873 году, имение на Большой Рождественской наследуют муж Александр Андреевич, сыновья Иван Александрович и Алексей Александрович и дочь Александра Александровна. Мария Яковлевна распоряжается разделить наследство в таких пропорциях: 1/7 часть мужу, 1/14 часть дочери, 11/14 частей двум сыновьям поровну. Сиротский суд опекуном над малолетними детьми Александрой и Алексеем утверждает отца Александра Андреевича. Назначается опись движимого и недвижимого имущества. Движимое имущество (салоп лисий, поношенные пальто и платья) продаются с торгов. Вырученные деньги помещаются на хранение в Окружной суд. По описи на Б. Рождественской значится двухэтажный каменный дом, в котором производится ручная выделка свинцовых белил. Внутри двора дом каменный двухэтажный с мезонином. В доме в нижнем этаже жилых комнат 5 и холодный коридор, в верхнем этаже 8 комнат и теплый коридор с парадной лестницей. Присутствует примечание: все деревянные строения довольно ветхи. Суммарная стоимость обоих имений 2850 руб. (78).

Вероятно, Александр Андреевич занимается производством не очень удачно и берет кредиты. С 1877 года Ярославский Окружной суд в течение нескольких лет занимается долгами Александра Андреевича. Он должен Ярославскому отделению Волжско—Камского банка, Ярославскому общественному банку, Ярославскому обществу взаимного кредитования и частным лицам. В марте 1877 года продается всё его движимое имущество, перечень которого в деле имеется и включает 44 пункта, начиная с недоработанной продукции и заканчивая подсвечниками и самоварами. Часть вещей выкупает сын Иван Александрович (95).

Остается недвижимое имение, заключающееся в 1/7 части домов и завода с землею и надворными строениями, доставшимися по наследству после жены, и собственной лавке в Веревочном ряду (Воскресенская улица). Цену недвижимого имения Александр Андреевич объявляет в 1 тыс. руб. В «Ярославских губернских ведомостях» появляется объявление о распродаже в Ярославском окружном суде 23 сентября 1878 года недвижимого имения. Всё приобретает его сын Иван Александрович и просит суд утвердить его в правах на приобретенное имение (96).

Вырученных от продажи денег не хватает на погашение всех долгов. Ярославский окружной суд объявляет бывшего купца Вахрамеева несостоятельным должником (98).
Суд назначает в июне 1878 года Коллежского секретаря Константина Ивановича Кедрова присяжным попечителем несостоятельного должника, бывшего ярославского купца Александра Андреевича Вахрамеева и поручает в заведывание имущество Вахрамеева. Присяжный попечитель с заимодавцами и чиновником полиции 7 июля отправляется в квартиру Вахрамеевых для составления описи и сметы долгов, но застаёт там только невестку Веру Владимировну. Она показывает комнату, где живёт свёкор, но где он находится в настоящее время, она не знает. Муж её в Петербурге. Комнату опечатывают. Только 13 июля после неоднократных хождений застают Ивана Александровича, который уверяет, что всё имущество в опечатанной комнате принадлежит ему.

Вероятно, Александра Андреевича берут под стражу, так как к присяжному поверенному Кедрову 22 июля поступило заявление от заимодавцев, в котором они заявляют о своем желании освободить Вахрамеева из-под стражи под благонадёжное поручительство до окончания дела о его несостоятельности. На этом собрании против освобождения выступил присяжный поверенный доверенный Ярославского общественного банка Троицкий на следующих соображениях:
1.Что Вахрамеев, сколько ему, г. Троицкому, известно, становится в третий, если не в четвертый раз, несостоятельным, так что объявление себя несостоятельным сделалось для него, Вахрамеева, профессией.
2.Что Троицкий имеет основание подозревать, что Вахрамеев скрыл большую часть своего имущества.
3.Что он, Вахрамеев, скрывается в настоящее время, что г. Троицкий считает признаком злостности (99).

С 1877 года в статистических документах завод на Б. Рождественской значится за Иваном Александровичем Вахрамеевым. В этом году на заводе трудилось 20 рабочих, было выпущено 3900 пудов белил на сумму 13 050 рублей (25). Иван Александрович исправляет ветхости. Новых построек он не делает, ибо по завещанию матери в наследство вступили и младшие дети. На помощь ему для раздела наследства приходит новый родственник.

Иван Александрович был женат дважды. Первым браком он сочетался с дочерью московского мещанина Еленой Петровной (урожденная Слобода) в июне 1870 года. Через год после смерти Елены Петровны он женится в 1878 году на дочери ярославского 2-й гильдии купца Владимира Яковлевича Кучкеля Вере Владимировне Кучкель.
Влияние Владимира Яковлевича на дела семьи так велико, что, достигнув семнадцатилетнего возраста, Александра Александровна Вахрамеева обращается в Сиротский суд в сентябре 1879 года о назначении попечителем «для совета и защиты в личных и имущественных делах» Владимира Яковлевича Кучкеля. И тут же в сентябре старший брат выкупает у сестры право на 1/14 часть недвижимого имения без предварительного выдела оной за 1 тыс. рублей.

В 1881 году Алексей Александрович Вахрамеев обращается в Сиротский суд с просьбой о назначении опекуном купца Владимира Яковлевича Кучкеля. В декабре 1881 года Владимир Яковлевич становится попечителем на правах опекуна над Алексеем Александровичем. И тут же попечитель начинает делить имущество, унаследованное после смерти Марии Яковлевны. В декабре же 1881 года Владимир Яковлевич представляет в Сиротский суд проект раздела оставшегося имущества. И если после смерти Марии Яковлевны недвижимое имение было оценено в 2850 рублей, то на момент раздела «за счет исправления ветхостей» стоимость возросла до 12 500 рублей. За вычетом денег, выделенных сестре, на долю Алексея Александровича пришлось 4910 руб. 72 коп. Кроме того, старший брат обязуется все расходы по совершению раздела принять на себя и выдавать Алексею в год 300 руб. на его образование до совершеннолетия (78).

С 1882 года, заполучив всё имение, а оформив документы на ввод во владение недвижимым имуществом только в 1890 году (103), Иван Александрович Вахрамеев занимается расширением производства. Конкурсное управление производством, назначенное в 1880 году, будет отменено только в 1892 году.
1882 год — капитальная перестройка каменного дома (по имеющемуся плану вдоль Б. Рождественской) с устройством машины с паровым котлом (37).
1889 год — каменная одноэтажная пристройка для конторки при каменном двухэтажном здании, занимаемом краскотерочным производством (40).
1891 год — возведение каменного одноэтажного дома взамен трёх деревянных для помещения приказчиков, конторщиков и рабочих (41).
1892−1901 годы — устройство железного бака для хранения нефтяных остатков (47).
1901 год — построение каменной прачечной и масловарки (48).
1903 год — постройка каменного одноэтажного строения для упаковочного отделения при краскотерке (50).
1903−1904 годы — каменное одноэтажное здание для краскотерки и конторки (52).
1910 год — каменные службы: конюшня, навес, каретник (54).
1912 год — пристройка к маслобойному заводу (56).
1912 год — постройка каменных служб (57).
1916 год — ремонт зданий (59).
Есть оценочный акт (опись) за 1913 год с планом имения, вычерченным карандашом, и названием предприятия: паровая фабрика тертых масляных красок, маслобойный и свинцово-белильный заводы им. И. А. Вахрамеева (138).

В 1882 году дополнительно устраивается механический масловыжимательный завод, на котором получают льняное масло. В статистическом комитете годом основания завода значится то 1882, то1883 год. Первый отчет о выработке льняного масла появляется в 1885 году. В указанный год на масловыжимательном заводе работало 6 человек, было выработано 2000 пудов льняного масла на 10 000 рублей (166).

Первым заведующим на этом производстве будет Теодор Мартинович Бирскальн, получивший практическое образование на механическом заводе Фельерик в Риге (167).
В 1888 году управляющим химическим производством назначается Александр Федорович Зимотин (168).

По данным на 1904 год свинцово-белильный завод выпускает продукции на 75 000 руб. (рабочих 58 человек), краскотерочный выпускает продукции на 25 000 руб. (рабочих 15 человек), маслобойный завод вырабатывает льняное масло на 15 000 руб. (рабочих 15 человек) (169).

Москательную торговлю Иван Александрович ведет в лавке на углу Казанской и Рождественской в доме Оловянишникова с прибылью в 5 000 руб. (оборот 50 000) (152).

С переменным успехом все заводы просуществуют до 1917 года. Следует обратить внимание, что на заводе Ивана Александровича рабочий день у людей, занятых в производстве свинцовых белил, составляет 3 часа. При заводе не позднее 1892 года устроена больница на две койки.

Как уже говорилось, Иван Александрович первым браком был женат на Елене Петровне, урожденной Слободе. После ее смерти остались две дочери Анна и Александра и сын Николай. Анна умрет в детстве, судьбу Александры Ивановны проследить не удалось. Вторым браком Иван Александрович был женат на Вере Владимировне урожденной Кучкель, в этом браке имел двух сыновей — Владимира и Александра.

О взаимоотношениях Ивана Александровича со всеми другими семействами клана Вахрамеевых красноречиво говорит тот факт, что свою дочь Анну он крестит в 1874 году в Благовещенской церкви. Остальных же детей крестят в церкви Параскевы Пятницы что на Всполье. Нет других членов семьи Вахрамеевых, которые покинули приход Благовещенской церкви. Тем более странен этот факт тем, что приход Пятницкой церкви состоял из людей, стоящих по своему социальному положению на невысоком уровне: это семьи мещан и отставных солдат. По исповедным же ведомостям семья Ивана Александровича до 1917 года значится в документах Благовещенской церкви.

По данным переписи населения за 1897 год, Иван Александрович живет со своей семьей на Большой Рождественской. Ему 46 лет, получил домашнее образование, имеет доход как владелец Химического завода. Жена Вера Владимировна 37 лет родилась в Москве, получила образование в гимназии. Сын Николай Иванович 20 лет, учится в 4-х классном частном училище Воскресенского (это реальное училище находилось в Москве, в нем получал позднее образование Александр Павлович Вахрамеев). По какой-то причине дочь Александра и сыновья от второго брака Владимир и Александр в этой переписи отсутствуют (204, л. 267).

По документам переписи населения 1917 года фабрикант Иван Александрович Вахрамеев 67-ми лет живет в собственном доме на улице Большая Рождественская. Он владеет белильным и маслобойным заводами. Кроме жены Веры Владимировны с ним живет младший сын Александр Иванович с семьей: жена Елизавета Николаевна 23-х лет и их дочь Вера Александровна 4-х лет. Все семейство живет на средства Ивана Александровича (185, л.115).

В списке купцов города Ярославля за 1916 год все три сына значатся в купеческом семействе Ивана Александровича Вахрамеева: Николай Иванович, Владимир Иванович с женой Любовью Васильевной, Александр Иванович с женой Елизаветой Николаевной (148, л.58). Такая же ситуация и по исповедным ведомостям Благовещенской церкви (231, 232). Где живут и чем занимаются старшие сыновья, узнать не удалось.

Предполагаю, что Владимир Иванович был занят в промышленно-торговой деятельности отца. Основание для такого предположения следующее: в списках лиц, имеющих право участвовать в выборах гласных на 1917 год, есть доверенность Ивана Александровича Вахрамеева. Она оформлена на имя купеческого сына Владимира Ивановича Вахрамеева. Доверенность предоставляет право Владимиру Ивановичу Вахрамееву от имени отца участвовать во всех выборных мероприятиях (126).

Что же касается старшего сына, Николая Ивановича, то из «Посемейного списка купцов» узнаем, что решением Ярославской Духовной Консистории в 1909 году расторгнут его брак с Анной Васильевной. У него есть сын Георгий, родившийся 14 мая 1899 года. Присутствует не очень понятная запись: состоит в купцах (163). Может быть, он объявил самостоятельный капитал или по примеру отца он ищет удачу в Москве. Другая версия: мог стать военным. По призывным спискам, в 1897 году Николай Иванович поступает на службу вольноопределяющимся (161).

Теперь о младшем сыне Александра Андреевича Вахрамеева. Алексей Александрович Вахрамеев начал обучение в Александровском железнодорожном училище (78). Училище в это время находилось в Ельце, готовило специалистов среднего звена для работы на железных дорогах. В октябре 1885 года в Благовещенской церкви в возрасте 19 лет ярославский мещанин Алексей Александрович Вахрамеев венчается с дочерью ярославского мещанина Павла Ивановича Милинского — Нонной Павловной Милинской 21 года. Поручителем по жениху записан сын его попечителя подпоручик Владимир Владимирович Кучкель (84).

По переписи 1897 года Алексей Александрович владеет двумя деревянными домами на Любимской улице в 61-м земельном квартале. В домах три занятых квартиры, в одной из них живет хозяин с женой, две другие сдаются семьям чиновников. Он сообщает о себе, что получил образование в городском училище. Живет на доход с домов и служит доверенным по москательной торговле (196). Служит он приказчиком в магазине своего старшего брата, оформляет для этого приказчичье свидетельство1-го класса (151).

В списках владельцев недвижимых имуществ за 1904−1906 годы хозяйкой домов значится вдова Вахрамеева Нонна Павловна (156). Так будет по 1915 год. По документам же переписи 1917 года дома проданы, вероятно, антиквару Дубровину Николаю Федоровичу. Имя же Нонны Павловны Вахрамеевой в переписи 1917 года встречала. Вероятно, там было указано в качестве источника дохода смутившее меня занятие, которое не соответствовало статусу семьи. Да, изучая документы, удивление надо отставить.


***

Следующие главы посвящены детям Евграфа Андреевича Вахрамеева (1801 — 1849). Так как он умер довольно рано, не занимаясь самостоятельной коммерческой деятельностью, архивных документов о нем не найдено.

Николай Евграфович Вахрамеев
(21.04.1825 — 06.06.1878)

С 1860 года прекращает существование ТД «Н. и Н. Вахрамеевы», Николай Евграфович Вахрамеев вступает на самостоятельный путь. Он объявляет капитал по второй гильдии, остальные братья причислены к этому капиталу и значатся как «купеческие братья».

Еще ранее, в 1858 году Николай Евграфович вместе с родными братьями, состоящими в одном капитале, покупает паточный завод, вероятно, необходимый для пряничного заведения. «Норский 3-й гильдии купеческий сын продал купцу Николаю с родными братьями Василием и Ермогеном, состоящими в одном капитале, деревянный паточный завод, выстроенный на земле казенных крестьян ярославского уезда Городищенской волости деревни Меленки по заключенному с ними условию в сентябре 1858 года сроком на 10 лет». Стоимость покупки 2200 руб. (69).

В 1863 году от братьев выделяется Гермоген Евграфович, получив свою долю движимого имения (13). Отделившись от братьев, Гермоген Евграфович, объявляет в 1864 году капитал по 2-й гильдии. Он содержит лавку с чаем и табачным товаром в здании, принадлежащем Сретенской церкви. Торговый оборот составляет 2000 руб., при торговле сам хозяин и приказчик Александр Петрович Свистунов (115).

Остальные же братья во главе со старшим Николаем Евграфовичем занимаются производством в Шиловской слободе. В 1869 открывается ТД «Братья Вахрамеевы», учредителями которого являются Николай, Василий, Михаил и Федор. «29 декабря 1869 года ППГ ярославские 2-й гильдии купцы: Николай Евграфович Вахрамеев и родные братья Его Василий, Михаил и Фёдор Евграфовичи Вахрамеевы, состоящие в одном нашем нераздельном наследственном и благоприобретенном капитале, предположили для дальнейшего развития нашей торговли открыть в городе Ярославле с 1 января 1870 г. ТД в образе полного товарищества под фирмою «Братья Вахрамеевы». Торговый Дом учреждается без определения срока, со взносом складочного каптала по 20 000 тысяч рублей, «с правом выбыть каждому товарищу во всякое время с отделением наличными товарами выбывающему вложенный им в Торговый Дом складочной суммы в течение двух лет со дня выдела» (122, 205).

К 1869 году, времени образования ТД, Николай Евграфович организовал в полном объёме работу двух производств: белильного завода и табачной фабрики. В 1869 году на табачной фабрике изготовлено 6.777 пудов табачных изделий на сумму 38.815 руб. На фабрике трудится 20 рабочих, управляющий — Николай Евграфович. На белильном заводе изготовлено 6.000 пудов белил на сумму 19.000 руб. На заводе трудится 25 рабочих, управляющий — «брат заводчика» Михаил Евграфович. На паточный завод управляющим назначен костромской мещанин Николай Федорович Плаутин, на заводе 17 рабочих (31).

Кроме производства Николай Евграфович, естественно, занимается торговлей. Он имеет одну лавку с оборотом в 6.000 руб., в которой торгует родной брат Василий Евграфович (116).

В 1870 году Николай Евграфович покупает недвижимое имение в Коровниках (земельный квартал 114) близ церкви Иоанна Златоуста у суздальского крестьянина Егора Ловыгина (123). Ранее это имение принадлежало купцу Алексею Мефодьевичу Кошкину и состояло из каменного двухэтажного дома с таким же флигелем и заводскими постройками (119). Используя эту покупку, братья открывают ещё одно белильное производство (по словам Михаила Евграфовича) в 1872 году (43).

И еще одна новость этого времени. Табачное производство заменяется или дополняется пряничным, но до 1878 года в статистических отчётах отсутствует табачное производство ТД «Братья Вахрамеевы». В 1873 году на пряничном заводе работает 18 человек, завод размещается в двух зданиях: каменном и деревянном. В указанный год выработано 4.500 пудов печенья на сумму 15.580 руб. (22).

С 1873 года на самостоятельный путь встают братья Василий и Фёдор Евграфовичи Вахрамеевы. В мае 1873 года Василий и Фёдор Евграфовичи Вахрамеевы, «не желая более участвовать в Торговом Доме „Братья Вахрамеевы“, всё торговое дело, как-то товар, капитал, всё движимое имущество, получение долгов по документам и по счетам» предоставляют в полную собственность остальным двум братьям Николаю и Михаилу Евграфовичам Вахрамеевым" (205).

С 1873 года в составе ТД «Братья Вахрамеевы» остаются Николай Евграфович и Михаил Евграфович. Что самое удивительное, каким бы коренным образом не менялся состав членов ТД, само наименование сохранялось неизменным до 1917 года.

В 1878 году умирает Николай Евграфович, по его духовному завещанию членом Торгового Дома «Братья Вахрамеевы» остается один Михаил Евграфович, он и подписывает от своего имени все отчёты о работе Торгового Дома в статистический комитет.

По давнему желанию Михаил Евграфович с 1878 года восстанавливает табачное производство, организовав его в Коровниках (26). Пряничное производство к 1881 году будет закрыто, среди предприятий ТД «Братья Вахрамеевы» останутся два белильных завода и одна табачная фабрика (32). В 1882 году приостановится производство белил в Коровниках, которое возобновится только к 1895 году (27).

В 1885 году по подписанному договору членом Торгового Дома становится старший сын Николая Евграфовича купец 2-й гильдии Сергей Николаевич Вахрамеев.

В 1891 году Михаил Евграфович и наследники Николая Евграфовича (купец 2-й гильдии Сергей Николаевич, Виктор Николаевич, несовершеннолетние Семён Николаевич, Алексей Николаевич, Олимпиада Николаевна) обратились в Окружной суд о разделе имущества Торгового Дома, так как «нашли по обстоятельствам дела более удобным и полезным учинить между собою раздел сего имущества». Несовершеннолетних Семёна, Алексея и Олимпиаду представляет их попечительница Мария Павловна, она же является опекуншей малолетней Глафиры Николаевны.

Из принадлежащих ТД табачной фабрики и свинцово-белильного завода Шиловская табачная фабрика и всё производство этого рода поступает Михаилу Евграфовичу Вахрамееву. Свинцово-белильный Шиловский завод поступает наследникам Николая Евграфовича. Движимое имущество, принадлежавшее ТД, делится поровну. Этикет с изображением медведя для табачных изделий, принадлежавший табачной фабрике, за переходом самой фабрики в исключительную собственность Михаила Евграфовича поступает ему. За это он уплатит наследникам Николая Евграфовича 3 тыс. руб., из коих восьмая часть причитается малолетней Глафире Николаевне.

Так как среди наследников присутствует малолетняя дочь Глафира Николаевна, проект раздела до решения Окружного суда утверждается Сиротским судом. Почему в документах раздела табачная фабрика именуется Шиловской, не ясно, потому что табачная фабрика во всех отчётах в статистический комитет будет указываться Михаилом Евграфовичем как открытая в Коровниках в 1878 году.

В апреле 1891 года 2-й гильдии купец Сергей Николаевич, ППГ Виктор Николаевич, несовершеннолетние Семён и Алексей Николаевич, последние два из них с согласия попечительницы — матери, ППГ Марии Павловны Вахрамеевой — оформляют следующий договор. Сергей Николаевич Вахрамеев учреждает Товарищество на вере под фирмою «Братья Вахрамеевы» для производства свинцовых белил и торговли ими и другими москательными товарами. Виктор, Семён и Алексей согласились участвовать в учреждаемом Товариществе как вкладчики.

Для образования основного капитала ТД вкладывают каждый по три тыс. руб., каждый имеет право с согласия других увеличить сумму. Руководителем и заведующим Товариществом состоит учредитель его Сергей Николаевич Вахрамеев. «Срок Товариществу не определён, существование его прекращается за выходом из него Сергея Николаевича, за выходом же из Товарищества вкладчиков деятельность Товарищества не прекращается (124, части 3, 4).

В 1911 году Сергей, Виктор, Семён и Алексей Николаевичи Вахрамеевы открывают ТД «Братья Вахрамеевы» на правах полного товарищества для свинцово-белильного, краскотерочного и свинцовопрокатного производства и торговли этими и другими товарами. Для создания оборотного капитала каждый из них вносит по 10 тыс. руб., суммы могут быть увеличены каждым, но не более 150 тыс. руб.

Кроме имения с заводами в Шиловской слободе в пользование ТД поступают две лавки на Нижегородской ярмарке. Устанавливается заработная плата каждого по 200 руб. в месяц (150, л. 62об). Укрепление за ними недвижимого имения на Большой Московской происходит решением Окружного суда в 1905 году по давности владения. Документов на это имение у них нет. В обращении просьба: осмотреть и описать имение, произвести допрос свидетелей (107).

Вдова Николая Евграфовича Мария Павловна в 1902 году обращается в Окружной суд с просьбой об укреплении недвижимого имения по Сретенской улице по давности владения. Доверителем в обоих делах является Михаил Гермогенович Вахрамеев. Его заявление в суд: «Доверительница моя, Мария Павловна Вахрамеева владеет спокойно, бесспорно, непрерывно в течение более 10 лет на правах полной собственности недвижимым имением, состоящим в городе Ярославле, 17 квартале по Сретенской улице и заключающемся в каменной двухэтажной лавке с землёю под нею и при ней… Прошу осуществить осмотр, описание, дознание и на основании всего этого признание права собственности» (108). Документов нет, но каменная двухэтажная лавка на Сретенской улице в 17-м квартале как недвижимое имение значится за купцом Николаевым Вахрамеевым еще в 1866 году. Есть план этого имения (121, л. 23).

После смерти Марии Павловны лавка на Сретенской улице досталась её дочери Глафире Николаевне Вахрамеевой по наследству, утверждённому 17 января 1914 года (крепостное свидетельство Марии Николаевне явлено 10 мая 1906 года). Глафира Николаевна продаёт эту лавку с землёю за 12 125 руб. Александру Павловичу Сирину в январе 1917 года (229).

Глафира Николаевна Вахрамеева в течение длительного времени была членом церковного Совета Благовещенской церкви. Она была арестована 16 ноября 1930 года. Обвинялась в принадлежности к контрреволюционной церковно-монархической организации ИПЦ, в деятельном участии нелегального Красного Креста. Глафира Николаевна 8 февраля 1931 года была приговорена к ссылке в Северный край на два года (233).

Но вернемся к Шиловской слободе. После раздела, учинённого в 1891 году, начинается новое каменное строительство на этом производстве. В 1893 году купеческая вдова Мария Павловна Вахрамеева обращается в Строительное отделение за разрешением строительства помещения для локомобиля. В деле есть план имения в прежних границах (42).

В 1903 году строится одноэтажный каменный корпус для краскотерки. Есть план и чертеж здания (в настоящее время — дом 1а на Московском проспекте) (51).

В 1908 году следует обращение в Строительное отделение о разрешении каменной пристройки к уже существующей краскотерке (53).


Пристройка к зданию краскотёрки. Современный вид (Московский пр., д. 1А).

В 1912 году строится каменная контора (в настоящее время — дом 1б на Московском проспекте) и деревянная конюшня. На чертеже подпись: городской инженер Саренко (58).

Наибольший расцвет производство ТД достигнет к 1902 году, когда на заводе занято 50 рабочих и будет выработано белил на сумму около 80.000 руб. (172). Далее происходит снижение объема продукции до 40.000 руб. Количество рабочих, занятых изготовлением белил, после 1902 года всегда будет около 20 человек. Продолжительностью рабочего дня — 4−5 часов. С таким состоянием производства сыновья Николая Евграфовича Вахрамеева встретят 1917 год.

Не встречались документы о том, чтобы братья Вахрамеевы открывали больницы или школы. При этом общественное положение их было заметным, о чём свидетельствует избрание в гласные Городской Думы в 1909 и 1913 годах Сергея Николаевича Вахрамеева. Виктор Николаевич Вахрамеев был гласным Городской думы с 1905 по 1913 год.

Николай Евграфович был женат дважды. В 1845 году он венчался с 17- летней Марией Александровной Шапошниковой. Она умерла в 1855 году, сыновей в этом браке не было.

По переписи населения1897 года в доме N1 на Большой Московской (в настоящее время дом 1 на Московском проспекте) живут: Мария Павловна — вдова 60 лет при сынах, Сергей Николаевич — хозяин заведения, Виктор Николаевич — управляющий белильным заводом, Алексей Николаевич занимается москательной торговлей. Старшие сыновья женаты, образование у сыновей — начальная школа. С ними живут Вахрамеева Глафира Николаевна — дочь ППГ, девица, образование: частный пансион и Шебунина Варвара Давыдовна — тетка, девица 60 лет, служит экономкой. По какой-то причине отсутствует Семён Николаевич. Возможно, он где-то учится (198, л. 174).

В 1917 году владельцем дома на Б. Московской значится Семён Николаевич Вахрамеев. Ему 43 года, является владельцем фабрик: краскотерочной и свинцово — белильной. Его жене Вере Алексеевне 36 лет. Детей нет (180, Л.68). По метрическим записям в Благовещенской церкви в апреле 1917 года у них родится дочь Ирина (85).

Алексей Николаевич Вахрамеев в 1917 году живет в доме Шапошникова Павла Дмитриевича на Воздвиженской улице (в настоящее время — дом 8 на Флотской улице). Алексею Николаевичу 44 года, в качестве профессии он указывает: заводчик, владелец свинцово-белильного завода. У него семья: жена Анна Ивановна 40 лет и дети Алексей (16 лет), Борис (14 лет) и Игорь (9 лет) (174, л.1). В 1911 году Алексей Алексеевич по просьбе отца был зачислен в Ярославское реальное училище, которое закончил, пройдя полный курс (164).


Дом П. Д. Шапошникова на Воздвиженской (современный адрес: ул. Флотская, д. 8)


По исповедным ведомостям за 1915 и 1916 годы в Ярославле живут и два других брата: Сергей Николаевич и Виктор Николаевич. (231, 232). У Сергея Николаевича Вахрамеева детей нет. Из-за отсутствия переписных листов за 1917 год ниже представлен лишь фрагмент родословного древа для Виктора Николаевича.

Кто-то из Вахрамеевых снимает квартиру на Воздвиженской улице в доме Григория Ивановича Киселева (в настоящее время — дом 19 на Флотской улице), переписных листов с описанием квартир в деле не сохранилось. Это может быть Виктор Николаевич, так как в квартире, занятой Вахрамеевыми, 1 взрослый мужчина, 1 невзрослый мужчина, две взрослых женщины. Это могу быть Виктор Николаевич с женой, дочерью и сыном. Одна из дочерей к этому времени могла выйти замуж.

Существует коммерческая связь Вахрамеевых с Киселевым (175, л. 202). В 1917 году крестьянин Ярославского уезда Григорий Иванович Киселев занял у Виктора Николаевича Вахрамеева 35.000 руб. из 7,5% годовых, выплачиваемых вперед за полгода, сроком на один год. В счет занимаемых денег заложил имение в 32 земельном квартале по Воздвиженской улице. Имение (участок земли на углу улиц Воздвиженской и Дворянской с трехэтажным смешанным домом, деревянным флигелем и другими службами) досталось Киселеву по купчей от 12 апреля 1916 года от наследников Рафаила Кокуева (230).


Дом Г. И. Киселёва на Воздвиженской улице (современный адрес: ул. Флотская, д. 19)


Гермоген Евграфович Вахрамеев
(09.03.1831 — 17.04.1889)

В 1863 году от братьев выделяется Гермоген Евграфович, получив деньги за свою долю движимого имения (16). Отделившись от братьев, Гермоген Евграфович объявляет в 1864 году капитал по 2-й гильдии

В это время он вполне благополучен. В 1862 году жене Гермогена Евграфовича (купеческого брата) Любови Дмитриевне ярославский мещанин Барашков Дмитрий Гаврилович дарит (единственной наследнице) недвижимое имение. Имение это состоит из каменного двухэтажного полудома со строениями и землею против церкви Святого Духа (48 земельный квартал), двух каменных лавок в одной связи на Рождественской улице в пушном ряду и одной лавки против Власьевских ворот в стекольном ряду (71). В этом же году Любовь Дмитриевна вступает в права владения подаренным имением. Стоимость подаренного — 5 тыс. руб. (14).

Сложна и неудачна будет коммерческая деятельность Гермогена Евграфовича. Его долги поставят под угрозу само существование производства в Шиловской слободе.

В 1864 году Гермоген Евграфович пробует себя в промысловой деятельности. Он заключает на три года контракт с Иваном Яковлевичем Угрюмовым, по которому они «согласились между собою производить в течение 3-х лет сообща выработку белил на заводе, принадлежащем из них Угрюмову». Контракт заключён на следующих условиях: Вахрамеев обязался платить Угрюмову за завод со всеми к нему принадлежащими строениями арендных денег 300 руб. в год. Выработка белил на заводе должна быть общая, а если суммы для выработки белил у одного из контрагентов будет более, чем у другого, то в этой выработке друг другу не препятствовать. На ярлыках, приклеиваемых к ящикам, писать общую надпись: Вахрамеев и К-о. Выдачи рабочим денег и другие расходы по заводу производить из общей кассы. Материалы, как-то свинец или шпат, должны быть общие".

Контракт этот существовал в течение всего срока. Во всё это время никаких недоразумений не возникало. По окончанию срока уполномоченный доверенный от Вахрамеева обратился в Ярославский окружной суд с прошением, в котором, объясняя и описывая распределение обязанностей, приводит свои расчеты, по которым просит взыскать с Угрюмова недополученные 20 007 руб. 62 коп.

Суд обращает внимание, что, ведя оптовую торговлю, Вахрамеев должен был иметь правильные торговые книги. Кроме того, указывается, что расходы на заводские нужды были не из собственных Вахрамеева средств, а из выручки за проданные белила, составляющие общую собственность обоих компаньонов. Договор между Угрюмовым и Вахрамеевым не подходит ни под один из видов, установленных законом.

Ярославский окружной суд в иске отказывает, в апелляционной жалобе отказывает и обращает на Вахрамеева все судебные издержки.

В результате уже доверенный Угрюмова подаёт встречный иск о взыскании с Вахрамеева собственных судебных издержек на сумму 951 руб. 38 коп. (90).

Любовь Дмитриевна Вахрамеева в помощь мужу 27 марта 1867 года занимает 6000 руб. у титулярного советника Николая Павловича Клирикова сроком на один год. Для обеспечения займа идёт в залог всё имение, подаренное отцом (74). В июле этого же года Любовь Дмитриевна занимает 3000 руб. у Ивана Павловича Добрягина сроком на 8 месяцев. В «счет указанных денег» заложено полностью имение, ранее заложенное Клирикову. «При неуплате Добряков должен представить закладную к взысканию и удовлетворение получить по закону, иметь только то, что останется за удовлетворением долга Г. Клирикову 6000 руб. с причитающимися % по неплатежу» (75).

Существует еще много дел, связанных с неудачной коммерческой деятельностью Гермогена Евграфовича: 346/5-дд. 187, 468, 588, 602, 1556, 55/1−2643.

В 1867 году (8 ноября) Гермоген Евграфович Вахрамеев, проживавший в доме своей жены по Духовской улице, занял у купеческого внука Николая Андреевича Шигалева, проживавшего в доме купца Петра Шигалева на улице Голубятной, по заёмному письму 5000 руб. сроком на четыре месяца. Доверенный купеческого внука обращается в Окружной суд 27 мая 1868 года из-за невозврата денег.

Вот тут- то и возникают проблемы для его братьев.

2 октября 1868 года судебный пристав просит предоставить опись и оценку четырёх недвижимых имений, принадлежащих ярославским купцам Николаю и Гермогену и купеческим братьям Василию, Михаилу и Фёдору Евграфовичам Вахрамеевым. Опись общего владения: а) каменный двухэтажный дом с находящимся при нём белильным заводом и табачною фабрикой, б) пустопорожняя земля возле церкви Иоанна Предтечи, в) каменная лавка на Воскресенской улице, г) паточный завод в Ярославском уезде при деревне Меленки.

В Окружной суд поступают заявления купеческой вдовы Александры Михайловны и ярославского купца II гильдии, как начальника купеческого семейства, Николая Евграфовича Вахрамеева. «В опись попала часть движимого имущества (перечень присутствует) до 20 000 руб. От всего этого имущества брат наш Гермоген, получив от нас вознаграждение, сделал отречение в 1863 году. Ярославская Городская Дума свидетельствует, что Гермоген Евграфович внёс в 1864 году отдельный купеческий капитал. В семейном достоянии братьев Вахрамеевых имеет только узаконенную часть в недвижимом имении, доставшемся им от отца их и братьев его Николая и Александра. Александра Михайловна и её сыновья просят о продаже всего описанного имения в целом. Шигалев на это не согласен, «так как по величине суммы, которая будет следовать за всё имение, не найти на него покупщиков». Суд отказывает Вахрамеевым в продаже всего имения в целом.

Затевается спор о паточном заводе. Николай Евграфович называет его своим, а из купчей крепости видно, что завод был приобретён Николаем Евграфовичем с братьями Василием и Гермогеном. С торгов, проведённых при Ярославском Окружном суде 16 декабря 1868 года, ярославский купец II гильдии Анатолий Иванович Салов (тесть младшего брата Фёдора Евграфовича) покупает 1/3 завода, ранее принадлежащую Гермогену Евграфовичу. Тут же, почуяв деньги, объявляется доверенный купца Угрюмова, желающего получить судебные издержки в размере 956 руб.

По решению суда описывают имущество в доме Любови Дмитриевны Вахрамеевой. Следует её обращение в Окружной суд. В её отсутствие в доме по указанию доверенного купца Угрюмова было описано имущество на 71 руб. «Вся мебель, за исключением ломберного стола и зеркала, принадлежит ей и куплена …21 мая 1865 года. Что касается принадлежности сундука, нет надобности и доказывать, так как в нём (что видно из описи) хранится одёжа жены». Описанное движимое имущество продаётся с публичных торгов за 211 руб., покупает его Шигалев.

30 января 1870 года в Окружной суд поступает прошение ярославского купеческого внука Шигалева Николая Андреевича. «Большая часть имущества Вахрамеева на торгах 24 ноября куплена им и деньги хранятся в Окружном суде. А так как жена заявила суду иск о праве на описанное и проданное имущество, то он, Шигалев, заявляет, что если суд признает право за Любовью Дмитриевной, то он согласен получить в возврат те деньги, какие им были отданы за проданное имущество, а купленные вещи оставить в её владении, которыми она, впрочем, с его согласия пользуется, и они им ещё не приняты». Суд Вахрамеевой в иске отказывает. Так 30 января 1870 года продажей движимого имущества заканчивается одно из дел (91).

На 1869 год после продажи паточного завода из описи недвижимого имения осталось три части. В газетах судебным приставом размещаются объявления о публичных торгах «права Гермогена Евграфовича на часть недвижимых имений без предварительного вывода оных из нераздельных с братьями его и матерью». Кроме Ярославской губернии, такие объявления помещаются в «Губернских ведомостях» Владимирской, Костромской и Тверской губерний.

6 июня 1870 года с публичных торгов Николай Евграфович выкупает часть Гермогена Евграфовича на пустопоржнюю землю в Толчковой слободе и его часть на каменную лавку на Воскресенской улице. Фёдор Евграфович приобретает часть Гермогена Евграфовича из недвижимого имения, заключающегося в каменном доме со строениями и землёю, табачной фабрикой и белильным заводом на Шиловской улице.

А в июле 1870 года начинаются новые судебные дела. Судебный пристав Соколов 18 июля 1870 года просит суд об утверждении разрешения на продажу недвижимого имения Вахрамеевой в связи с взысканием по закладной 7200 руб. купеческой женою Шигалевой Агафьей Никитичной. Заявление о взыскании этого долга было подано в суд 18 ноября 1869 года. Дом судом был отдан Шигалевой во временное владение вместо процентов. Издержки за ведение дела в размере 352 руб. суд постановил взыскать с Вахрамеевой в пользу Шигалевой.

В июне 1871 года каменный двухэтажный полудом с надворными строениями напротив церкви Святого Духа, заложенный по закладной, с публичных торгов приобретает Шигалева Агафья Никитична. В торговом листе для продажи имения есть фраза — «с белильным заводом». В этом же месяце каменную одноэтажную лавку, крытую тёсом, напротив гостиницы Кокуева в стекольном ряду на публичных торгах покупает ярославский мещанин Павел Иванович Бычков за 701 руб. (92, 93).

Последнее из найденных коммерческих приключений Гермогена Евграфовича связано с продажей отставному фельдшеру С. Н. Виноградову артельного места. Историю можно прочитать в приложении.

В записках для долговременной памяти характеристика Гермогена такова: «Отделился он от своих братьев в 1866 году и капитал свой весь проторговал и дом жены своей, и лавки все проторговал, в 1870 году поступил в приказчики к братьям и взяли его из сожаления его детей трое, но и после сего… и живет 17 годов без дела до 1881 года».

Но надо отметить, что при многочисленных коммерческих неурядицах будущее своих детей Гермоген Евграфович обеспечил, дав сыну и обеим дочерям хорошее образование. Дочери окончили гимназию, что видно из переписи населения в 1897 году. Сын Михаил Гермогенович окончил Демидовский лицей.

Вдова Гермогена Евграфовича с детьми будет жить в съемной квартире в доме Сорокина по Большой Рождественской (в настоящее время — дом 37/1 на улице Б. Октябрьская), этот адрес указывается в юридических делах, которые Михаил Гермогенович вёл.

Из данных переписи населения 1897 года: вдова Вахрамеева Любовь Дмитриевна 57-ми лет продолжает жить с дочерьми на квартире в доме 63 по Большой Рождественской. Она живёт на средства сына — присяжного поверенного. Дочери Софья Гермогеновна (29 лет) и Александра Гермогеновна (27 лет) учились в гимназии, дают уроки (194, л. 271).

По документам переписи 1917 года Софья Гермогеновна и Александра Гермогеновна продолжают жить на квартире в доме Сорокина на углу Большой Рождественкой и Шапулинского переулка. Они являются учительницами частного низшего учебного заведения 3-го разряда (186, л. 46).

Михаил Гермогенович после женитьбы до отъезда в Кострому будет снимать квартиру в доме Рыбкиной на Духовской улице (в настоящее время — дом 35 на Республиканской улице). Из переписи населения в 1897 году: Михаил Гермогенович Вахрамеев 32-х лет, потомственный дворянин, образование — Демидовский лицей, доход — присяжный поверенный. Жена Прасковья Ивановна 21-го года, потомственная дворянка, родилась в Галичском уезде Костромской губернии, образование — гимназия (201).

И что самое замечательное: у него отличный почерк. Все дела, поручаемые ему как доверенному для ведения членами семьи Вахрамеевых, читать одно удовольствие.

У Михаила Гермогеновича и Прасковьи Ивановны родится трое детей: Николай, Надежда и Михаил. Все крещены в Благовещенской церкви. После смерти тестя Михаил Гермогенович переедет в Кострому. Будучи женой присяжного поверенного и дочерью одного из крупнейших костромских купцов, Прасковья Ивановна будет заниматься коммерческой деятельностью, получая для этого промысловые и торговые свидетельства. Например, на 1903 год она получает промысловое свидетельство на мучное промышленное занятие IV разряда (154).

Очень яркие характеристики этой семьи в воспоминаниях костромича:

«По окончании университета ярославец Вахрамеев Михаил Гермогенович женился на дочери костромского мукомола Аристова и переехал на жительство к тестю. Вся его юридическая деятельность заключалась в проигрыше одного незначительного беспроигрышного дела. После смерти тестя он был до революции одним из руководителей мельницы.

Были у него дети: дочь и сын. В театр не ходили, концертов не любили, всё свободное время играли в преферанс. Когда не было посторонних, за стол садились дети, так что процветал преферанс семейный. Жили почти безвыездно в Костроме, летом переправлялись через Волгу на дачу. Однажды взяли билеты на пароход до Астрахани, но доехали только до Нижнего Новгорода — плавание показалось скучным, и вернулись домой. Решили всё же посмотреть Европу, вчетвером отправились в Париж. Но и там оказалось всё очень скучно и неинтересно. В результате они ничего не видели и нигде не побывали, а просидели у себя в номере гостиницы, играя с утра до ночи в преферанс. По приезде в Кострому рассказывали: «Уж очень интересная игра была в Париже, карта шла очень удачная. А Париж смотреть было дело нестоящее, и пища там какая-то непривычная» (4, стр. 411).

Про дочерей Гермогена Евграфовича известно из дела о назначении на должность учительницы Вахрамеевой.
Заявление в отдел народного образования от учительницы 20-й Советской школы 1-й станции Волжского района: «Для получения оклада жалованья на выдачу 2-х пятилеток учительницам 20-й Советской школы прошу Отдел Народного Образования утвердить копии с прилагаемых документов, указывающих на право получения 2-х пятилеток». Заявление от 3 апреля 1919 года от учительницы С. Вахрамеевой.
Копия свидетельства, выданная попечителем Московского учебного округа от 7 сентября 1904 года: «Российской подданной православного вероисповедания, домашней учительнице Софье Гермогеновне Вахрамеевой дозволяется сим, согласно её прошению, содержать в городе Ярославле частное учебное заведение третьего разряда для обучения детей обоего пола по плату и условиям, означенным на обороте этого свидетельства.
План учебного заведения третьего разряда.
Предметы преподавания:

  1. Закон Божий.
  2. Русский язык.
  3. Арифметика.
  4. География.
  5. Французский язык.
  6. Немецкий язык.
  7. Чистописание.

Закон Божий будет преподавать священнослужитель православного вероисповедания, прочие предметы сама содержательница и лицо, имеющее на то законное право. Лета учащихся от 7 до 11, число учащихся до 50. Плата за учение по 4 рубля в месяц. Учащиеся будут приходящими. Помещение будет приличное и удобное (по запискам А. Критского помещение будет арендоваться в усадьбе Сорокиных на Большой Рождественской).

8 декабря Директор народных училищ (на прошение от 14 октября 1904 г.) разрешает в содержимом Софьей Гермогеновной Вахрамеевой училище преподавать Александре Вахрамеевой. (147)

Михаил Евграфович Вахрамеев
(07.06.1834 — 13.08.1906)

После раздела с племянниками (сыновьями Николая Евграфовича) в 1891 году во владение Михаилу Евграфовичу отходит Шиловская табачная фабрика. К 1895 году в Коровниках опять возобновляется производство свинцовых белил, но с этого времени Михаил Евграфович отказывается от самостоятельного управления производством.

Какова бы ни была причина, в декабре 1894 года Михаил Евграфович заключает с ярославским мещанином Сергеем Фёдоровичем Пшонкиным следующее условие: с 1 января 1895 года Пшонкин поступает в приказчики первого класса сроком на два года. Он принимает правление табачной фабрикой с жалованьем 20 руб. каждые два месяца. Сергей Фёдорович обязуется строго наблюдать за целостностью принимаемого и отпускаемого товара, нанимать людей только с «законными видами», устранять между рабочими буйства и ссоры. С обязанностями Пшонкин справляется хорошо, о чем свидетельствует тот факт, что он будет на этой должности до закрытия фабрики.

В декабре 1895 года на должность белильного мастера и ответственного приказчика первого класса для управления свинцово-белильным заводом сроком на 1 год поступает отставной рядовой Йосель Лейбович Блох. Жалованье Блоха 25 руб. в месяц на полном содержании (206).

В фонде 80 сохранилось несколько документов, связанных с развитием производства в Коровницкой слободе. Первое из сохранившихся обращений Михаила Евграфовича — от 1882 года о постройке каменного одноэтажного здания для размещения парового котла. В деле есть план усадьбы (36).

В 1895 году Михаил Евграфович подаёт прошение через своего сына Евграфа Михайловича: «С давнего времени, а именно с 1872 года, я имею на принадлежащей мне земле, находящейся почти на окраине города Ярославля, в Коровниках, небольшое заведение по выделке белил в помещении, показанном на плане под литерой „А“. Представляя этот план, я заведение это в настоящее время желаю усовершенствовать и несколько расширить. Объяснив все изложенное, покорнейше прошу Губернское правление не отказать в зависящем распоряжении о возведении указанной пристройки» (43).

К 1901 году в Коровниках исчезает табачное производство. В мае 1901 года Михаил Евграфович Вахрамеев продаёт Фёдору Евграфовичу Вахрамееву «право исключительного пользования товарным знаком — медведем в виде герба Ярославской губернии, на что было выдано свидетельство Департаментом Торговли и Мануфактур 30 июня 1897 года». Стоимость проданного бренда — 3000 руб. (207, л. 020) .

В июле 1901 года управляющий табачной фабрикой Сергей Фёдорович Пшонкин обращается в акцизное управление: «Имею честь просить перевезти на табачную фабрику Фёдора Евграфовича Вахрамеева две табачнорезательные машины, а также снять с остальных машин акцизные знаки, фабрику считать закрытой». Описание фабрики на этот момент таково: каменное здание в два этажа для крошки, толчения и смачивания табаку, каменное здание для паровой машины, каменное здание для сушки листового табаку и несколько деревянных зданий (223).

Отойдя от производственных дел, в качестве основного занятия для получения дохода при переписи населения в 1897 году Михаил Евграфович Вахрамеев указывает торговлю. Михаил Евграфович живёт в доме своей жены Екатерины Васильевны на Рождественской улице (в настоящее время — дом 43/2 на улице Б. Октябрьская). Жене Екатерине Васильевне 62 года, она родилась в городе Мышкине. С ними живёт семья младшего сына Евграфа Михайловича. Купеческий сын Евграф Михайлович 28 лет получил образование в гимназии, его доход — торговля при отце. У Евграфа Михайловича к этому времени жена Юлия Зиновьевна 24 лет, получившая образование в гимназии, и сын Михаил Евграфович 2 лет (200, л. 4).

Вместе с сыновьями Михаил Евграфович торгует табаком и красками во 2-м корпусе Гостиного двора (152).

Дом на Большой Рождественской куплен Екатериной Васильевной в 1882 году у Шубиной Екатерины Никоноровны. Подтверждение — в списке домовладельцев за 1882 год, где значатся прежняя хозяйка и новая (155, л. 158). В «Оценочных ведомостях недвижимых имуществ, принадлежащих частным лицам» за 1885 год значатся деревянный с мезонином дом и флигель, купленные Екатериной Васильевной Вахрамеевой (159, л. 55).


Дом Е. В. Вахрамеевой на ул. Б. Рождественской. ГАЯО, фотокаталог «Старый Ярославль»

Есть описание этого дома за 1874 год, сделанное для Общественного банка. В этом же деле есть план земельного участка, на котором присутствует сад. «Дом деревянный на каменном фундаменте с мезонином с Дмитриевской площади. Шесть деревянных колонн, кои стоят для поддержки верхнего балкона, а основание этих колонн на нижнем балконе. Верхний балкон обнесен балясинами с поручнями». Всё оценено в 8 тыс. руб. (127).

Самое интересное, что практически так дом выглядел в 1846 году, когда его владелица титулярная советница Фаста Гавриловна Соболева с сыновьями обратилась с просьбой на разрешение перекрыть крышу (145, л. 74).

После смерти Екатерины Васильевны в «Списках домовладельцев 1 части города Ярославля» за 1915 год недвижимое имение на Рождественской принадлежит Раисе Дмитриевне Вахрамеевой и Евграфу Михайловичу Вахрамееву (157). В 1914 году Андрей Михайлович Вахрамеев обращается в городскую управу с просьбой поставить забор по правой стороне своих владений на Рождественской улице. План имения присутствует (146).

Из «Книги сборов, поступающих к нотариусу А. Н. Зыкову» узнаем, что в 1901 году Михаил Евграфович пишет завещание. Выпись из него за N697: «всё своё движимое и недвижимое имение и капитал завещает в собственность сыну Андрею Михайловичу Вахрамееву с тем, чтобы он выдал супруге Екатерине Васильевне Вахрамеевой 8.000 руб., Евграфу Михайловичу Вахрамееву 15.000 руб. (225, л. 94). Умирает Михаил Евграфрвич в 1906 году, еще при жизни, в 1903 году, он оформляет дарственную на имение в Коровниках на старшего сына Андрея Михайловича Вахрамеева.

Сохранилось обращение Андрея Михайловича в Строительное отделение в 1903 году: «В конце июня сего года от отца моего Михаила Евграфовича Вахрамеева по дарственной записи перешли ко мне разного рода постройки, а также свинцово-белильный и краскотёрочный завод, состоящий в городе Ярославле, в Коровниках, близ Арестанских рот, работающий и по настоящее время. Мною учреждается на правах полного товарищества Торговый Дом под фирмою „Вахрамеев и К“ для производства белил и тёртых красок». В этом же договоре оговаривается и москательная торговля (49).

В ответе на его обращение в Губернское Правление содержится важная информация: «Разрешение на продолжение работ на существующей фабрике не требуется. Устройство же новых в городах белильных заводов как вредных чистоте воздуха воспрещается. Также равно воспрещается перестройка таковых уже существующих». Может быть, это решение городских властей не даст Андрею Михайловичу значительно преобразовать производство, но до 1917 года завод работает. Правда, рабочих в 1916 году всего 5 человек, да и объём производства все эти годы не превышает 30.000 тыс. По какой-то причине запрет на перестройку не коснулся предприятий Николая Николаевича Вахрамеева, которые также находились в черте города.

Вторым пайщиком вновь учреждённого ТД стал Александр Васильевич Воронцов. Уже в 1897 году, при переписи населения, Александр Васильевич, закончивший курсы в городском училище, служит бухгалтером при химическом заводе. В это время он с семьёй живёт на съемной квартире в доме Кремлёва на Никитской улице (64 земельный квартал) (199, л.141). Бухгалтером он служит на заводе Ивана Александровича Вахрамеева, получая для этого приказчичьи свидетельства. Александр Васильевич удачно женится на сестре жены своего хозяина — Ольге Владимировне Кучкель. Таким образом, по-родственному Александр Васильевич становится сотоварищем Андрея Михайловича.

О том, что их деятельность приносит доход, говорит тот факт, что к 1909 году Воронцов Александр Васильевич из мещан переходит в купечество и имеет свой дом на Рыбинской улице в 43 земельном квартале (ныне улица Салтыкова-Щедрина) (162, л. 5об). В августе 1912 года он покупает полукаменный дом на Рыбинской улице в 84 земельном квартале у ярославского мещанина Петра Александровича Затрапезнова. В этом же месяце для обеспечения займа в 10 000 руб. сроком на три года этот дом заложен ярославскому купеческому сыну Дмитрию Васильевичу Дунаеву (226).

А по документам переписи 1897 года уже в это время производством в Коровницкой слободе близ церкви Иоанна Златоуста занимается старший сын Андрей Михайлович Вахрамеев. По переписи населения, в Златоустинском переулке стоит фабрика Вахрамеевых в составе двух домов из кирпича под железной крышей и одного деревянного под железной крышей. В доме в одной квартире живёт семья Андрея Михайловича. Андрею Михайловичу 35 лет, образование он получил дома, занимается торговлей при отце. У него жена Раиса Дмитриевна 29 лет и три сына: Дмитрий, Михаил, Андрей. В другой квартире живёт управляющий табачной фабрикой Пшонкин Сергей Фёдорович с семьёй (200, л.4).

В 1911 году ППГ Андрей Михайлович Вахрамеев обращается в Строительное отделение за разрешением для постройки каменного одноэтажного здания кладовых и конюшен в Коровницкой слободе (55).

У Андрея Михайловича к тому времени — огромная семья.

В октябре 1911 года для своей многочисленной семьи Раиса Дмитриевна Вахрамеева покупает часть имения в Ярославской губернии в деревне Лютово у Варенцовой Екатерины Вадимовны. Имение той досталось от мужа дворянина Николая Дмитриевича Варенцова по дарственной записи от 7 февраля 1892 года. Имение заложено хозяйкой для заёма в Московском отделении Дворянского и Земельного банка. Банк разрешает отчуждение части имения для продажи без досрочного погашения какой-либо части выданной банком под залог суммы (227).

Устроенная здесь дача называлась Крутицы. «Дом, выстроенный по проекту самого хозяина, был поставлен на крутом берегу реки Кисьмы. На фотографии из архива Костылевой А. А., выполненной в 1960-е годы (единственная фотография, которую удалось найти), мы видим уютный домик с мезонином (верхний полуэтаж жилого дома, неполный этаж, надстройка, где обычно жили дети, молодежь, родственники, приживалы). Дом деревянный, по фасаду его имеется гульбище (галерея, охватывающая здание с нескольких сторон). Мезонин украшен деревянной резьбой: на наличниках, лобовой доске и лопатках — корабельная резьба, а на причелинах, прикрывающих торцы кровли, сквозная ажурная резьба» (5).

Для семьи был перестроен жилой дом в Коровниках (в настоящее время — дом 4/20 на Портовой набережной) (5).


Жилой дом Вахрамеевых в Коровниках (современный адрес: Портовая наб., д. 4/20)

Из воспоминаний правнука Андрея Михайловича (внука Сергея Андреевича): «До революции семья моего деда жила в полном достатке. Нельзя сказать, что дед Андрей Михайлович был скуп, но он всегда весьма ограничивал расходы членов семьи, включая детей. Жене на ведение хозяйства давал денег не более чем на неделю и требовал отчета. На образование, театр и др. серьезные мероприятия средств не жалел. В качестве подарков покупал детям слесарные и плотницкие инструменты, садовый инвентарь, фотоаппарат и т. п., а в остальных прихотях отказывал, говоря по обыкновению: „Что я, кую деньги-то что ли?“ Квитанции об оплате за учебу детей в гимназии, реальном училище подшивал, чтобы затем предъявить сыновьям как векселя для своего рода пенсии по его старости. Андрей Михайлович был строгим отцом и, по-моему, даже порол сыновей, но за дело. После революции у Андрея Михайловича и Раисы Дмитриевны осталось в живых шестеро сыновей (Дмитрий (1892−1979), Владимир, Андрей (1895 г. р.), Сергей (1899 г. р.), Валериан и Глеб (самый младший, 16-й в семье). Наша линия идет от Сергея Андреевича, и я его внук. До конца 1926 года он состоял на службе в Товариществе Краскотер“ в должности счетовода с окладом жалованья 42 рубля в месяц» (с сайта Yarportal.ru, 2009).

К 1935 году Андрей Михайлович с женой Раисой Дмитриевной будет жить у младшего сына Валериана в Ленинграде. 7 марта 1935 года они будут арестованы как социально опасные элементы и сосланы на 5 лет в Уфу (233).

Евграф Михайлович Вахрамеев после смерти отца самостоятельный купеческий капитал не объявлял, получая для торговли торговые свидетельства 2-го разряда. Он в разное время торгует и хлебом, и канцелярскими товарами.

В 1909 году Евграф Михайлович владеет домом на улице Рыбинской в 43 земельном квартале (дом не сохранился, находился справа от дома Секлетии Михайловны Сакиной) (133, 162). При переписи 1917 года этим домом уже владел Киренев Александр Федорович.

В документах переписи 1917 года нет записей о семьях сыновей Михаила Евграфовича Вахрамеева (полностью отсутствуют листы по 40-му земельному кварталу). Может быть, обе семьи живут в доме, доставшемся им от матери, на Б. Рождественской. Два внука Михаила Евграфовича Вахрамеева — Владимир Андреевич и Николай Евграфович — после восстания в Ярославле будут арестованы в 1918 году. При аресте место проживания значится по адресу: Б. Рождественская, 59 (233). И все же есть сомнения по поводу проживания Владимира Андреевича в этом доме, так как его отцом был прекрасно перестроен для семьи дом в Златоустинском переулке. Он мог быть там просто арестован в доме бабушки.

Из-за отсутствия листов переписи для удобства представлены фрагменты родословного древа:



Фёдор Евграфович Вахрамеев
(24.6.1844 — 18.11.1906)

Рассказ о двух братьях, создавших табачную фабрику «Феникс», начинаю с младшего — Фёдора Евграфовича, так как именно он и его дети будут до конца заниматься этим производством.

Василий Евграфович и Фёдор Евграфович Вахрамеевы, выделившись из Торгового Дома «Братья Вахрамеевы» и получив 42 000 рублей, скупают пустопорожние земли в земельном квартале 57 по улице Мологской (ныне улица Победы). В июле 1873 года они основывают Торговый Дом под фирмою «В. и Ф. Вахрамеевы». В 1874 году открывают табачную фабрику. Она помещается в трёх деревянных домах, рабочих — 25 человек. В первый год выработано 5.285 пудов табачных изделий на сумму 37.746 руб. (23).

Для расширения табачной фабрики с 1873 по 1904 годы активно скупается земля в 56 и 57 земельных кварталах. Для получения табачных бандеролей берутся кредиты, и как необходимость оформляются оценочные акты на имущество. В этих оценочных актах встречаются и материалы по покупке земельных участков, и прекрасные описания домов с чертежами (509/1-дд. 2563, 2564, 2581, 2592, 2597, 2605, 2621, 2643, 2652, 2663, 2692, 2693, 2701).

Первая запись о каменном строении на территории фабрики найдена в обращении в Строительное отделение в 1878 году — это пристройка для паровой машины (33).

В 1881 году строится сушильня, есть чертеж здания (35).

В 1882 году строится первый каменный корпус, в деле нет плана, поэтому не определила на местности (38).

В 1896 году подаётся прошение в Ярославское губернское управление об устройстве электрического освещения. Выписка из протокола Ярославского губернского управления: «Содержатель типографии в городе Ярославле кандидат права Эдуард Германович Фальк и ППГ Иван Николаевич Гарцев и Фёдор Евграфович Вахрамеев в минувшем феврале сего года представили в губернское правление планы на устройство электрического освещения в принадлежащих им хозяйствах, т. е. в типографии, мукомольной мельницы и табачной фабрики». 20 февраля 1897 года составлен акт осмотра устроенного освещения, подписанный архитектором Окербломом. В комиссию для осмотра кроме Окерблома входили младший механик почтово-телеграфного округа Травин, полицейский пристав II участка Волков (44, 46).

Хочется обратить внимание на ещё одно обращение Торгового Дома «В. и Ф. Вахрамеевы» в строительное отделение. Это история создания фабрики «Парижская Коммуна» (ныне ООО «Технофлекс»). В 1870 и в 1880 годах Фёдор Евграфович Вахрамеев покупает у бывших государственных крестьян Ярославского уезда землю в пустоши Патрикейцево близ села Иваньково (205, л. 109).

В конце 1879 года членом ТД «В. и Ф. Вахрамеевы», внеся капитал в 5 тыс. руб., на правах полного товарищества становится Василий Николаевич Дунаев — муж Надежды Евграфовны Вахрамеевой (87, л. 49). В 1889 году Торговый дом под фирмою «В. и Ф. Вахрамеевы» просит о разрешении на постройку химического завода для выделки свинцовых белил, медянки и купоросного масла на землях близ села Иваньково (39). В этом же году Василий Николаевич Дунаев выходит из членов этого ТД в связи с созданием собственного дела.

По раздельному акту вся земля пустоши Патрикейцево Ярославского уезда близ села Иваньково со всеми постройками поступает к Дунаеву Василию Николаевичу. «К нему же переходят все договорные обязательства ТД „В. и Ф. Вахрамеевы“ с инженером-технологом Михаилом Павловичем Прокуниным по контракту, заключённому Дунаевым В. Н. от имени ТД. На обязанности Дунаева лежит расчёт и уплата денег подрядчикам, рабочим и за материалы по возведённым и возводимым на этой земле постройкам» (205, л. 19об).

Кроме химического производства Василий Николаевич Дунаев построит дополнительно лесопильный завод (80/1-дд. 2564, 2568, 2739).

Табачная фабрика «Феникс» в Ярославле будет постоянно разрастаться, для этого будут продолжать скупаться земли в Ярославле в 57 земельном квартале. Для устройства второй фабрики приобретается земля в городе Ромны Полтавской губернии. Фёдор Евграфович живёт подолгу в городе Ромны. В некоторых документах он и значится как временный роменский купец. Для ведения дел в Ярославле оформляет в городе Ромны доверенность на старшего брата Василия Евграфовича, проживающего в городе Ярославле в собственном доме на Никольской улице(128).

Из оформляемых доверенностей видно, что закупка табака проводится кроме Полтавской губернии ещё в Черниговской и Харьковской губерниях (205, л. 33, 36). Для заведования производством на табачных фабриках и ведения торговли часто оформляются доверенности на имя старших сыновей Ипполита, Альвиана и Авенира Фёдоровичей и Григория, Константина и Леонида Васильевичей (205).

В 1894 году (1 февраля) происходит полюбовный раздел между братьями Василием Евграфовичем и Фёдором Евграфовичем. В этом документе перечислены недвижимые имения, находящиеся в общем владении братьев и приобретённые частично на их имя, частично на имя Торгового Дома.

Вот их перечень:

А) две лавки в Нижегородской ярмарке Гуртовом табачном ряду: первая лавка каменная с двумя растворами, вторая лавка каменная в один раствор.

Б) участки земли в Полтавской губернии в городе Ромны. На всех этих участках на имя Торгового Дома выстроена табачная фабрика с красными фабричными строениями, машинами и приспособлениями для выделки табака — махорки под фирмою «Южный край».

В) на землях Фёдора Евграфовича в городе Ярославле, арендуемых у него Торговым Домом «В. и Ф. Вахрамеевы», имеется фабрика для выделки табака — махорки под фирмою «Феникс».

По этому разделу Фёдор Евграфович принимает в свою единоличную собственность недвижимое имение в Нижегородской ярмарке и все приспособления табачной фабрики в городе Ярославле и «самый этикет по выделке в Ярославле табачной махорки под фирмою „Феникс“». К нему же переходит весь товар в ярославском фабричном магазине, на складах в Перми, Казани, Ирбитской ярмарки. После раздела 21 февраля Фёдор Евграфович Вахрамеев принимает на должность приказчика 1-го класса в качестве управляющего табачной фабрикой ярославского мещанина Николая Ивановича Столбова. Он служит управляющим до 1889 года, далее его сменяет Фёдор Алексеевич Свинкин.

Василий Евграфович принимает в «единоличною собственность все участки земли в городе Ромны с домом, другими строениями, с табачною фабрикой и с присвоенным ей этикетом „Южный край“» (205, л. 53−56).

В этом же году сыновья Василия Евграфовича Григорий Васильевич и Константин Васильевич Вахрамеевы переезжают на постоянное жительство в город Ромны (149, л. 34).

В январе1900 года Альвиан Фёдорович Вахрамеев, действующий по доверенности отца, приобретает у Натальи Александровны Манкаш — жены румынского подданного зубного врача — имение при деревне Иваники в Романово-Борисоглебском уезде. Имение состоит на момент продажи в залоге у Ярославско-Костромского Земельного банка и у чиновницы Александры Семёновны Цыпленковой. Покупатели принимают на себя все долги, пошлины и расходы по оформлению акта продажи (207).

На момент приобретения, судя по описанию, это сельское поместье. Недвижимое имущество: дом, людская кухня, молочное отделение, каретный сарай, скотный двор, конюшня, сарай кормовой, амбар, рига с пристройкой для молотилки, баня, сарай в углу. Полностью описано доставшееся движимое имущество (до последней чашки/ложки). Описание скота: свиней — 11, рогатого скота — 43, лошадей — 10. Коровы, телята и лошади описаны по кличкам.

Позднее в имении будет действовать деревоотделочный завод.

В июле 1900 года в качестве управляющего имением Фёдор Евграфович принимает на службу сроком на один год крестьянина Константина Сергеевича Сулимова. Жалованье ему назначается «360 руб. в год с готовой квартирой, освещением и пищевым содержанием для него самого, его жены и двоих детей» (207).

С января 1910 года в должность заведующего имением и заводом поступает мещанин города Лебедин Харьковской губернии Павел Григорьевич Ольховский с жалованьем 300 руб. в год (210).

Почему такое внимание к управляющим? Есть вероятность того, что с 1902 по 1909 год управляющим этого имения и завода служил Григорий Васильевич Вахрамеев. Он вернулся вместе с братом Константином Васильевичем из Полтавской губернии в 1902 году, завершив все дела, связанные с заводом их отца в городе Ромны. Оба получают промысловые свидетельства на личный промысел, дающие право служить приказчиками. Константин Васильевич служит на заводе «Феникс».

Григорий Васильевич всеми жизненными узами связан с городом Ярославлем. Он здесь венчается в 1902 году в Благовещенской церкви, в ней же крестит своих детей. При этом в исповедных ведомостях отсутствует, но не по нерадивости, а «за отлучкой», с 1910 года эта проблема исчезает, он так же, как и его брат, служит приказчиком на табачной фабрике «Феникс».

В ноябре 1900 года Фёдор Евграфович покупает в Романово-Борисоглебском уезде землю с разными угодьями у ярославских купцов Фёдора Абрамовича Гагарина и Ильи Фомича Калинина (207).

Недвижимые имения в Романово-Борисоглебском уезде Фёдор Евграфович Вахрамеев завещает в полную собственность сыновьям Альвиану и Авениру с тем, чтобы они выдавали детям Григория Васильевича Вахрамеева по 50 руб. в месяц на их содержание до совершеннолетия.

В 1901 году Торговым Домом приобретается оборудование табачной фабрики и её товарный знак у младшего брата Михаила Евграфовича Вахрамеева.

В начале XX века фабрика в Ярославле под руководством Фёдора Евграфовича превращается в огромное производство, о размерах которого можно судить по описи, сделанной в 1902 году.

На табачной фабрике огромный каменный крытый железом корпус, состоящий из 4-х частей:

а) двухэтажная сушильня,

б) двухэтажное трамбовочное отделение и сушильня,

в) в два этажа: точильное и свалочное отделения,

г) в один этаж: кочегарка и машинное отделение.

Кроме него, еще три корпуса: 1 — каменное двухэтажное здание, занятое набивным отделением и кладовыми; 2 — каменное одноэтажное здание, занятое кладовыми листового табака; 3 — каменное одноэтажное здание, занятое столярною мастерскою (131).

В этот год на фабрике трудится 300 человек, изготовлено продукции на сумму 1.500.000 руб. (172).

Из строений, полностью совпадающих с чертежами, выполненными в актах при оценке недвижимого имущества, остались два дома. Каменный в два этажа дом, предназначенный специально под больницу для фабрики (в настоящее время — часть дома 41 на улице Победы) (135), и каменное здание в два этажа, занятое типографией (в настоящее время — дом 41П на улице Победы) (132). Для бытовых нужд было построено отдельное каменное здание в два этажа, крытое черепицей, для варки пищи и воды (с 30-ю окнами по всему зданию). Этот флигель был занят в нижнем этаже кухнею, а в верхнем — столовою для рабочих (в настоящее время — дом 41Б на улице Некрасова, но он перестроен до неузнаваемости) (135).


Здание бывшей больницы. Современный вид со двора, адрес: ул. Победы, д. 41



Здание бывшей типографии. Современный вид: ул. Победы, д. 41П

В 1903 году Фёдор Евграфович под помещения для торговли и склада табаку берёт в аренду часть нижнего этажа дома на Рождественской площади сроком на 5 лет (правая сторона до угла на Большую Линию) у Николая Петровича Пастухова по цене 1.000 руб. в год (207, л. 040). В 1908 году этот договор переоформляется уже от имени ТД «Ф. Е. Вахрамеева С-я» сроком на 5 лет с платою по 1.300 руб. в год. Арендная плата уплачивается за каждое полугодие вперед (209, л. 32).

В 1904 году доходы табачной фабрики дают возможность Фёдору Евграфовичу Вахрамееву объявить капитал по первой гильдии.

В ноябре1905 года Фёдор Евграфович направляет прошение директору народных училищ об открытии бесплатной библиотеки и при ней читальни в отдельном помещении при фабричной конторе. Ответственным за содержание просит назначить управляющего фабрикой Фёдора Александровича Свинкина (207, л. 83).

В сентябре 1906 года его жена Анна Михайловна и старшие сыновья покупают у дворянки Александры Сергеевны Щербатской имение Фоминское в Романово — Борисоглебском уезде. Имение находится при сельце Фоминское в 4 верстах от города Романова на правом берегу Волги. Стоимость имения 60.000 руб. Имение включает земли, оставшиеся после надела крестьян, и имение самой дворянки с господским домом и всеми усадебными постройками. Покупка оформлена так: ½ часть имения принадлежит Анне Михайловне и ½ часть Ипполиту, Альвиану и Авениру в равных долях (208, л. 17).

В 1911 году между хозяевами имение будет разделено с обязательством «давать друг другу свободный проход и проезд по показанным на плане дорогам» (211, л. 2). А вообще имение это используется не только как дачный участок, но и как сельскохозяйственные земли. Часть земли, принадлежащая Анне Михайловне, будет сдаваться ею в аренду сыну Еллию Фёдоровичу.

Фёдор Евграфович Вахрамеев оформляет в 1906 году завещание. Выписка из завещания:

«1.Недвижимые имения, состоящие Ярославской губернии Романо-Борисоглебского уезда, приобретённые 13 января и 3 ноября 1900 года,… в полную собственность сыновьям Альвиану и Авениру с тем, чтобы они выдавали детям Григория Васильевича Вахрамеева по 50 руб. в месяц на их содержание до совершеннолетия.

2.Всё прочее недвижимое имение жене Анне Михайловне и сыновьям от первого брака Ипполиту, Альвиану и Авениру в следующем порядке:½ часть жене, ½ часть сыновьям.

3.Движимое имущество в том же порядке.

4.Обязываю их, во-первых, учредить ТД под фирмою «Ф. Е. Вахрамеева Сыновья» сроком на три года". Далее следуют распоряжения о выдаче денег малолетним сыновьям Еллию, Лину, Антону, дочерям, невестке Анне Афанасьевне (жене Ипполита Фёдоровича), Убежищу Ярославского городского общества для призрения незаконнорожденных детей и Николо-Рубленской церкви (135).

В Ярославскую городскую управу в декабре 1906 года от Анны Михайловны и сыновей Ипполита, Альвиана и Авенира поступает сообщение об учреждении с января 1907 года ТД под фирмою «Ф. Е. Вахрмеева сыновья» (150, л. 1). Сам договор об открытии ТД есть в фонде Табачной фабрики (656/1−376). Текст отличный. Самые любопытные пункты: 5. Распределение прибыли: Анне Михайловне 40%, трём братьям — 60%; 10. Долги, сделанные отдельными членами ТД, не могут касаться имущества ТД; 11. Никто не имеет права выхода в течение 3-х лет. Товарные знаки «Феникс», «Белка», «Медведь» сохраняются за ТД (216, л. 1−5).

В год создания ТД будет изготовлено табачных изделий на 1.600.000 руб. (171).

В конце 1910 года изменяются условия договора ТД добавлением следующего параграфа: «19. Члены-распорядители ТД „Ф. Е. Вахрамеева С-я“ Ипполит, Альвиан и Авенир Фёдоровичи Вахрамеевы получают за свои труды дополнительного жалованья по 5.000 руб., начиная с 1 января 1911 года» (208, л. 33).

В январе1912 года происходят значительные изменения в составе членов ТД. Анна Михайловна заключает договор о даре права в недвижимых имениях на следующих условиях. Она дарит своим сыновьям Еллию и Лину в общее их в равных частях право на 12/15 частей из принадлежащего ей права на половинную часть доставшегося от мужа. После этого половину оставшегося права она продаёт в общее владение Ипполиту, Альвиану и Авениру. Еллий и Лин выдают матери обязательство в следующем: «Признательные и благодарные означенным даром, обязуемся выплачивать матери нашей ежегодно по 15.000 руб., а оба вместе по 30.000 руб. с 1 января 1912 года. Ежемесячно каждый за себя по 1.250 руб. по окончании каждого месяца. Настоящая подписка является обязательной не только для нас, но и для наших наследников».

Анна Михайловна выходит из членов ТД, ее место заступают сыновья Еллий и Лин. В связи с этим делаются изменения некоторых пунктов договора. Недвижимое имение оценивается в 240.000 руб., каждому принадлежит право на 1/5 часть. Каждый вносит в фабрично-торговое дело по 12.000 руб., общая капитализация паевого каптала определяется в 300.000 руб. Этот оборотный капитал может быть увеличен членами ТД только всеми вместе и равными долями. Распределение прибыли таково: троим старшим братьям — 70%, двоим младшим — 30%, убытки поровну (212).

К табачному производству в 1911 году добавится производство духов, эссенций и т. д. Из договора об открытии фирмы «Вильям Шмидт и А. и А. Вахрамеевы» от 31 декабря 1911 года: «Я, германский подданный Вильям Шмидт, и мы, вкладчики ППГ Альвиан и Авенир Фёдоровичи Вахрамеевы, учреждаем товарищество на вере для производства различных духов, экстрактов, эссенций и красок. Вильям Шмидт принимает на себя всю работу, Альвиан и Авенир вносят по 5 тысяч. До начала выпуска в продажу товаров Шмидт обязуется в течение месяца предоставить товариществу по два образца всех товаров».

Прибыль распределяется следующим образом: Шмидт — 50%, братья — 50%, при увеличении взноса Вахрамеевыми прибыль перераспределяется в их пользу. Шмидт имеет право внести капитал, но не более 1/3 от общего. Каждый имеет право выделиться, заявив при этом за два месяца до окончания операционного года.

На случай смерти Вильяма Шмидта, он обязан в течение первого операционного года изложить в самой подробной форме, письменно, все способы и рецепты приготовления продуктов, вырабатываемых товариществом. Изложенное в письменной форме в запечатанном пакете передать на хранение в одно из кредитных учреждение города Ярославля под условием выдачи этого пакета товарищам-вкладчикам после его смерти (216).

В 1916 году Карл Фридрих Вильгельм Шмидт с женой Ольгой Матвеевной и детьми Матвеем, Борисом и Верой зачислены в ярославской 2-й гильдии купечество (148). С переводом имён на русский язык всегда возникает путаница. При переписи в 1917 году появляется Вильям Вильгельмович Шмидт.

Торговля в Ярославле ведётся в лавке на Воскресенской улице. Есть план земли и расположение строений, принадлежавших Фёдору Евграфовичу Вахрамееву, состоящих в 9-м земельном квартале между Воскресенской улицей и Верёвочным проломом.

Описание имения:

  1. Каменное двухэтажное крытое железом строение, шириною 2.5 сажени, длиною 8.5 саженей; по лицу, то есть по Воскресенской улице, имеется галерея шириною 5 аршин. Строение занято торговым помещением в один раствор, не оштукатурено, с сосновыми полами и потолками. На границе с землею Сумароковой во всю длину строение имеет брандмауэр.
  2. Каменная в два этажа крытая на один скат железом, примыкающая к строению N1, палатка длиною 3 сажени. Строение неоштукатуренное.
  3. Каменный в один этаж крытый железом флигель, длиною по Веревочному пролому 5.33 сажени, шириною в глубину двора 4 сажени с тремя окнами и двумя наружными дверями. Строение занято квартирою. Оштукатурено с внутренней стороны, с сосновыми полами и потолками (130).

Имение досталась Фёдору Евграфовичу по разделу, совершенному между братьями — сыновьями Евграфа Андреевича 6 июля 1871 года.

Торговли в родном городе и на ярмарках недостаточно. Завоёвываются новые рынки сбыта.

В сентябре 1912 года ТД заключает договор с самарским 2-й гильдии купцом Абрамом Осиповичем Вайнбергом. Он принимает на себя обязанности по продаже табака-махорки фабрики ТД «Ф. Е. Вахрамеева С-я» в городе Самаре и Самарской губернии за исключением посада Мелекеса, а также в других местностях, где Вайнбергу будет указано. В договоре строго прописаны условия, защищающие интересы Вахрамеевых. Например, табак-махорку продавать по указанным ценам и только за наличные деньги. Ни в коем случае не продавать табака-махорки других фирм ни самолично, ни через других лиц. В обеспечение выполнения договора Вайнсберг вносит в кассу ТД в виде залога 1.000 руб., на каковые ТД начисляет 6% годовых. При нарушении договора залог остается ТД (212, л.46).

Еще один интересный сюжет связан уже с расширением круга поставщиков. Это окажется особенно важно с началом войны в 1914 году. В документах сохранилось обращение войскового агронома Сибирского казачьего войска. «Имея в виду развитие табаководства среди населения Сибирского казачьего войска, Агрономическое отделение просит сообщить, не может ли фабрика стать постоянным покупателем простого листового табака-махорки по какой-то средней цене и в каком количестве. При желании со стороны фабрики Войсковое Хозяйственное правление может стать посредником по скупке табаку у казаков, причем возьмёт на себя подбор тех сортов, которые требуются фабрикой, путём снабжения населения соответствующими семенами и указаниями технического характера при возделывании табаку» (212, л. 49).

Первая мировая война нанесёт удар и по табачной промышленности. Главная проблема в том, что многие места заготовки сырья окажутся в зоне военных действий. Но здесь опишу две других проблемы.

Первая проблема красочно описана в обращении председателя ярославского Биржевого комитета Альвиана Фёдоровича Вахрамеева к министру торговли и промышленности от 10 сентября 1915 года:

«Для находящихся в городе Ярославле, почти единственных в Северных губерниях, трёх табачно-махорочных фабрик, по количеству выпускаемого продукта занимающих первые места в России, ежедневно требуется сырья около 7.500 пудов, составляющих 13 вагонов, в том числе для АО «Н-ки И.И. Дунаева» — 6 вагонов, ТД «Ф. Е. Вахрамеева С-я» — 4 вагона, АО «Н-ки Н.А. Вахрамеева» — 3 вагона.

Сырой материал для этих фабрик закупается фабрикантами непосредственно у производителей и доставляется в Ярославль по железным дорогам из Полтавской и Черниговской губерний. Вырабатываемый на фабриках табак поступает для местных потребителей в количестве не свыше 1%, остальные же 99% распределяются по рынкам, как Европейской, так и азиатской России при помощи железнодорожных и водных путей.

Таким образом, существование Ярославских табачно-махорочных фабрик возможно лишь при условии сохранения более или менее правильных доставок сырого материала для них по железным дорогам.

В последний год в виду переживаемых страною исключительных событий положение резко изменилось. В настоящее время положение еще более изменилось в худшую сторону. Для фабрикантов стоит весьма важный вопрос о том, производить ли ныне закупки.

С одной стороны, не только одно стремление к личной выгоде, вполне естественное для каждого человека, но и долг гражданина приводит фабриканта к мысли о необходимости производить эти закупки, дабы не создать излишних экономических затруднений, так как в противном случае: 1) фабрики должны будут остановлены и до 2.000 человек останутся без заработка; 2) казна лишится нескольких миллионов рублей дохода, получаемого в виде акциза; 3) значительная часть населения России останется без табаку, который вошёл в число предметов необходимости; 4) соответствующая часть урожая табаку останется на руках у производителя, что неизбежно приведет их к многомиллионным убыткам.

С другой стороны, закупать сырьё без всякой уверенности, что его удастся своевременно доставить на фабрики, нет никакого смысла и составляет такой риск, на который фабриканты идти не решаются".

Ходатайство заключается в том, чтобы Министерство внесло вопрос о возможности своевременной вывозки сырья, для которой требуется около 3.000 вагонов в сентябре, октябре, ноябре и декабре. Альвиан Фёдорович, как выборщик в Государственный Совет от торговли, назначен Биржевым комитетом для личного предоставления ходатайства Ярославского Биржевого комитета (214, л. 35).

Вторая проблема выглядит так.

Сохранилось прошение к министру земледелия уполномоченного табачно-махорочных фабрикантов Альвиана Вахрамеева от 15 ноября 1916 года. Из документов видно, что значительная часть вырабатываемой табачной продукции поставляется для армии по утвержденным ценам. Альвиан Фёдорович просит для удалённых от плантаций фабрик при невозможности сейчас утвердить цены выше существующих предельных срок действия этих цен определить не далее 1 января 1917 года. Альвиан Фёдорович уверен, что «Г. Министром Финансов будут увеличены в скором времени предельные цены на курительную махорку при выяснившейся невозможности продавать её теперь по существующим предельным ценам» (215, л. 15).

При всех трудностях военного времени предполагается дальнейшее развитие производства и преобразование ТД в АО. В 1914 году разрабатывается Устав, А О «Фёдора Вахрамеева С-я». Учреждается, А О для «преображения и продолжения действий, принадлежащих ТД». Основной капитал определяется в 7.000.000 руб., разделённых на 28.000 акций по 250 руб. Основные пункты Устава совпадают с договором АО «Н-ки Н.А. Вахрамеева» (213).

Эти преобразования реализованы не были.

Из оформленных документов о доходах, подлежащих обложению государственным подоходным налогом, кроме личных доходов и расходов членов ТД вполне объективно можно узнать о состоянии фабрики к концу 1916 года. При фабрике находится 36 складских помещений, в том числе отдельно в ТД «Н-ки Пастуховы» на Рождественской площади, в собственных домах на Романовской и Пошехонской улицах. Рабочих на фабрике: 251 мужчина и 398 женщин, управляющих и доверенных: 15 конторщиков и 34 приказчика. Выработано табаку на сумму 6.836.144 руб. 50 коп., чистая прибыль составила 568.771 руб. 16 коп. и распределена между членами ТД в соответствии с договором (214).

Теперь можно перейти от истории становления и развития предприятия к бытовой стороне жизни семьи Фёдора Евграфовича.

Фёдор Евграфович был женат дважды. Первая жена Мария Анатольевна, урожденная Салова. В этом браке родилось три сына: Ипполит, Альвиан, Авенир и две дочери: Капитолина и Инна. После смерти Марии Анатольевны в 1878 году по решению Сиротского суда опекуном над детьми назначается отец Фёдор Евграфович. После замужества дочерей их попечителями становятся мужья: штабс-капитан Фёдор Евгеньевич Петлин и иваново-вознесенский купец Викулин (79).

Вторая жена Анна Михайловна, урожденная Нечаева.

По переписи населения, в 1897 году вся семья живёт в своем доме на Б. Романовской (в настоящее время — дом 39 на улице Некрасова). Состав семьи выглядит так: Вахрамеев Фёдор Евграфович 52 лет, купец, образование — учился у дьячка, доход — табачный фабрикант. Жена Анна Михайловна 32 лет родилась в Москве, училась в Московском городском училище. Старший сын Ипполит 32 лет учился в гимназии, его жена Анна Афанасьевна 25 лет родилась в Кронштадте, училась в Николаевском институте в С-Петербурге. Сыновья Альвиан 24 лет и Авенир 22 лет учились в Московской практической академии коммерческих наук. Авенир Фёдорович женат, его жене Вере Николаевне 18 лет, она родилась в Бежецке Тверской губернии, образование получила в Московском пансионе. Еллий Фёдорович 15 лет на момент переписи учится в практической академии коммерческих наук. Младшие дети: Эмилия 12 лет, Лин 7 лет, Антонин 2 лет (191).

Дом на Романовской улице принадлежал Фёдору Евграфовичу, потом его жене Анне Михайловне. Построен дом не ранее 1882 года, так как в этом году куплена земля, на которой стоит дом, и на время покупки эта земля значится пустопорожней и огородной (128).

Из описания дома: дом двухэтажный смешанный с четырьмя выступами, оштукатурен с наружной и внутренней сторон, 4 ватерклозета, 1 ванная, лестница на рельсах из подольского мрамора с чугунными балясинами и поручнями из ясеневого дерева, площадки тоже из подольского мрамора… потолок залы украшен лепниной. При доме построено каменное крыльцо, в нём помещаются два окна и парадная дверь, при крыльце на кронштейнах железный зонт. Между домом и флигелем каменная пристройка.

К 1898 году за усадебным домом появляется двухэтажный каменный флигель (130).

По переписи населения, в 1917 году в «родовом» доме в квартире 1 живёт на доход с капитала 56-летняя вдова Анна Михайловна Вахрамеева. Во второй квартире живет Еллий Фёдорович с женой Феодосией Павловной 27-ми лет (в прочих документах имя: Феофания) и двумя детьми: Верой 8-ми лет и Фёдором 7-ми лет. В отдельных квартирах живут семьи слуг. При доме Городской Вахрамеевский лазарет (187, л. 84).


Еллий Фёдорович Вахраммеев.
Фотокаталог мемориального научно-просветительского центра «Бутово».


Феофания Павловна Вахрамеева. Фото из открытых источников.

Остальные сыновья будут покидать родительский дом, покупая отдельные усадьбы, за исключением Ипполита Фёдоровича.

Жизнь старшего сына Ипполита Фёдоровича тесно связана с городом Ромны Полтавской губернии. Причем, не только коммерческая деятельность, но и личная жизнь. В их браке с Анной Афанасьевной детей не было. В 1909 году ППГ Ипполит Фёдорович Вахрамеев подает прошение в Ярославский Окружной суд об усыновлении мальчика Николая. Ипполит Федорович имеет от роду 43 года, детей не имеет. «24 ноября 1908 года у казачки села Засулье Полтавской губернии Роменского уезда Федосьи Силовой Маслей родился вне брака сын Николай, получивший отчество по крестному Петрович». Жена Ипполита Фёдоровича Анна Афанасьевна и мать ребенка против усыновления не возражают. Просьба удовлетворена с присоединением отчества и фамилии: Вахрамеев Николай Ипполитович (109).

Иполлит Фёдорович не стремится к покупке жилой усадьбы. Он будет с января 1910 года снимать квартиры в доме Сенклетии Михайловны Сакиной на Рыбинской улице «во втором этаже две квартиры со службами как-то погребом, конюшней каретным сараем и прачечной и бесплатным пользованием проведенной в квартиру водой» (в настоящее время — дом 14 на улице Салтыкова-Щедрина). Арендная плата назначена в 1.300 руб. в год, платёж денег Вахрамеев должен производить за три месяца вперёд (209, л. 33).

К моменту оформления условий аренды дом будет перестроен хозяйкой, приобретя модный вид и современные удобства. В 1907 году Секлетия Михайловна Сакина обращается в Городскую управу за разрешением перестроить двухэтажный дом.



Проект дома С. М. Сакиной на ул. Рыбинская. ГАЯО. Ф-509/1−3430, л.4.


Надстроенный третьим этажом дом С. М. Сакиной. Современный адрес: ул. Салтыкова-Щедрина, д. 14

По переписи 1917 года, одна из квартир в этом доме будет значиться за Анной Афанасьевной Вахрамеевой (182, л. 266).

В архиве сохранились письма Ипполита Фёдоровича за 1914 год. В них большая часть посвящена закупкам сырья с постоянными напоминаниями о своевременной высылке денег и векселей, но при всех хлопотах бросается в глаза всегда нежное обращение к братьям: «милые Аля и Веня». При описании природы проскальзывает тоска по родным местам. Вот выдержка из письма от 12 марта 1914 года: «У нас со вчерашнего дня весна, в тени 9−10 градусов, много солнца, зеленеет травка, кустарники вот-вот зазеленеют, птички распевают вовсю, в саду теперь отлично, даже горло мое выздоровело. В полях начали сеять, а у вас весной и не пахнет?».

К осени возникают сложности с закупками сырья, письма наполняются раздражением: «Купцы сходят с ума. В Красном Калязине мы купили на задатки лучших табаков по 3 руб., а другие дурни стали перекупать и догнали до 3.90, это в один день… Удивительные покупатели, дальше своего носа не видят и смотреть не желают. Вот, кстати, поступок Н.: приезжают они в Гайворон, табаки почти все проданы, у нас куплено 1.050 п. по 2−24, всякий бы порядочный человек уехал и дело кончено, а он купил оставшийся табак у одного листом по 2−80…Вот такие-то глупые выходки и делают цены» (213).

Может быть, у Ипполита Федоровича очень рано не заладилась семейная жизнь, ведь не случайно его отец, составляя завещание, из всех невесток выделяет Анну Афанасьевну, оставляя распоряжение о выдаче ей денег.

В конце 1916 года Ипполит Фёдорович решает переустроить свою жизнь и выходит из состава ТД «Ф. Е. Вахрамеева С-я».

Остальные братья обзаводятся собственными домами. Первым жилую усадьбу покупает Альвиан Фёдорович Вахрамеев.


Альвиан Федорович Вахрамеев

Альвиан Фёдорович вместе с женой Верой Николаевной покупает в 1908 году имение на Семёновской улице. Недвижимое имущество куплено у ярославской купчихи Евдокии Онуфриевны Дубининой (по первому мужу Голкиной) и ее малолетних детей от первого брака с ярославским купцом Голкиным Николаем Васильевичем. Имущество состоит в трёх смежных между собою участков земли с имеющимся на вышеозначенной земле каменным двухэтажном домом, службами, кладовой, баней и со всеми при них надворными строениями. Голкиным имение было приобретено от ярославской мещанской вдовы Любови Васильевны Кошкаровой в 1902 году.

Описание дома из оценочного акта, выполненного в 1909 году: Каменный двухэтажный, крытый железом, внутри и снаружи оштукатурен. Полы в подвале бетонные, а остальные паркетные и сосновые. По всему дому и пристройками к нему примыкают 89 окон, двухстворчатых и одностворчатых сосновых и дубовых дверей 68, две двери железные. Хороших голландских печей 3, обыкновенных 9, полудуховая 1 и русская с плитою 1, ватерклазетов 4, две ванны. Комнаты оклеены обоями, весь дом освещен электричеством. Снаружи дома парапет с железными решетками. Дом прочный и занят владельцами (134).

Можно предположить, что дом перестроен после покупки в 1908 году: в оценочном акте, оформленном на этот дом в 1909 году, при описи несгораемых материалов указано железо на крыше, куполе башни, водосточных трубах и парапет с железной решёткой. К сожалению, именно за 1908 год в архиве отсутствует опись дел Строительного стола Городской управы.

Альвиан Фёдорович Вахрамеев как общественный деятель трудился в сфере образования. Он открыл в 1897 году начальное городское училище при табачной фабрике своего отца. В 1898 году Альвиан Фёдорович утвержден Ярославским Губернским Училищным Советом в должности попечителя содержимого им начального училища. Он избирался гласным Городской Думы, начиная с 1897 года по 1913 год.

По переписи населения, в 1917 году семья живет в своём доме на улице Нетече (в настоящее время — дом 43 на улице Собинова). Альвиан Фёдорович Вахрамеев является на этот момент фабрикантом табачной фабрики. У них с Верой Николаевной дети: Мария (21 год), Наталья (20 лет), Кирилл (13 лет), Николай, Артемий (17 лет), Любовь (5 лет). В переписи отсутствует Сергей Альвианович 19-ти лет. Неправильно указано имя Николай, по метрическим книгам должен быть Никита 14-ти лет.

Во второй квартире их дома живёт фабрикант фабрики эфирных масел и элексиров Шмидт Вильям Вильгельмович. Он холст (181, л. 226).

В отношении имён семейства Шмидта нужно дополнительно разбираться, часто путаница происходит из-за перевода имён на русский язык. Может быть, этот Вильям при зачислении семейства в купечество в 1916 году был назван Матвеем.


Дом Альвиана Фёдоровича и Веры Николаевны Вахрамеевых на ул. Нетече (современный адрес: ул. Собинова, д. 43)

В 1912 году собственные имения покупают Авенир, Еллий и Лин.

В 1912 году Авенир Фёдорович Вахрамеев покупает имение у Статского советника Петра Петровича Петрова на Стрелецкой улице (47-й земельный квартал) (136, л. 11, 17).

В июле 1912 года он обращается в Городскую управу с прошением о разрешении на постройку каменного дома (в настоящее время — дом 16 на улице Ушинского) (143).

Описание дома из оценочного акта, заказанного ТД в 1914 году: «Дом отделан роскошно. Некоторые комнаты оклеены дорогими обоями, с лепными карнизами и плафонами на потолках, полы паркетные. Некоторые двери красного дерева и дубовые полированные, остальные обыкновенные с разделкой под дуб, окна с дубовыми коробами и переплётами. Стёкла бемские6 двойные и на парадной лестнице окно с зеркальными стёклами, приборы окон и дверей медные. Одна внутренняя лестница дубовая, с дубовыми перилами и подшивкой, другая лестница бетонная с железными перилами. При доме две одноэтажных пристройки с полуподвальными этажами. Перекрытия над подвалами, а также под лестницей дома бетонные с железными балками. Отопление дома обыкновенное — голландскими печами, в столовой имеется камин, приборы никелированные. Оштукатурка главного фасада сделана под гранит из цемента с разделкой на камни, остальные наружные стены оштукатурены обыкновенным раствором гладко. На фасадах и парапетах дома имеются лепные украшения. Дом новый и как особняк занят владельцами. Крыша железная, освещение электрическое» (139).

В документах переписи 1917 года (фонд 642, опись 2а) этого участка города Ярославля не найдено, поэтому будет присутствовать часть родословного древа: Авенир Фёдорович и его потомки

Еллий Фёдорович Вахрамеев с семьёй живёт в доме матери. Он для расширения сферы деятельности семьи покупает участок земли на Духовской улице (36 квартал) у Барыкина Артемия Несторовича (136, л. 9,10). В мае 1912 года Еллий Фёдорович обращается в Городскую управу с прошением о разрешении построить каменный двухэтажный дом (в настоящее время — дом 61 на улице Республиканской). В прошении есть фраза: «Наблюдение за постройкой будет иметь гражданский инженер Г. В. Саренко, подпись которого имеется на представленном проекте». На чертеже надпись: «Проектировал и наблюдение принимаю. Гражд. инж. Саренко» (144).

В новом доме Еллий Фёдорович оборудует типографию, наборную, литографию, переплётную и копировальную. Типография Еллия Фёдоровича была настолько хорошо оборудована, что весь XX век и начало XXI века использовалась по назначению


Надстроенное здание типографии Еллия Фёдоровича Вахрамеева
на улице Духовской (современный адрес: ул. Республиканская, д. 61)

Дополнительно о типографии можно прочитать в электронных публикациях ГАЯО, где есть описание оборудования и фотографии напечатанных книг.

Ещё один любопытный сюжет. В 1915 году в этой типографии Еллия Фёдоровича был напечатан поэтический сборник «Цветы в клетке». Автор — Екатерина Вахрамеева (1). Нашла трёх Екатерин из этой ветви Вахрамеевых, которые могли бы быть авторами сборника: 1. Екатерина Евграфовна Вахрамеева (ур. Савинова) — жена Лина Фёдоровича; 2. Екатерина Викторовна Вахрамеева — дочь Виктора Николаевича и внучка Николая Евграфовича; 3. Екатерина Александровна Вахрамеева — жена Геннадия Константиновича Вахрамеева (внука Василия Евграфовича). Что интересно, последняя из них, по переписи 1917 года, живёт с дочерью Екатериной Геннадьевной на средства мужа в доме, принадлежащем А. М. Вахрамеевой (187, л. 121). Сборник стихов есть в Российской государственной библиотеке (РГБ). На просьбу посмотреть в сборнике дополнительную информацию из библиотеки ответили, что таковой нет, и посоветовали обратиться в Институт Русской Литературы (Пушкинский дом) РАН.

Еллий Фёдорович Вахрамеев последний раз был арестован в Москве 19 октября 1937 года по обвинению в систематической контрреволюционной агитации. Он был расстрелян 10 декабря 1937 года на Бутовском полигоне под Москвой (встречаются разные написания имени) (233). Его жена Феофания Павловна была отправлена в ссылку в Чкаловскую область (в настоящее время — Оренбургская) как член семьи врага народа (сайт ЯИРО). На сайте ЯИРО можно прочесть про их сына Фёдора Еллиевича Вахрамеева.


Лин Федорович Вахрамеев. Фото из открытых источников.

Лин Фёдорович Вахрамеев в 1912 году покупает усадьбу у Бибикова Николая Ивановича на Любимской улице (60-й земельный квартал) (137, л. 25об).

Дом построен как флигель к существующей усадьбе. Сохранилось обращение Н. И. Бибикова в Городскую управу в 1910 году за разрешением на постройку флигеля в 60-м квартале, чертеж флигеля в деле есть (142).

Лин Фёдорович, вероятно, учился в С-Петербургском Политехническом Институте. С сайта ЯИРО — объявление в «Ярославских Губернских Ведомостях» за 1909 год в N51, стр. 2: «Ярославское городское полицейское управление разыскивает утерянную в г. Ярославле в июне месяце сего года Лином Фёдоровичем Вахрамеевым лекционную книжку С-Петербургского Политехнического института». В ЦГИА СПб есть личное дело Лина Фёдоровича Вахрамеева за 1908−1909 годы (ф-478/3−1050), подтверждающее его учёбу в Политехническом институте.

Лин Фёдорович уйдёт на войну в 1914 году. Его имя отсутствует в исповедных ведомостях за 1916−1917 годы «за отлучкой».

По переписи 1917 года, в доме на Любимской улице (в настоящее время — дом 23а на улице Чайковского) живёт его жена Екатерина Евграфовна с тремя детьми: Вадим (7 лет), Екатерина (5лет), Мстислав (3 года) (178, л. 226), (179, л. 143). Брак Лина Фёдоровича с Екатериной Евграфовной расторгнут решением Консистории от 17−18 сентября 1917 года (85).


Проект флигеля к дому Н. А. Бибикова на ул. Любимской. ГАЯО. Ф-509/1−3454, л. 4.


Дом, приобретённый Лином Фёдоровичем Вахромеевым
на ул. Любимской (современный адрес: ул. Чайковского, д. 23а)

Скупые сведения о Лине Фёдоровича можно добавить с сайтов baza.vgd.ru, Geni.

25 января 1920 года в звании штабс-капитана он будет эвакуирован из Одессы. Оказался в Югославии, потом во Франции, где в 1932 году женится на уроженке Франции Маргарет. Во втором браке родится дочь Мария-Тереза Вахрамеева (Готье). Дата смерти названа неточно: то 1957-й, то 1960 год.

***

Страшна для матери оказалась судьба младшего сына Антония.

Уже после кончины отца Антоний был послан на учёбу в Москву. Не стеснённый в средствах, в Москве он достаточно весело проводил время. А 12 (25) января 1911 года в ярославской газете «Голос» была напечатана заметка следующего содержания:

«В воскресенье, 9 января, в доме Титова, по Покровке, в Москве, найден труп сына потом. поч. гражданина — Антония Фёдоровича Вахрамеева. Путём медицинской экспертизы доказано, что покойный покончил с собою.

Сын известного ярославского миллионера, покойный едва достиг юношеского возраста — ему было 16 лет. Одарённый от природы, Вахрамеев считался одним из лучших учеников практической академии наук. Смерть его явилась полной неожиданностью для всех. Накануне, 8 января, он возвратился из Ярославля, где провёл на рождественских вакациях больше месяца. За это время он не проявлял никаких признаков нервозности и ничем не подавал повода ожидать столь трагического конца. По свидетельству прибывшего с ним родственника Н. Н. Бакулина, молодой человек был весел и беспечен даже в последнюю ночь его жизни…

10 января в церкви Воскресения, что в Барашах, совершено отпевание праха А. Ф. Вахрамеева. Гроб утопал в живых цветах. В церкви, кроме матери, братьев и родных, прибывших из Ярославля, присутствовали товарищи и учителя покойного. На гроб возложили венки от товарищей-учеников и учителей. Прах почившего отправлен для погребения в Ярославль".

В метрической книге Благовещенской церкви есть записи к этому событию. «9 января умер Яр. ППГ, ученик VII класса Московской Практической академии коммерческих наук Антоний Фёдорович Вахрамеев 16-ти лет от насильственной смерти внезапно. Погребён на Леонтьевском кладбище». Далее объяснение врача, необходимое для разрешения обряда погребения по христианской традиции. «На основании полицейского донесения, моего осмотра трупа ученик VII класса Московской Практической академии Антоний Фёдорович Вахрамеев покончил жизнь самоубийством. Из данных опроса окружающих и родственников прихожу к заключению (сильное и острое угнетение душевного чувства, обусловленное проводимой без сна ночью, рассеянным образом жизни и неуравновешенностью соответственно возрасту психики), что самоубийство Вахрамеева произошло под влиянием ненормального душевного настроения» (85).

Василий Евграфович Вахрамеев
(25.01.1828−08.12.1895)

Василий Евграфович первым из братьев покупает собственный дом (в настоящее время — дом 6 на улице Волкова). В оценочном акте за 1895 год присутствуют история покупки имения и описание имения.

Выписка из купчей от 13 ноября 1871 года:

«Титулярный Советник Владимир Николаевич Урусов, князь, продаёт купцу Василию Евграфовичу Вахрамееву принадлежащий собственно мне и доверителям моим князьям Урусовым (Сергей, Александр, Дмитрий Николаевичи, Сергей и Александр — майоры, Дмитрий — губернский секретарь) каменный двухэтажный со всеми надворными постройками и землею под оным».

Дом достался князьям Урусовым по наследству после тетки жены действительного тайного советника Анны Ивановны Мезенцевой 1 июня 1869 года и по раздельному акту с действительным тайным советником Николаем Павловичем Мезенцевым (раздельный акт 29 ноября).

Продажу сию Правление Банка разрешает с переводом долга на покупщика (четыре тыс. руб.).

Описание дома:
Каменный двухэтажный дом крытый железом, с наружной и внутренней стороны оштукатурен, с тремя пристройками. Поперечных капитальных стен одна в половину ширины здания. Окон в нижнем этаже 27, из них три малого размера, во втором 34, во всех окнах летние и зимние переплёты с бемскими (от слова богемское стекло) стёклами и медными приборами. Во всем доме дверей столярных двухполотенных 17 (столярные работы отличаются от плотничных в основном более точной подгонкой деталей, более высоким качеством отделки древесины), все двери с медными приборами. Все двери и окна окрашены белилами на масле, частью жёлтой масляной краской. Плотничных дверей однополотенных 15. Печей духовых 2, голландских 7, русских 1, очагов 1. Ватерклозетов 1. Лестниц деревянных сосновых 2. Паркетных полов 20 квадратных саженей, остальные полы простые, окрашены масляной краскою. Потолки, как между этажами, так и верхние, устроены по деревянным балкам из пластин со смазкою.

Пристройки при доме каменные крытые железом.
Первая пристройка длиною 11 саженей (сажень = 2.13 м), шириною 4 аршина (аршин = 72 см). В ней помещена парадная сосновая лестница с террасою и лакейская. Дверей 1 дубовая, 1 сосновая стеклянная, 1 духовая печь, 1 окно.
Вторая пристройка длиною и шириною по 10 аршин, трехэтажная высотою 12 аршин. В ней 9 окон, дверей одностворчатых плотничных 1, столярных 2 и 1 стеклянная. Духовых печей 2, лестница 1, ватерклозетов 2. При ней в один этаж пристройка крытая железом с 2 окнами и 1 дверью длиною 10 аршин, шириною 3 аршина, высотою 4 аршина.
Третья пристройка длиною и шириною по 4.5 сажени. В ней дверей 3, окон малых 3. При этой пристройке имеется деревянное крытое железом крыльцо (129).

В 1873 году Василий Евграфович вместе с младшим братом Фёдором Евграфовичем открывают ТД «В. и Ф. Вахрамеевы».

Заболев, Василий Евграфович 1 февраля 1894 года оформляет полюбовный раздел с братом, то есть оставляет своим сыновьям наследство, свободное от споров.

Духовное завещание Вахрамеева Василия Евграфовича написано 29 января 1895 года и утверждено 24 января 1896 года.

«Изъявляю такую волю мою:

  1. Дом со всеми принадлежащими строениями и землёю, состоящий в городе Ярославле в третьей части первого участка по Николо-Надеинскому переулку, приобретённый мною у князей Урусовых по купчей крепости в 1871 году, а также всё имущество в нём завещаю в собственность сыну моему Леониду Васильевичу Вахрамееву с тем условием однако, чтобы жене моей Варваре Степановне Вахрамеевой предоставлено было жить в этом доме до самой смерти.
  2. Всё недвижимое имущество, состоящее в городе Ромнах Полтавской губернии, доставшееся мне по разделу с братом моим Фёдором Евграфовичем Вахрамеевым и заключающееся в домах со всеми при них строениями и землями, табачной фабрики со всеми при ней строениями и землями завещаю сыновьям моим Григорию и Константину Васильевичам Вахрамеевым в общую их собственность и в равных частях. Если кто-либо из сыновей этих не пожелает оставаться в общем с братом торговом деле, то выделяющийся получает половину капитала в течение трёх лет каждый год равными частями без начёта за время % и доля его определяется последним перед выходом годом. Фабричный этикет остаётся собственностью того, в чьих владениях находится фабрика.
  3. Капитал, как наличный, так и долговой, в чём бы он не заключался, а также всякий товар завещаю сыновьям моим Григорию, Константину и Леониду Васильевичам Вахрамеевым, каждому по равной части, с тем условием, чтобы дать моей жене Варваре Степановне Вахрамеевой десять тысяч рублей в течение трёх лет после моей смерти, каждый год по равной части, кроме того каждый из сыновей моих обязан выдавать Варваре Степановне Вахрамеевой по тридцать рублей в месяц по день её смерти (105).

Казённая палата 27 января 1896 года просит Городскую управу уведомить о том, какое имущество осталось в городе Ярославле после смерти купца Вахрамеева Василия Фёдоровича и в какую сумму оценено для городских сборов. По окладным книгам за купцом Василием Евграфовичем Вахрамеевым значится каменный дом в 13-м квартале по Николо-Надеинской улице, оценён в 4050 руб. на 1885 год (160).

Остаётся настоящей загадкой история жизни его сына Ивана Васильевича Вахрамеева.

В списках купцов города Ярославля, в обывательских книгах и в исповедных ведомостях Благовещенской церкви Иван Васильевич причислен к купеческому семейству Василия Евграфовича Вахрамеева. А вот в завещании своего отца он отсутствует. Его имя не встречается в документах, связанных с выдачей промысловых и торговых свидетельств, то есть он не занимается коммерческой деятельностью. Все остальные сыновья Василия Евграфовича активно участвуют в торговой и промысловой деятельности ТД «В. и Ф. Вахрамеевы», на них постоянно оформляются доверенности от имени отца, но имя Ивана Васильевича ни разу не упоминается. Нет его семьи в очень качественном документе — переписи 1897 года.

Всё, что удалось узнать о нём, будет чуть дальше, а пока — о Леониде Васильевиче, как о человеке, всю жизнь прожившем в Ярославле.

По переписи населения, на 1897 год в доме живут:

Вахрамеев Леонид Васильевич, ППГ, купец 2-й гильдии, 34 лет, образование — училище Воцкого в Ярославле, доход — торговля хлебом. Жена Елизавета Фёдоровна 38 лет, образование — гимназия. У детей очень интересные имена: Донат, Орест, Эраст, Варвара, Ксения, Тамара.

В отдельной квартире этого же дома живёт на собственные средства Варвара Степановна Вахрамеева, вдова 66 лет.

Еще одна квартира сдается (203).

В 1897 году Леонид Васильевич обращается в Строительное отделение за разрешением надстроить два каменных этажа на пристройку, находящуюся при доме, чтобы приспособить здание для сортировки очищенной щетины и спальни для рабочих. Прошение отправляется во Врачебное отделение Губернского правления. Старший фабричный инспектор даёт заключение о разрешении при условии, что «производство будет существовать в указанных в прошении размерах. То есть помещение будут занимать от 6 до 10 рабочих, так как в противном случае отведённое для этой цели помещение в виду незначительности своих размеров может быть крайне стеснённым и по недостатку воздуха вредным для здоровья рабочих» (45).

Леонид Васильевич умирает в апреле 1905 года. Остаются малолетние дети. Весь капитал и имущество Леонид Васильевич завещает детям в равных частях с тем, чтобы дети выдали его братьям Константину, Григорию и Ивану по 1000 руб. Требует от детей предоставить право его матери Варваре Степановне «проживать безвозмездно в том помещении, где она сейчас проживает, и давать ей полное содержание». Кроме имущества за Леонидом Васильевичем остался долг по векселям Евграфу Михайловичу Вахрамееву на сумму 5504 руб. 25 коп. Недвижимое имение, то есть дом на Николо-Надеинской улице, находится в залоге у жены под 5% годовых с января 1903 года по январь 1909 года.

Опекунами над детьми и имуществом Сиротский суд утверждает мать Елизавету Федоровну и двоюродного брата отца — Сергея Николаевича Вахрамеева. В 1907 году Елизавета Федоровна, выйдя замуж и став Левашовой, пишет заявление в Сиротский суд: «Желая получить с наследников умершего Леонида Васильевича Вахрамеева 5−6 тыс. в погашение части долга по закладной Л. В. Вахрамеева, заключающегося в залоге каменного дома на 20 тыс. руб. прошу взять в погашение вышеозначенных денег дом, находящийся в городе Данилове, полученный наследниками Л. В. Вахрамеева по закладной А. А. Смирнова на сумму 5 тыс. руб.». Не сразу, но всё же Сиротский суд прошение удовлетворяет, дом в Данилове достаётся Левашовой Елизавете Фёдоровне. Взрослея, дети Леонида Васильевича в качестве попечителя выбирают Сергея Николаевича Вахрамеева. Под его присмотром они получают образование, но по какой-то причине в Петрограде (80).

По переписи населения, в 1917 году дом принадлежит наследникам Л. В. Вахрамеева. В квартире N1 живёт Елизавета Фёдоровна Левашова, её 38-летний муж Константин Иванович — чиновник Государственного банка и младшая дочь Елизавета Леонидовна Вахрамеева. В остальных квартирах очень «приличные» соседи (183, л. 103; 190, л. 65). Живёт ли кто из детей ещё в Ярославле на 1917 год, установить не удалось. Поэтому присутствует фрагмент родословного древа.

Сыновья Василия Евграфовича Вахрамеева — Григорий Васильевич и Константин Васильевич — в 1894 году по решению отца уедут в город Ромны Полтавской губернии, чтобы взять на себя заботу о наследстве, оставленном им отцом. Вернутся они в Ярославль в 1902 году.

В молодости, видимо, не только Иван Васильевич огорчил отца, но и Константин Васильевич доставил хлопот вследствие любовного приключения.

Преодолев претензии бывшей возлюбленной, Константин Васильевич в 1885 году женился, вероятно, в Полтавской губернии и привёз жену в Ярославль. Скудную информацию о ней можно получить из записи в метрической книге: «17 марта 1885 года жена Константина Васильевича Вахрамеева, сына ярославского купца ППГ Василия Евграфовича Вахрамеева Констанция Антоновна, урожденная Эсмонд-Стрижевская, состоящая в римско-католическом вероисповедании 17 лет от рождения вследствие проявления решительного желания помазанием Святого Мира присоединена к грекороссийской церкви с удержанием имени Констанция в память мученицы Констанции, празднуемой греческой восточной церквью 10 мая» (83).

С 1902 года Константин Васильевич будет служить приказчиком на фабрике «Феникс». Материальное благополучие семье он обеспечит, так как своим детям он не будет отказывать в получении образования. Например, его сын Василий Константинович в 1909—1913 годах получает образование в Горном институте (85).

Григорий Васильевич в 1902 году в возрасте 49-ти лет женится первым браком на дочери ярославского мещанина Ивана Андреевича Булгакова девице Александре Ивановне 22-х лет (85).

Можно предположить, что с момента возвращения в Ярославль и до 1910 года он служит приказчиком в имении Иваники Романо-Борисоглебского уезда, возможность такого варианта разбиралась ранее. По какой-то причине Фёдор Евграфович Вахрамеев озабочен будущим детей Григория Васильевича. В завещании он вменяет в обязанность Альвиану и Авениру выдавать детям Григория Васильевича по 50 руб. до их совершеннолетия.

По документам переписи 1917 года не удалось определить места жительства семей Григория Васильевича и Константина Васильевича. Своих домовладений ни у них, ни у их жён нет, то есть их семьи где-то снимают квартиры. Поэтому, чтобы посмотреть состав этих семей, приведены фрагменты из родословного древа.

Очень мало нашлось документов про Ивана Васильевича Вахрамеева.

В 1884 году он — уволенный в запас писарь, о чем узнаём из метрических книг Благовещенской церкви. Вот эта запись: «3 марта жена уволенного в запас армии писаря Ивана Васильевича Вахрамеева сына ярославского купца ППГ Василия Евграфовича Вахрамеева Софья Андреевна урожденная Фогельгесан, состоявшая в Лютеранском исповедании 24 лет от рождения вследствие проявленном ей решительном желании помазанием Святого Мира присоединена к Православной грекороссийской церкви с удержанием того же имени София, празднуемой 18 сентября» (82).

В архивных документах нашлось уголовное дело за 1898 год об Иване Васильевиче Вахрамееве.

В 1898 году Окружной Суд разбирает дело по иску мещанки Евфросии Егоровны и детей её Анны, Георгия и Ивана Ворониных к ППГ Ивану Васильевичу Вахрамееву о вознаграждении за смерть Дмитрия Федоровича Воронина. Из заявления поверенного Ворониных: «В апреле 1898 года Дмитрий Федорович Воронин был искусан в городе Ярославле собакой, принадлежащей ППГ Ивану Васильевичу Вахрамееву. Собака была тут же убита и произведенным вскрытием установлено, что она страдала бешенством. Несмотря на принятые меры, Воронин спустя три недели 7 мая 1898 года умер в земской больнице. Мои доверители существовали лишь заработком покойного, который занимался огородничеством, зарабатывая до 1.500 руб. в год… На Вахрамееве лежит обязанность выдавать семье умершего Воронина достаточное по состоянию последнего содержание. От добровольного выполнения этой обязанности Вахрамеев уклоняется».

Далее следуют допросы свидетелей и уточнение доходов умершего Воронина. Решением суда с ответчика присуждается на содержание семьи 150 руб. в год. Из этого судебного дела следует, что Иван Васильевич Вахрамеев с семьей в 1898-м и предыдущем году жил в доме Семена Константиновича Затрапезнова на улице Б. Рыбинскй. Служит Иван Васильевич чиновником в Городской Управе, его зарплата за службу составляет 600 руб. в год (106).

Досадно, что из переписи населения 1897 года сохранились листы с описанием двух квартир в доме Затрапезнова, листов с описанием третьей квартиры нет (193, л. 58).

К 1900 году Софья Андреевна Вахрамеева покупает деревянный дом на Суринской улице (в настоящее время улица Фурманова, дома на этой улице не сохранились), в котором семья будет жить до 1917 года (149).

И опять неудача. В документах переписи населения в 1917 году есть дом, принадлежащий Софье Андреевне, но сохранилось только описание квартиры 3, сдаваемой Софьей Андреевной в наем. (176, л. 261)

Поэтому опять фрагмент из родословного древа

Достоверно: Иван Васильевич включен в список лиц, служащих в Городской управе и имеющих право по получаемому ими содержанию быть присяжными заседателями в 1910 году. Приведены такие сведения: Иван Васильевич Вахрамеев 52-х лет, проживает на Суринской улице, член Городской управы с содержанием 3000 руб., имеет высшее образование. Здесь распространенная неточность: членами Городской управы выбирались четыре человека из состава гласных Городской Думы, остальные были служащими Городской управы, Но в документах служащие часто именуются членами Городской управы, так и Иван Васильевич всего лишь служащий (133).

Приходится сомневаться и в образовании. Например, Михаил Гермогенович, получивший высшее образование в Демидовском лицее, в исповедных росписях Благовещенской церкви писался среди статских как дворянин. Вот уж когда пригодились бы листы переписи 1897 года, где внимательно записывалось образование.

В 1914 году на заседании Городской Думы от 21 августа 1914 года уездный воинский начальник отмечал среди других членов Городской управы, проявивших выдающиеся усердие и распорядительность, комиссара управы ППГ Ивана Васильевича Вахрамеева. Выглядит это так:

"…Воинский начальник вошёл в Городскую управу с отношением следующего содержания: «В период текущей мобилизации нижеследующие городские служащие проявили выдающиеся усердие и распорядительность и исполнили свои обязанности с поразительным умением и старанием: делопроизводитель воинского стола Городской управы статский советник Алексей Александрович Строкин и его помощник ярославский мещанин Владимир Иванович Зимоха; смотритель городских казарм надворный советник Александр Николаевич Востоков; комиссары управы: потомственный почётный гражданин Иван Васильевич Вахрамеев и ярославские мещане Кокурин и Рачков. Ввиду их полезной деятельности в период мобилизации прошу Вас не отказать представить их к наградам соответственно их чину или положению».

«Городская управа предлагает названных лиц представить к высочайшей награде или, в дополнение к имеющимся у этих лиц наградам, к переводу в высшее звание.

Кроме сего, управа предлагает всем служащим городского управления, положившим много труда и времени делу мобилизации, назначить денежное вознаграждении, отнеся этот расход на запасный капитал…

Н. В. Адольфов указывает, что во время мобилизации все положили много труда, и нет основания выделять лишь часть служащих. Предлагает ограничиться лишь представлением к высочайшей награде…

Предложение о представлении лиц, указанных в отношении воинского начальника, к высочайшей награде принято единогласно…" (125, л. 28).

***

Материалы, подобранные в этой публикации, ограничиваются датой — 1917 год. Дальнейшие судьбы членов этой огромной семьи я проследить не в силах.

Сделаю исключение только для детей Ивана Васильевича Вахрамеева, потому что, как мне кажется, его жизненный путь в какой-то степени предопределил судьбу его сыновей.

Служба Ивана Васильевича Вахрамеева чиновником позволила при советской власти двум его сыновьям определять себя по социальному положению как детей мелкого служащего. Следующее повествование держится на информации с сайта ЯИРО, поэтому может быть признано литературным. Но и отказаться от рассказа о таких судьбах не в силах.

Иван Иванович Вахрамеев учился в Костромском механико-техническом училище, оттуда в 1905 году за участие в забастовке учащихся был исключён. После исключения он уехал за границу, нанявшись матросом на корабль. Некоторое время жил в Германии, Франции, Швейцарии. На родину возвратился в 1907 году. Вскоре его призвали на военную службу на Балтийский флот. Он окончил машинную школу в Кронштадте, а затем до 1912 года служил на Амурской флотилии.

В начале первой мировой войны он вновь попал на Балтийский флот и был назначен на базу подводных лодок — транспорт «Оланд». После Февральской революции моряки доверили Вахрамееву пост председателя судового комитета транспорта. Балтийцы избрали его делегатом II съезда Советов. Иван Иванович Вахрамеев выполнял поручения Ленина, связанные с организацией разгрома мятежа Керенского — Краснова, ведал посылкой продовольственных отрядов на Юг страны, занимался вопросами строительства Советского Военно-Морского Флота. В 1918 г. — заместитель народного комиссара по морским делам. После Гражданской войны на административно-хозяйственной работе в порту Ленинграда. С 1932 на административно-хозяйственной работе в военно-морских учебных заведениях. С 1949 в отставке в звании полковника, умер в 1965 году. Им написана книга «Во имя революции. Воспоминания» (М.: Воениздат, 1957), есть в РГБ.


Иван Иванович Вахрамеев

Два его брата — Николай Иванович и Василий Иванович Вахрамеевы — окончили Виленское пехотное юнкерское училище, служили к 1917 году в 9-м Сибирском стрелковом полку.

Николай Иванович Вахрамеев, награжденный в 1916 году Георгиевским оружием, после революции в Гражданскую войну служит в Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Ко времени ареста в 1937 году являлся инспектором Отдела мест заключения УНКВД Смоленской области. Расстрелян 20 февраля 1938 г. Реабилитирован 29 ноября 1958 г. (233).

Василий Иванович Вахрамеев в 1918 году оказывается в Ярославле. Обращается 12 июня 1918 года с заявлением в Отдел народного образования (ГубОНО): «Имея желание занять должность воспитателя в Яросл. военной гимназии, прошу Вашего ходатайства об определении меня таковым на вакантное место. Окончив Виленское юнкерское училище в 1905 г., я последнее время служил в 9-м Сибирском стрелковом полку, которым командовал с 1 декабря 1917 г. по 2 апреля 1918 г. По своим политическим убеждениям я стою за республиканский строй правления… Так как для меня без родины нет свободы и нет родины без свободы, то я буду прививать в ребенке чувства глубокой любви к свободной родине. Мой педагогический опыт состоял только лишь в том, что я, состоя в запасе в 1909−10 годах занимался репетированием и подготовкой детей в младшие классы гимназии г. Никольска-Уссурийского…»

После восстания в Ярославле бежал из города, служил у Колчака…

***

В этой работе не уделено внимание благотворительной деятельности семьи, хотя она, конечно, значительна. Открывались начальные школы при заводах, библиотеки, обустраивались больницы, содержались богадельни.

Но есть очень «всесемейное» дело Вахрамеевых — это открытие Торговой школы, а позднее Коммерческого училища. Этими событиями пусть закончится данная работа.


Торговая школа и Коммерческое училище


27 августа 1896 года Иван Александрович Вахрамеев внёс предложение об открытии коммерческого учебного заведения, для начала решили открыть городскую торговую школу. Городская дума на своё заседание пригласила губернатора, был принят устав и утверждена смета.

Далее в течение двух лет шло согласование всех вопросов.

Торговая школа была основана в честь бракосочетания Николая II и Александры Фёдоровны. С 1898 по 1908 год Иван Александрович Вахрамеев был бессменным председателем Попечительского совета. Школа принадлежала к разряду низших учебных заведений (три года обучения). При открытии школы уставом было оговорено, что в школу будут принимать детей только православного вероисповедания, что, вероятно, было сделано по рекомендации братства Святителя Димитрия Ростовского. Члены Попечительского совета И. А. Вахрамеев и Апполинарий Платонович Крылов занимали ведущее положение в братстве.

Школа находилась в 1-й части города Ярославля на Ильинской улице в специально отведенном городской думой 3-этажном здании.

Расцвет школы начался с назначения директором выпускника Демидовского юридического лицея Артемия Васильевича Подшивалова (1874−1944), когда школа преобразовывается из 3-х классной в 4-х классную.

2 декабря 1908 года на заседании Городской Думы вновь был поднят вопрос об открытии коммерческого училища. Записка о коммерческом училище, подготовленная гласными Городской Думы, Попечительским советом Городской торговой школы и инспектором этой же школы А. В. Подшиваловым, рассматривала все аспекты открытия среднего коммерческого заведения. Было принято решение об открытии училища на базе Городской торговой школы.

Далее приводится список 22 гласных Городской Думы, ходатайствовавших об открытии училища: П. О. Говоров, Д. И. Любимов, И. Н. Гарцев, В. П. Кузнецов, А. А. Белов, Д. Е. Жаков, Е. М. Иваньшин, А. И. Вахрамеев, Г. Г. Щербаков, Н. Н. Вахрамеев, В. Н. Вахрамеев, И. Е. Поляков, Ал. Ф. Вахрамеев, Н. М. Кузнецов, М. К. Огнянов, Ав. Ф. Вахрамеев, Г. А. Бредрих, Г. А. Петражицкий, И. А. Холщевников, Н. П. Ерыкалов, Е. Ф. Вахрамеев, Л. Н. Пошехонов.

Насущная потребность в нём определялась следующими моментами: «Всё более и более усложняющиеся экономические условия и взаимоотношения между членами современного общества требуют основательной специальной коммерческой подготовки не только от руководителей дела, но и от низших торгово-промышленных агентов. Между тем, средняя образовательная школа не может дать нужной подготовки для будущего коммерсанта и скорее приучает его, в большинстве случаев, пренебрежительно смотреть на этот род деятельности и уклоняться от неё, поступая, например, в чиновники. Такое явление не может не волновать и не огорчать родителей, принадлежащих к торгово-промышленному классу…»

Министерством торговли и промышленности 31 марта 1911 года были утверждены устав училища и школы, в июле 1912 года — проект здания.

Председатель биржевого комитета Николай Николаевич Вахрамеев и чрезвычайное собрание Ярославского биржевого общества ставят вопрос о коммерческом училище и единогласно принимают постановление:

"…Признать желательным для этой цели с будущего 1911 года особого сбора с промысловых свидетельств на торговые предприятия,… причём преимущество отдаётся детям лиц, принадлежащих к промышленно-торговому классу, подразумевая под последними как хозяев с их родственниками, так и служащих".

Попечительский совет училища был утверждён 2 мая 1911 года. Председателем его стал Альвиан Фёдорович Вахрамеев, казначеем — Авенир Фёдорович Вахрамеев.

Ярославское коммерческое училище было восьмиклассным. Среди преподаваемых дисциплин особо выделялись математические науки, филологический цикл (русский язык, немецкий и французский, каллиграфия) и экономический цикл (бухгалтерия, товароведение, политическая экономия, экономическая география, коммерческая корреспонденция на французском, немецком и русском языках).

Первым директором стал Артемий Васильевич Подшивалов. Он осуществил свою заветную мечту — открыл широкую возможность для одарённых детей из рабочих и крестьян к высшей науке. Он создал при училище крупный фонд в несколько десятков тысяч рублей, проценты с которого шли на стипендии малоимущим. Благодаря этому 60% бедняков в школе и около 30% в коммерческом училище обучались бесплатно. Год в училище стоил 104 рубля, в школе — 85 рублей, при этом начинающий учитель церковно-приходской школы со средним образованием получал 16 рублей в месяц. Общество вспомощения учащимся возглавил Авенир Фёдорович Вахрамеев. На учреждение стипендий получили пожертвования от фабрикантов, принимавших участие в выставке по случаю приезда в Ярославль Николая II.

Интересно, что в училище отсутствовали наказания как физического, так и нравственного характера. Здесь не выставлялись оценки за отдельные ответы, не было мелочной регламентации в правилах поведения учеников.

Временное помещение для коммерческого училища — дом Разумова на Ильинской площади, где помещалось частное Реальное училище господина Фокса.

Ярославское городское общественное управление отвело прекрасный участок земли, стоивший около 50 000 руб., и ассигновало 100 000 на строительство здания для училища. Предприниматели и именитые горожане на строительство здания пожертвовали 56 000 руб. (при полной стоимости 250 000 руб.). Размер пожертвований варьировался от 25−50 руб. до 5−10 тысяч. Товарищество «Н.Понизовкина сыновья» внесло 10 000 руб. По 5000 руб. внесли Александр и Сергей Ивановичи Вахрамеевы, Семён Николаевич Вахрамеев (ТД «Братья Вахрамеевы»), сыновья Николая Николаевича Вахрамеева (АО «Наследники Н. А. Вахрамеева»), ТД «Ф. Е. Вахрамеева с-я», 500 руб. внёс Александр Павлович Вахрамеев (8).

Здание по проекту архитектора Н. Д. Раевского было построено в 1913 году, освящено в 1914 году. Строительство училища почти совпало по времени со строительством театра имени Волкова, где лепные работы выполнила артель Павла Анисимова. Вероятно, эта же артель украшала и здание коммерческого училища. При ремонте здания в 1940-е годы реставрацию лепнины делала бригада лепщиков во главе с земляком скульптора А. М. Опекушина — Леонидом Александровичем Черновым (3).

Заключение

Необходимо обратить внимание на особенности дат. Если указан день рождения или день смерти, это значит, что данные взяты из метрических книг. Если указан только год, то он получен путем арифметических вычислений исходя из документов переписей, венчаний и т. д. Поэтому в таких датах возможны ошибки.

Также невозможно точно указать объем производства на том или ином предприятии. Цифры, указанные в документах статистического комитета и Городской управы, могут значительно отличаться. Для работы, по возможности, использовались данные статистических отчетов.

В силу этих обстоятельств автор будет рад любому уточнению. Работа может быть дополнена воспоминаниями ваших предков и фотографиями. Ваши материалы будут помещены с указанием авторства.

По окончании работы с архивными материалами обращаешь внимание, что все лучшие дела остаются в доброй памяти окружающих людей. В архивных же фондах сохраняются деловые документы или свидетельства не самых достойных поступков. Надо помнить, что наши промахи, ошибки могут быть забыты нами, но сохранятся в архивных документах для наших потомков.

Примечания

Примечание 1.
Важня — содержание валовых весов на торговых площадях и на таможне, по словарю Брокгауза — торговые весы.
Дополнительные сведения о содержании важни Фёдором Андреевичем Вахрамеевым и его старшим сыном Евграфом можно получить из двух дел: ф-73/1 дд.1988, 236.

Примечание 2.
Голландский способ — это самый первый и самый древний способ добычи свинцовых белил. Для этого свинцовые пластины шириной в 2−3 мм разрезают на полоски длиной до 6 см и помещают в глазированные глиняные горшки, при этом сворачивая спиралью. Горшки должны быть около 1 литра, и в высоту не превышать 20 см. Туда же заливают 250 мл уксуса. Горшки рядами помещаются в кирпичные камеры и, пересыпанные слоями конского навоза, складываются. На дно застилают слой конского навоза, на него устанавливается первый слой горшков, сверху они прикрываются свинцовыми пластинами и досками, причём промежутки между горшками тоже заполняются навозом. Таким образом горшки устанавливаются слоями до самого верха. Во время брожения навоза выделяется тепло, которое способствует испарению уксусной кислоты. При катализации кислорода из воздуха образуется уксусно-свинцовая соль, преобразующаяся в угле-свинцовую, которая и является свинцовыми белилами. Процесс отделения белил от свинцовых пластин наиболее кропотливый, чаще всего для этого применяются машины.

Примечание 3.
Краску ярь-медянку получают путём сложных химических процессов. На языке науки это сложное неорганическое соединение называется медной солью уксусной кислоты. На Руси для этого использовали медные пластинки или стружку, а также размоченный в воде горох. Смесь настаивали в тёплом месте около двух недель. За это время продукты брожения содержащегося в горохе крахмала вступали в реакцию с медью, в результате чего и получалось необходимое вещество, отливающееся синевой или прозеленью.
Краска, приготовленная на основе ярь-медянки, считается довольно стойкой и укрывистой. Наиболее распространена зелёная краска.
Эта краска стала очень востребованной с появлением в большом количестве железных крыш и других металлических изделий.

Примечание 4.
При получении белил по камерному способу свинец отливают в тонкие листы или ленты, которые развешивают в камерах на деревянных брусках. В камеру 6×8 и высотой 5—6 м помещают около 15 г свинца. Пары воды, уксусной кислоты и углекислоту, получаемую сжиганием древесного угля или кокса, подают в камеру извне. Это позволяет регулировать их подачу в камеру в разные периоды процесса, а также и температуру камеры, которую в разные периоды процесса поддерживают в пределах 40—60°. Изобретение камерного способа производства свинцовых белил привело к сокращению длительности процесса. Белила, полученные камерным способом, подвергают обычной обработке, как и при предыдущем способе.

Примечание 5.
Метлахская плитка своим названием обязана городу Метлах (Mettlach) в Германии. В Средние века в этом городе было налажено существующее до сих пор производство плиток. В России метлахской плиткой называются керамические малоформатные плитки различных образцов, изготавливаемые из цветных фарфоровых масс. Метлахская плитка производится из тугоплавкой глины методом высокотемпературного обжига (1200 °С). В результате плотного спекания изначального вещества метлахская плитка приобретает повышенную твёрдость, морозостойкость, кислотоупорность. Приобретённые после обжига качества позволяют использовать метлахскую плитку для внутренней и наружной отделки не только жилых, но и общественных помещений.
По большинству параметров метлахские плитки близки к современному керамограниту. Широкое распространение этот вид плитки получил в конце XIX века. На сегодняшний день традиционных фабрик по производству метлахской плитки осталось сравнительно немного.

Примечание 6.
Боге́мское стекло (бемское стекло) — дутое стекло, которое производится по старинным традициям в Чехии. Впервые богемское стекло было упомянуто в летописях в 1162 году. В России бемским стеклом называли оконное стекло, отличающееся от обычного полубелого оконного стекла лучшим качеством, чистотой, толщиной и большим разнообразием размеров;

Вы можете помочь проекту, поделившись фотографиями, документами, воспоминаниями, собственными материалами и даже ссылками на известные Вам публикации по теме этой статьи. Пишите нам.

Нашли ошибку или опечатку? Выделите текст и кликните по значку, чтобы сообщить редактору.

Источники
  1. Библиотека русской поэзии И.Н. Розанова. Библиографическое описание /сост. В.В. Гольдберг, М.М. Кострова, К.А. Марцишевская и др. – М.: Книга, 1975.
  2. Вахрамеев В.А. Проблемы стратиграфии мезозоя: избранные труды. – М.: Наука, 1989.
  3. Землянская Н.Н. Дом детворы // Аргументы и факты – Ярославль, 2005, №19.
  4. Костромские купцы Чумаковы /сост. А. В. Бялко. – М.: Октонус, 2006.
  5. Мякина В.В. Дача Вахрамеевых на Крутицах // Деловые вести Ярославии, 2009, № 5.
  6. Русинова Н.А. Павловское Норской волости // Деловые вести Ярославии, 2009, №1-2.
  7. Скибинская О.Н. Спектр жизни ярославского лакокрасочного: три завода, три века, три России – завод Вахрамеева – «Победа рабочих» - «Русские краски». Историко-экономический очерк о предприятии (1838-20080). – Ярославль: издатель Александр Рутман, 2008.
  8. Подшивалов Ю.Е., Подшивалов А.Ю. Во имя правды, благочестия и верности: XIX – XXI. Ярославль – Москва. – М.: Нефть и газ, 2003.
  9. ГАЯО, ф. 55, оп. 1, т. 2, д. 1704
  10. ГАЯО, ф. 55, оп. 1, т. 2, д. 1975
  11. ГАЯО, ф. 55, оп. 1, т. 2, д. 1985
  12. ГАЯО, ф. 55, оп. 1, т. 2, д. 2220
  13. ГАЯО, ф. 55, оп. 1, т.2 , д. 2253
  14. ГАЯО, ф. 55, оп. 1, т.2 , д. 2387
  15. ГАЯО, ф. 55, оп. 1, т.2 , д. 2400
  16. ГАЯО, ф. 55, оп. 1, т.2 , д. 2553
  17. ГАЯО, ф. 76, оп. 1, д. 418
  18. ГАЯО, ф. 76, оп. 1, д. 495
  19. ГАЯО, ф. 76, оп. 1, д. 1033
  20. ГАЯО, ф. 79, оп. 5, т. 1, д. 1446
  21. ГАЯО, ф. 79, оп. 5, т. 2, д. 2456
  22. ГАЯО, ф. 79, оп. 5, т. 2, д. 2509
  23. ГАЯО, ф. 79, оп. 5, т. 2, д. 2517
  24. ГАЯО, ф. 79, оп. 7, т. 1, д. 952
  25. ГАЯО, ф. 79, оп. 7, т. 1, д. 1841
  26. ГАЯО, ф. 79, оп. 7, т. 1, д. 1884
  27. ГАЯО, ф. 79, оп. 7, т. 1, д. 2086
  28. ГАЯО, ф. 79, оп. 8, д. 172
  29. ГАЯО, ф. 79, оп. 12, д. 423
  30. ГАЯО, ф. 79, оп. 12, д. 456
  31. ГАЯО, ф. 79, оп. 13, д. 1497
  32. ГАЯО, ф. 79, оп. 13, д. 1500
  33. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 1, д. 543
  34. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 1, д. 558
  35. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 1, д. 634
  36. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 1, д. 660
  37. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 1, д. 666
  38. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 1, д. 672
  39. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 1, д. 835
  40. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 1, д. 839
  41. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д. 957
  42. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д. 1031
  43. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д. 1100
  44. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д. 1145
  45. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д. 1174
  46. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д.1210
  47. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д. 1452
  48. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д. 1639
  49. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д. 1815
  50. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д. 1835
  51. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д. 1839
  52. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д. 1858
  53. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д. 2229
  54. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д. 2386
  55. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д. 2462
  56. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д. 2593
  57. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д. 2619
  58. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д. 2631
  59. ГАЯО, ф. 80, оп. 1, т. 2, д. 3033
  60. ГАЯО, ф. 82, оп. 1, д. 268
  61. ГАЯО, ф. 151, оп. 2, т. 8, д. 16354
  62. ГАЯО, ф. 151, оп. 2, т. 11, д. 22704
  63. ГАЯО, ф. 151, оп. 2, т. 12, д. 25832
  64. ГАЯО, ф. 151, оп. 2, т. 12, д. 25933
  65. ГАЯО, ф. 151, оп. 2, т. 14, д. 30448
  66. ГАЯО, ф. 151, оп. 2, т. 15, д. 32476
  67. ГАЯО, ф. 151, оп. 2, т. 15, д. 32477
  68. ГАЯО, ф. 151, оп. 2, т. 15, д. 32632
  69. ГАЯО, ф. 151, оп. 2, т. 15, д. 32722
  70. ГАЯО, ф. 151, оп. 2, т. 15, д. 32733
  71. ГАЯО, ф. 151, оп. 2, т. 15, д. 32845
  72. ГАЯО, ф. 151, оп. 2, т. 16, д. 35351
  73. ГАЯО, ф. 151, оп. 2, т. 17, д. 35951
  74. ГАЯО, ф. 151, оп. 2, т. 18, д. 38234
  75. ГАЯО, ф. 151, оп. 2, т. 18, д. 38275
  76. ГАЯО, ф. 151, оп. 2, т. 18, д. 38300
  77. ГАЯО, ф. 193, оп. 1, д. 653
  78. ГАЯО, ф. 193, оп. 2, т. 2, д. 684
  79. ГАЯО, ф. 193, оп. 2, т. 2, д. 806
  80. ГАЯО, ф. 193, оп. 2, т. 2, д. 1371
  81. ГАЯО, ф. 230, оп. 9, д. 19
  82. ГАЯО, ф. 230, оп. 10, д. 27
  83. ГАЯО, ф. 230, оп. 10, д. 31
  84. ГАЯО, ф. 230, оп. 11, т.3, д. 326
  85. ГАЯО, ф. 230, оп. 11, т.3, д. 429А
  86. ГАЯО, ф. 346, оп. 4, т.1, д. 2045
  87. ГАЯО, ф. 346, оп. 4, т.1, д. 2046
  88. ГАЯО, ф. 346, оп. 4, т.2, д. 2803
  89. ГАЯО, ф. 346, оп. 4, т.2, д. 2804
  90. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т.1, д. 119
  91. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т.1, д. 187
  92. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т.1, д. 468
  93. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т.1, д. 588
  94. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т. 1, д. 602
  95. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т.1, д. 1392
  96. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т.1, д. 1477
  97. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т.1, д. 1556
  98. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т.1, д. 1564
  99. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т.1, д. 1652
  100. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т.2, д. 2157
  101. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т. 2, д. 2501
  102. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т. 3, д. 2694
  103. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т. 3, д. 2777
  104. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т. 3, д. 3605
  105. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т. 3, д. 4108
  106. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т. 4, д. 4808
  107. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т. 4, д. 5298
  108. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т. 4, д. 5321
  109. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т. 5, д. 7114
  110. ГАЯО, ф. 346, оп. 5, т. 7, д. 8778
  111. ГАЯО, ф. 501, оп. 1, т. 1, д. 429
  112. ГАЯО, ф. 501, оп. 1, т. 1, д. 858
  113. ГАЯО, ф. 501, оп. 1, т. 1, д. 1802
  114. ГАЯО, ф. 501, оп. 1, т. 2, д. 2658
  115. ГАЯО, ф. 501, оп. 1, т. 2, д. 2752
  116. ГАЯО, ф. 501, оп. 1, т. 2, д. 2753
  117. ГАЯО, ф. 501, оп. 1, т. 2, д. 2834
  118. ГАЯО, ф. 501, оп. 1, т. 2, д. 2867
  119. ГАЯО, ф. 501, оп. 1, т. 2, д. 3089
  120. ГАЯО, ф. 501, оп. 1, т. 2, д. 3165
  121. ГАЯО, ф. 501, оп. 1, т. 2, д. 3226
  122. ГАЯО, ф. 501, оп. 1, т. 2, д. 3474
  123. ГАЯО, ф. 501, оп. 1, т. 2, д. 3693
  124. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 1, д. 80
  125. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 1, д. 1652
  126. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 1, д. 1814
  127. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 2314
  128. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 2563
  129. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 2564
  130. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 2581
  131. ГАЯО, ф. 509, оп 1, т. 2, д. 2592
  132. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 2643
  133. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 2649
  134. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 2652
  135. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 2663
  136. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 2676
  137. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 2680
  138. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 2691
  139. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 2701
  140. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 2704
  141. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 3385
  142. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 3454
  143. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 3479
  144. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 3486
  145. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 3532
  146. ГАЯО, ф. 509, оп. 1, т. 2, д. 3568
  147. ГАЯО, ф. 509, оп. 2, д. 892
  148. ГАЯО, ф. 509, оп. 2, д. 1523
  149. ГАЯО, ф. 509, оп. 2, д. 1562
  150. ГАЯО, ф. 509, оп. 2, д. 1708
  151. ГАЯО, ф. 509, оп. 2, д. 1736
  152. ГАЯО, ф. 509, оп. 2, д. 1739
  153. ГАЯО, ф. 509, оп. 2, д. 1749
  154. ГАЯО, ф. 509, оп. 2, д. 1791
  155. ГАЯО, ф. 509, оп. 2, д. 1861
  156. ГАЯО, ф. 509, оп. 2, д. 1872б
  157. ГАЯО, ф. 509, оп. 2, д. 1878
  158. ГАЯО, ф. 509, оп. 2, д. 1879
  159. ГАЯО, ф. 509, оп. 2, д. 1950
  160. ГАЯО, ф. 509, оп. 2, д. 1957
  161. ГАЯО, ф. 509, оп. 3, д. 130
  162. ГАЯО, ф. 509, оп. 3, д. 210
  163. ГАЯО, ф. 509, оп. 3, д. 595
  164. ГАЯО, ф. 562, д. 224
  165. ГАЯО, ф. 642, оп. 1, т. 8, д. 23148
  166. ГАЯО, ф. 642, оп. 1, т. 8, д. 23175
  167. ГАЯО, ф. 642, оп. 1, т. 8, д. 23207
  168. ГАЯО, ф. 642, оп. 1, т. 8, д. 23303
  169. ГАЯО, ф. 642, оп. 1, т. 8, д. 23905
  170. ГАЯО, ф. 642, оп. 1, т. 8, д. 24017
  171. ГАЯО, ф. 642, оп. 1, т. 8, д. 24030
  172. ГАЯО, ф. 642, оп. 2, д. 30
  173. ГАЯО, ф. 642, оп. 2, д. 577а
  174. ГАЯО, ф. 642, оп. 2а, д. 569
  175. ГАЯО, ф. 642, оп. 2а, д. 571
  176. ГАЯО, ф. 642, оп. 2а, д. 585
  177. ГАЯО, ф. 642, оп. 2а, д. 601
  178. ГАЯО, ф. 642, оп. 2а, д. 660
  179. ГАЯО, ф. 642, оп. 2а, д. 662
  180. ГАЯО, ф. 642, оп. 2а, д. 679
  181. ГАЯО, ф. 642, оп. 2а, д. 690
  182. ГАЯО, ф. 642, оп. 2а, д. 691
  183. ГАЯО, ф. 642, оп. 2а, д. 701
  184. ГАЯО, ф. 642, оп. 2а, д. 722
  185. ГАЯО, ф. 642, оп. 2а, д. 747
  186. ГАЯО, ф. 642, оп. 2а, д. 751
  187. ГАЯО, ф. 642, оп. 2а, д. 760
  188. ГАЯО, ф. 642, оп. 2а, д. 809
  189. ГАЯО, ф. 642, оп. 2а, д. 811
  190. ГАЯО, ф. 642, оп. 2а, д. 875
  191. ГАЯО, ф. 642, оп. 3, д. 1260
  192. ГАЯО, ф. 642, оп. 3, д. 1261
  193. ГАЯО, ф. 642, оп. 3, д. 1267
  194. ГАЯО, ф. 642, оп. 3, д. 1282
  195. ГАЯО, ф. 642, оп. 3, д. 1289
  196. ГАЯО, ф. 642, оп. 3, д. 1310
  197. ГАЯО, ф. 642, оп. 3, д. 1312
  198. ГАЯО, ф. 642, оп. 3, д. 1319
  199. ГАЯО, ф. 642, оп. 3, д. 1336
  200. ГАЯО, ф. 642, оп. 3, д. 1341
  201. ГАЯО, ф. 642, оп. 3, д. 1345
  202. ГАЯО, ф. 642, оп. 3, д. 1348
  203. ГАЯО, ф. 642, оп. 3, д. 1351
  204. ГАЯО, ф. 642, оп. 3, д. 1359
  205. ГАЯО, ф. 656, оп. 1, д. 1
  206. ГАЯО, ф. 656, оп. 1, д. 28
  207. ГАЯО, ф. 656, оп. 1, д. 68
  208. ГАЯО, ф. 656, оп. 1, д. 115
  209. ГАЯО, ф. 656, оп. 1, д. 126
  210. ГАЯО, ф. 656, оп. 1, д. 153
  211. ГАЯО, ф. 656, оп. 1, д. 186
  212. ГАЯО, ф. 656, оп. 1, д. 204
  213. ГАЯО, ф. 656, оп. 1, д. 252
  214. ГАЯО, ф. 656, оп. 1, д. 283
  215. ГАЯО, ф. 656, оп. 1, д. 310
  216. ГАЯО, ф. 656, оп. 1, д. 376
  217. ГАЯО, ф. 661, оп. 1, д. 1
  218. ГАЯО, ф. 661, оп. 1, д. 20
  219. ГАЯО, ф. 661, оп. 1, д. 30
  220. ГАЯО, ф. 661, оп. 1, д. 128
  221. ГАЯО, ф. 661, оп. 1, д. 136
  222. ГАЯО, ф. 661, оп. 1, д. 167
  223. ГАЯО, ф. 661, оп. 1, д. 176
  224. ГАЯО, ф. 932, оп. 1, д. 40
  225. ГАЯО, ф. 967, оп. 1, т. 1, д. 285
  226. ГАЯО, ф. 967, оп. 1, т. 1, д. 1359
  227. ГАЯО, ф. 967, оп. 1, т. 1, д. 1478
  228. ГАЯО, ф. 967, оп. 1, т. 2, д. 2188
  229. ГАЯО, ф. 967, оп. 1, т. 2, д. 3247
  230. ГАЯО, ф. 967, оп. 1, т. 2, д. 3358
  231. ГАЯО, ф. 1118, оп. 1, д. 348
  232. ГАЯО, ф. 1118, оп. 1, д. 349
  233. База данных «Жертвы политического террора в СССР»

 

 

поиск не дал результатов