СМИРНОВЫ, купцы и промышленники.

СМИРНОВЫ — купцы, промышленники, изготовители знаменитой смирновской водки.

Дом Смирновых в Москве (слева). Фото конца XIX в.
из

Смирновы — крепостные крестьяне-отходники Мышкинского уезда, сельца Каюрова, вотчины стольника Скрипицына (Климатинская вол., ныне Угличского р-на). Братья Арсений Алексеевич и Иван Алексеевич Смирновы с начала XIX в. занимались винной торговлей в Москве. В 50-е годы сыновья А. А. Смирнова — Яков Арсеньевич (1826 — 1904) и Пётр Арсеньевич (9.01.1831 — 29.11.1898) стали помогать отцу и дяде. В 1857 году А. А. Смирнов выкупил семью из крепостной зависимости и в 1858 они окончательно переехали в Москву.

До 1860 Пётр Арсеньевич СМИРНОВ служил приказчиком в рейнском погребе отца, а затем решил начать собственное дело. В 1862 Пётр Смирнов уже купец 3-й гильдии. Он покупает дом на Пятницкой улице и открывает водочный завод «У Чугунного моста». Производство быстро растёт, ассортимент продукции расширяется, в 1869 году Пётр Арсеньевич даже обращается в Министерство Двора с предложением стать его поставщиком, но получает отказ.

1871 году П. А. Смирнов записывается в первую купеческую гильдию. Начиная с 1973 года он постоянно участвует в промышленных выставках — сначала за границей, а потом и в России. Продукция Смирнова отмечена высшими наградами выставок в Вене (1873), Филадельфии (1876), Париже (1878). Министерство финансов России в 1877 году предоставляет ему право размещать на этикетках Государственный герб — двуглавого орла. В 1882 году П. А. Смирнов представляет свою продукцию на Всероссийской промышленно-художественной выставке, по итогам которой Министерство финансов даёт ему право размещать на этикетках второй Государственный герб. В 1885 году Смирнов получает право быть поставщиком Высочайшего Двора. В этот период он ежегодно вносит в госказну до 5 миллионов рублей акцизного сбора (за предыдущие годы им было уплачено в казну более 30 миллионов рублей). В 1886 Минфин даёт ему право размещать на этикетках третий Государственный герб.

В 1888 году на выставке в Барселоне П. А. Смирнов получает ещё одну золотую медаль, а испанский король награждает его орденом св. Изабеллы. В России ему было пожаловано звание Коммерческого советника, что приравнивалось к генеральскому званию. В 1889 году на выставке в Париже Смирнов представил новую настойку «Нежинская рябина», которая произвела фурор своими вкусовыми качествами. Смирнов засекретил место, где росла рябина, используемая при изготовлении настойки: её собирали в районе села Невежино Владимирской губернии, а название отсылало к малороссийскому городу Нежину, знаменитому своими огурцами.

В начале 1890-х годов у П. А. Смирнова работало более полутора тысяч рабочих. Его «водочная империя» помимо завода включала в себя 15 складов, семь стекольных заводов, выпускавших ежегодно до 50 миллионов бутылок различной формы, четыре литографии, печатавшие красочные этикетки. Продукцию — а это было более 400 наименований — только по Москве развозили ежедневно 200 подвод. Смирнов считал необходимым заботиться о семьях своих сотрудников: строил для них жильё, больницу, хорошо платил. Не случайно на его заводах ни разу не было никаких рабочих выступлений. Приказчиками на предприятиях Смирнова работали в основном выходцы из мышкинских, угличских и кашинских деревень. На своей родине, недалеко от Каюрова, на погосте Потапово П. А. Смирнов построил храм Николая чудотворца (не сохранился).

В 1896 году на Нижегородской выставке П. А. Смирнов лично поднёс чарку «Нежинской рябины» новому государю Николаю II. По итогам выставки ему было разрешено размещать на этикетках четвёртый герб! В 1897 очередную золотую медаль продукция Смирнова получает на выставке в Стокгольме. А король Швеции и Норвегии также возвёл его в ранг поставщика своего Двора.

Пётр Арсеньевич Смирнов

Пётр Арсеньевич был трижды женат. Первая жена Надежда Егоровна (1826 — 1855) была бездетной. Вторая — Наталья Александровна, в девичестве Тараканова (1843 — 1873) родила двух сыновей — Петра (1868 — 1910) и Николая (1873 — 1937?) и семь дочерей: Александру (1859 — 1860), Веру (1861 — ?), Наталью (1863 — 1923), Анну (1864 — 1872), Марию (1867 — 1936), Глафиру (1869 — 1918/19) и Ольгу (1871 — 1872). Третья жена — Мария Николаевна, в девичестве Медведева (1858 — 1899) родила дочь Александру (1877 — 1950) и трёх сыновей: Владимира (1875 — 1934), Сергея (1885 — 1907) и Алексея (1889 — 1922).

В 1893 году Пётр Арсеньевич подал в канцелярию московского генерал-губернатора ходатайство об утверждении Устава Товарищества водочного завода, которое было удовлетворено. Смирнов вводил в дело своих сыновей, при этом ни один из них до достижения 35-летнего возраста не мог воспользоваться своими паями. Поэтому первые два года после смерти П. А. Смирнова предприятия Товарищества работали успешно.

Введение в 1897 году государственной монополии на производство водки уже заложило мину замедленного действия под «империю Смирнова». В 1901 году прибыль Товарищества катастрофически упала. В 1902 чрезвычайное собрание пайщиков приняло решение о ликвидации Товарищества. Всё движимое и недвижимое имущество завода, оценённое в 3,24 млн. рублей, было выкуплено тремя старшими братьями — Петром, Николаем и Владимиром, которые в 1903 создали Торговый дом «Петр, Николай и Владимир Петровичи Смирновы, торгующие под фирмою П. А. Смирнова в Москве».

В течение двух лет Пётр Петрович выкупил доли братьев и с 1 января 1905 стал единственным владельцем завода. Он представлял свою продукцию на выставках в Милане (1906) и Бордо (1907), где также получил золотые медали, однако выправить финансовую ситуацию не удалось ни ему, ни вступившей в управление предприятием после его смерти в 1910 году супруге Евгении Ильиничне.

Другие сыновья Петра Арсеньевича нашли себе более интересные занятия, чем вино-водочное производство. Сергей Петрович издавал газету «Утро», Алексей Петрович окончил Сорбонну, знал пять языков, писал детские рассказы, сочинял музыку. Николай Петрович прожигал жизнь в пирах и мотовстве — только в 1912 году он наконец-то остепенился и вместо кокоток занялся лошадьми. Все братья Смирновы владели в Москве доходными домами: Алексею принадлежала вся правая сторона Малого Гнездниковского переулка, у Сергея были дома на Долгоруковской, на Садовом кольце, на Петровке, на Большой Полянке, лавки на Нижегородской ярмарке, Владимир Петрович владел несколькими домами, в том числе — на Садовой-Самотечной улице, имением Шелковка под Москвой. Он серьёзно увлекался разведением скаковых лошадей, был признанным авторитетом в этой области. Владимир женился на Марии Гавриловне Шушпановой, но в 1901 году, познакомившись с актрисой Александрой Павловной Никитиной, оставил первую жену и вступил в новый брак. Вскоре у него родился сын Владимир (1901 — 1960-е). Но в 1911 году у Владимира Павловича начался роман с актрисой оперетты Валентиной Пионтковской, и он ушёл от второй жены, оставив ей огромный доходный дом на Садовой-Самотечной улице.

1914 год обернулся для фирмы Смирнова катастрофой: после начала войны в стране был введён сухой закон. На заводе какое-то время пытались выпускать уксус и прохладительные напитки, но это уже была агония. А в 1918 году всё имущество Смирновых было национализировано. Евгения Ильинична сразу после октябрьского переворота вышла замуж за итальянского консула де ла Валле Риччи и уехала с ним за границу. Её сын Арсений остался в Москве, работал рядовым служащим в каких-то конторах.

Из тринадцати детей Петра Арсеньевича до наступления власти большевиков не дожили пятеро: Александра и Ольга умерли в младенчестве, Анна — в шестилетнем возрасте, Сергей — в 1907, Пётр — в 1910. Судьбы остальных Смирновых после революции сложились по-разному.

Наталья Петровна была замужем за представителем известного московского купеческого рода Константином Петровичем Бахрушиным (1856 — 1938) — его двоюродный брат Алексей Александрович основал в Москве театральный музей, который сейчас носит его имя. Константин Петрович был членом правления «Товарищества кожевенной и суконной мануфактур Алексея Бахрушина сыновей», гласным Московской городской Думы, совладельцем театра «Аквариум», ктитором церкви Николая Чудотворца, что в Кузнецах, членом всевозможных обществ и правлений. На углу Новокузнецкой улицы и 1-го Новокузнецкого переулка у Бахрушиных был роскошный дом, перестроенный в стиле эклектики. У Натальи Петровны и Константина Петровича было три дочери и сын Пётр. Наталья Петровна много помогала мужу в делах благотворительности, руководила женскими ремесленными курсами при Доме бесплатных квартир. После революции всё пошло прахом. Дом у Бахрушиных отобрали, с 1933 года его занимает Московская городская прокуратура.

Младшая дочь Бахрушиных — Нина Константиновна (1892 — 1966) в 1914 стала гражданской женой известного русского авиатора Бориса Семеновича Масленикова. Весной 1918 г. она окончила университет по специальности «Всеобщая литература и иноязыки». Работала в различных организациях в Москве, а в 1926 переехала в Новосибирск, куда Борис Масленников ранее был выслан «как социально вредный элемент». В Сибири Борис Семенович прокладывал первые воздушные трассы, находил посадочные площадки, инструктировал людей для приема самолетов, организовывал первые аэродромы. Но НКВД о нём не забыл: в августе 1938 Бориса арестовали. В обвинительном заключении говорилось: «Систематически проводил среди окружающих антисоветскую агитацию, распространял клевету на руководителей партии и Советского Правительства, восхвалял врагов народа троцкистов… Виновным себя не признал». Приговор — 8 лет лагерей. Вернулся Борис Семёнович только в 1946 году, отмотав весь срок от звонка до звонка. Через год он умер от рака.

Мария Петровна дважды была замужем, в первый раз — за купцом-чаеторговцем Петром Алексеевичем Расторгуевым, во второй — за известным юристом, депутатом I Государственной Думы, одним из организаторов кадетской партии Михаилом Герасимовичем Комиссаровым, который также был одним из основных пайщиков-вкладчиков Московского художественного театра и членом его правления. В Москве у М. Г. Комиссарова было несколько доходных домов, во Владимирской губернии — стекольный завод. В 1918 году, лишившись всего состояния, Комиссаров поступил на работу в МХТ управляющим делами, позже помощником бухгалтера, а потом стал секретарем правления. Его дважды арестовывала ЧК, причём один раз — за общение с Н. А. Бердяевым. Для освобождения после второго ареста потребовалась помощь мхатовцев. Немирович-Данченко, Станиславский и Москвин 18 мая 1920 года обратились в президиум московской ЧК с просьбой разрешить «взять на поруки арестованного помощника бухгалтера театра М. Г. Комиссарова… Необходимо заключить отчётность за истекший сезон и немедленно приступить к составлению сметы на предстоящий сезон… М. Г. Комиссаров является единственным помощником бухгалтера — крайне необходимым работником». В первом браке у Марии Петровны было трое детей (Комиссаров всех их усыновил), во втором — пятеро. Трое сыновей стали актёрами. Сергей (1891 — 1963) служил во МХАТе, во время гастролей театра во Франции встречался там с дядей Владимиром Петровичем. В 20-е годы после гастролей труппы Качалова остался играть в труппе Германовой в Праге. Потом вернулся в СССР, служил в театрах Омска, Иванова, Кинешмы, Ростова-на-Дону и позднее — в Волковском театре в Ярославле. Заслуженный артист РСФСР (1947). Герасим (1900 — 1973) был актёром Волковского театра. Александр (1904 — 1975) с 1925 до конца жизни состоял в труппе МХАТа, в спектакле «Дни Турбиных», который так любил Сталин, играл Николку Турбина. В фильме «Цирк» исполнил роль конструктора-любителя Шурика Скамейкина. С 1954 был профессором в школе-студии МХАТ. Заслуженный артист РСФСР (1943), народный артист РСФСР (1948).

Глафира Петровна в 1890 вышла замуж за шоколадного фабриканта Александра Алексеевича Абрикосова (1869 — 1937). У них было шестеро детей: Кирилл (1894 — 1972) — в 1950—1960-е — ответственный секретарь старообрядческого архиепископата; Агриппина (1895 — 1896); Игорь (1896 — 1952) — преподаватель Военно-воздушной академии им. Н. Е. Жуковского; Александр (1903 — 1961) — кандидат физико-математических наук, автор книг по машиностроительному черчению; Агриппина (1904 — 1922); Владимир (1905 — 1936) — репрессирован. Супруги Абрикосовы расстались ещё до революции.

Александра Петровна в юности была влюблена в московского красавца Василия Васильевича Бостанжогло, сына табачного фабриканта. А замуж вышла за сахарного и текстильного фабриканта Мартемьяна Никаноровича Борисовского, который сам был так влюблён в Александру, что простил ей связь с Бостанжогло, усыновив их незаконнорожденного сына. Вадим Васильевич Борисовский (1900 — 1972) стал известным музыкантом, основателем школы альтистов в России. Лауреат Сталинской премии I степени (1946), заслуженный артист РСФСР (1965). С 1925 — преподаватель, с 1935 — профессор Московской консерватории. Его отец Василий Бостанжогло уже в 1929 году был обвинён во вредительстве и отправлен в ссылку в Северный край. С этого времени НКВД не выпускал его из вида. Несколько раз его арестовывали, последний — в 1950 году в Ростове-Великом. Ярославский областной суд приговорил его к 10-летнему заключению. 2 мая 1953 года В. В. Бостанжогло умер в лагере.

Владимир Петрович сначала пробрался на юг, воевал в белой армии, попал в застенки ЧК, где его несколько раз выводили на инсценированный расстрел. Потом из Крыма с войсками Врангеля перебрался в Константинополь. Скитался по Европе — София, Львов, Прага, Париж. В этих городах пытался возродить семейный водочный бизнес, но успеха не имел. В конце концов продал лицензию на изготовление ликеро-водочных изделий бывшему партнёру Смирновых Рудольфу Семёновичу Кунетскому, который уже жил в Америке и сменил фамилию на Кунетт. Но в Америке тогда водку почти не пили, а тут ещё случился сухой закон. И, помаявшись, Кунетт продал на десять лет лицензию фирме Нeublein из Коннектикута, оговорив себе проценты с выпуска продукта. Во Франции Владимир в третий раз женился — на Татьяне Александровне Макшеевой. Умер он 24 августа 1934 года в Ницце.

Сын Владимира Петровича — Владимир Владимирович жил с семьёй в Москве, в доме, когда-то принадлежавшем его отцу, а потом — матери Александре Павловне. Восьмикомнатную квартиру, которую занимали Смирновы до революции, уплотнили и превратили в коммуналку. Всего в ней поселились 35 человек, а Смирновы всемером ютились в одной комнате: Владимир с женой и дочками-близнецами Кирой и Галей, Александра Павловна с сестрой и её дочерью. Перед войной Владимир Владимирович был арестован и приговорён к расстрелу, но «вышку» ему заменили лагерным сроком. После освобождения жил в Орске, где снова женился, потом в Твери.

Алексей Петрович был женат на Татьяне Андриановне Мухановой (1892 — 1981), которая, по некоторым сведениям, была в семье Смирновых экономкой. Как говорят, после женитьбы все свои дела он доверил ей. Алексей Петрович умер в 1922 году от грудной жабы.

Как сложилась дальнейшая жизнь Николая Петровича и Веры Петровны (она была замужем за Иваном Николаевичем Чекалиным) — неизвестно.

Сейчас в Москве живут около пятидесяти потомков Петра Арсеньевича Смирнова. Самым энергичным из них оказался Борис Алексеевич Смирнов, правнук Алексея Петровича: в начале 1990-х он проявил инициативу и зарегистрировал предприятие «П. А. Смирнов и потомки в Москве», а потом организовал производство водки под знаменитым брендом. Большинство других потомков инициативу Бориса Алексеевича не одобрили и даже поссорились с ним.

В Мышкине существует музей Петра Арсеньевича Смирнова.

Вы можете помочь проекту, поделившись фотографиями, документами, воспоминаниями, собственными материалами и даже ссылками на известные Вам публикации по теме этой статьи. Пишите нам.

Нашли ошибку или опечатку? Выделите текст и кликните по значку, чтобы сообщить редактору.

Литература

Валдин А.С. У Чугунного моста в Москве. – М., 1994.

Смирнова К., Чиняева Г., Смирнов В., Гоголашвили М. Водочный король Пётр Арсеньевич Смирнов и его потомки. - М.: Радуга, 1999.

Смирнов В.П. Русский характер / Воспоминания В.П. Смирнова, записанные его женой Т.А. Макшеевой. - М.: Вагриус, 2004.

Смирнов В.П. Смирновы. Водочный бизнес российских купцов. - М.: Генеральный директор, 2011.

Об истории семьи П.А. Смирнова и его потомках. Интервью К.В. Смирновой // ИА «Росалкоголь». 

поиск не дал результатов