АФИНОГЕНОВ Александр Николаевич

АФИНОГЕНОВ Александр Николаевич (22 марта (4 апреля) 1904, г. Скопин Рязанской губ.— 29 октября 1941, Москва) — драматург, в 1924 — 1925 годах — ответственный секретарь ярославской газеты «Северный рабочий».

Александр Афиногенов
из

Александр Афиногенов родился в семье железнодорожного служащего Николая Александровича Афиногенова в городе Скопине Рязанской губернии. Впоследствии отец стал писателем, печатался под псевдонимом Н. Степной. Мать Афиногенова — Антонина Васильевна (урождённая Фессалоницкая) — была учительницей. В 1906 году семья переехала в Оренбург. Осенью Антонина Васильевна оказалась… на скамье подсудимых по обвинению в антиправительственной деятельности как ответственный секретарь оппозиционной газеты «Простор». Приговор — один год заключения. Вместе с двухлетним сыном она скрылась в станице Сломихино Оренбургской губернии.

В 1913 году Афиногенова с сыном переехала в Рязань, где Александр поступил в местную 2-ю гимназию. Среди товарищей он был лидером: в 1918 году его даже избрали секретарём рязанского Союза учащихся коммунистов. Но в том же 1918 году последовало возвращение в Скопин. Здесь Александр продолжил учёбу во 2-й школе второй ступени и также был избран секретарём городского Союза учащихся-коммунистов. В 1919 он уже работал цензором в Скопинском уездном военкомате и редактором в местной газете «Власть труда». 23 февраля в рязанской газете «Известия» было напечатано первое художественное произведение Афиногенова — стихотворение «Красным героям (Памяти погибших красноармейцев)». В 1919 он также написал поэму «На солнце» и вступил в комсомол.

В 1920 Афиногенова выбирают председателем клуба Союза поэтов и писателей при 2-й школе, утверждают представителем укома ЛКСМ при 1-й и 2-й скопинских школах. В мае его принимают в кандидаты РКП (б). В Скопине издаётся его поэма «На солнце» и выходят две книги стихов — под псевдонимом Александр Дерзнувший.

В 1921 он активно выступал с докладами в скопинском пролетарском театре «Труд», участвовал в агитационных акциях на селе, связанных с заменой продразвёрстки продналогом. В мае Александр окончил школу и получил рекомендацию для поступления в вуз. Вместе с матерью он едет в Москву и поступает в Московский институт журналистики. Тогда же он становится кандидатом в члены Всероссийской ассоциации пролетарских писателей (ВАПП). В 1922 его приняли в члены РКП (б).

В период учебы в Московском институте журналистики Афиногенов пробует себя в качестве драматурга. Пролеткульт заказал ему пьесу «Роберт Тим» — о разрушителях машин в Англии XVIII в. В 1923 газета «Вечерние известия» сообщает, что «Роберт Тим», а также ещё две пьесы Афиногенова — «Проценты» и «Лозовский едет» — приняты Пролеткультом к публикации. Несколько лет Афиногенов находился, по его словам, в роли «присяжного драматурга Пролеткульта».

Институт журналистики Афиногенов окончил 25 июня 1924 года и по распределению был направлен в Ярославль, где был назначен ответственным секретарём губернской ежедневной газеты «Северный рабочий». В газете регулярно публиковались написанные им обзоры международной жизни, а также многочисленные рецензии на спектакли Волковского театра. 13 января 1925 года на сцене театра состоялась премьера обозрения «Ярославль с точки зрения», сценарий которого был написан Афиногеновым совместно Федюняевым, Акуловым и другими. В течение января состоялось несколько показов, но в конце месяца спектакль был авторами снят.

В течение 1925 года Афиногенов написал оперетту-обозрение «Семилетие эмиграции», пьесы «На переломе» («В ряды»), «Кто кого» (премьера состоялась 29 ноября в Ярославском передвижном рабочем театре), «Фронт», «Товарищ Яншин» (первая премия на конкурсе пьес в Ярославле), «Фальшивки», «Змеиный след», «Делегатское собрание». Четыре последних были тогда же изданы в Ярославле в издательстве «Литьё». Афиногенов стал председателем ярославской организации Пролеткульта и участвовал в работе пленума ВАПП от Ярославля. Он также был членом бюро Ярославского губкома РЛКСМ, лектором по международному положению при губкоме РКП (б), вступил в члены Всероскомдрама. В начале декабря его назначили ответственным редактором губернской газеты «Северный комсомолец». В Ярославле он жил в доме на углу улиц Советской и Февральской (ныне — Трефолева) — в конце XIX века в этом же доме снимал квартиру известный ярославский поэт, краевед и журналист Л.Н. Трефолев.

В 1926 году Афиногенов всё чаще бывает в Москве. На сцене Театра Пролеткульта 4 февраля проходит премьера его пьесы «По ту сторону щели» (инсценировка рассказа Дж. Лондона). Он участвует в работе Чрезвычайной конференции пролетарских писателей в Москве как представитель Ярославской организации пролетарских писателей. В октябре он последний раз упоминается в газете «Северный комсомолец» как её редактор — на этом посту его сменяет начинающий рыбинский поэт Алексей Сурков. В течение года Афиногеновым были написаны пьесы «Молодёжь», «Петля» (Гляди в оба").

В начале января 1927 года Афиногенов покидает Ярославль и окончательно переезжает в Москву, где становится заведующим литературной частью Первого Рабочего театра Пролеткульта. В конце марта здесь состоялась премьера его пьесы «Гляди в оба».

Но вскоре Афиногенов почувствовал тупик пролеткультовской эстетики, её оторванности от жизни. Разрыв с иллюстративной эстетикой Пролеткульта отчетливо обозначился в 1928 (пьесы «Черный яр» и «Волчья тропа» — в сезоне 1928/29 поставлена в Волковском театре). А подлинно афиногеновская драматургия, тяготеющая к воспроизведению «простых человеческих чувств», начинается с пьесы «Чудак» (1929). В создании ее писатель, по собственному признанию, впервые шел не от «идеи», а от живого и неповторимого человеческого характера (образ Бориса Волгина). Наивный молодой «чудак», беспартийный энтузиаст, нарушивший по своей инициативе привычный ход дел на фабрике и поставивший себя в конфликтное положение с ее руководством, оказался настоящим открытием драматурга. Пьесой заинтересовался 2-й МХАТ, успешно воплотивший ее на своей сцене (1929, реж. И. Н. Берсенев и А.И. Чебан). Положительными рецензиями на спектакль откликнулись А. Луначарский, П. Марков, А. Фадеев, Ю. Либединский и др. Лирическая тональность и психологический подтекст пьесы «Чудак» свидетельствовали о приверженности ее автора к чеховской традиции русской драматургии.

Однако следующая пьеса Афиногенова «Страх» (1931), с ее ярко выраженной идеологической окраской, политико-философскими спорами между персонажами, напоминала скорее о горьковских драматургических принципах. В центре пьесы «Страх» — образ профессора Бородина, руководителя института физиологических стимулов, создавшего «лабораторию людского поведения». Его цель — доказать зависимость поведения человека от вечных, неподвластных никаким политическим изменениям регуляторов — любви, голода, гнева и страха. Слова Бородина о том, что «мы живем в эпоху великого страха», имели безусловную опору в самой жизни. Здесь драматург уловил существенную черту времени нарождавшегося тоталитаризма. И хотя его пьеса построена на опровержении философии страха Бородина устами старой большевички Клары Спасовой, с позиций сегодняшнего дня ясно, что прав в этом противостоянии оказывается всё-таки Бородин. Театры проявили к ней большой интерес: в 1931 она была поставлена в Ленинградском академическом театре драмы (реж.Н.В. Петров) и во МХАТе (реж. И.Я. Судаков). В начале 1932 года пьесу поставили и в Волковском театре (режиссер И. Г. Громов, художник В.К. Изенберг).

«Мы решили принести посильную пользу нашей стране и проанализировать, какие стимулы лежат в основе поведения современного человека… Общим стимулом поведения восьмидесяти процентов всех обследованных является страх… Молочница боится конфискации коровы, крестьянин — насильной коллективизации, советский работник — непрерывных чисток, партийный работник боится обвинений в уклоне, научный работник — обвинений в идеализме, работник техники — обвинений во вредительстве. Мы живём в эпоху великого страха… Страх ходит за человеком. Человек становится недоверчивым, замкнутым, недобросовестным, неряшливым и беспринципным. Страх порождает прогулы, опоздания поездов, прорывы производства, общую бедность и голод. Никто ничего не делает без окрика, без занесения на чёрную доску, без угрозы посадить или выслать…»

А.Афиногенов. «Страх». Монолог профессора Бородина. 1931 год.

В 1931 Афиногенов выпустил книгу «Творческий метод театра», заявив о себе как о наиболее авторитетном деятеле РАППа в области драматургии. В 1932 он совершил длительную зарубежную поездку, во время которой встречался с М. Горьким в Сорренто. Афиногенов посетил Швейцарию, Италию, Францию. В Париже он купил автомобиль, на котором отправился в обратный путь через Бельгию, Германию, Польшу, Литву. Вернувшись в Москву, он выступал с докладами «Европа наших дней». В октябре был приглашён в квартиру Горького на знаменитую встречу писателей со Сталиным. В конце года он начал работу над новой пьесой «Ложь» («Семья Ивановых»).

Надеясь на новый успех, Афиногенов отдал пьесу «Ложь» в МХАТ, МХАТ 2-й и Харьковский театр русской драмы. Более того — он отправил её на рецензию… Сталину! 30 октября 1933 года премьера пьесы состоялась в Харькове. А 10 ноября Афиногенов получил от Сталина отзыв на пьесу, в котором вождь не оставил от неё камня на камне. Особенно возмутило Сталина то, что коммунисты в пьесе выведены «физическими, нравственными или политическими уродами (Горчакова, Виктор, Кулик, Сероштанов)». «Не думаете ли, — обращался он к драматургу, — что только физические уроды могут быть преданными членами партии?» Тут же был вынесен и приговор: «Пускать пьесу в таком виде нельзя».

На следующий же день Афиногенов разослал в театры телеграммы о снятии пьесы с постановки и взялся за её переделку, но и во 2-м варианте она не удовлетворила вождя. Первая публикация переделанной редакции состоялась лишь много лет спустя (Современная драматургия. 1982. № 1), а первоначальный вариант вообще был опубликован только в 2014 году в сборнике «Забытые пьесы 1920 — 1930-х годов» (М.: Новое литературное обозрение).

Неудача с «Ложью» породила у Афиногенова чувство растерянности, неуверенности в своих силах, желание обойтись в творчестве «без политики». Итогом его поездки на Беломорканал в составе большой группы писателей была пьеса «Портрет» (1934, премьера в Волковском театре — декабрь, режиссер И. А. Ростовцев, художник А.И. Ипполитов). Но она не стала достижением драматурга, хотя в какой-то степени помогла ему преодолеть душевный кризис. Настоящую полноту творческого дыхания Афиногенов обрел в драме «Далекое» (1935, премьера в Волковском театре — апрель 1936, режиссер Н. Медведев, художник А. Ипполитов), где обнаружилось присущее ему сочетание публицистичности и лиризма, социально-философской мысли и тонкого психологизма. В пьесе «Салют, Испания!» (1936) Афиногенов сделал неожиданный поворот к жанру героико-романтической драмы. Несмотря на ее бурный сценический успех (особенно в Театре им. МОСПС, реж.И.Н.Берсенев), она не выходит за рамки оперативного отклика на актуальные международные события.

1937 стал поистине «черной» датой в жизни Афиногенова. По ложному доносу он был исключен из партии, пьесы его были сняты с репертуара. Ситуация, воспроизведенная им ранее в пьесе «Ложь», реализовалась, таким образом, в его собственной жизни. В это время, когда люди пропадали каждый день, Афиногенов ежедневно ждал ареста. Все бывшие друзья боялись с ним общаться. Пожалуй, единственным, кто не отвернулся он него, был Борис Пастернак. Через год, однако, Афиногенов был восстановлен в партии и смог вернуться к творческой деятельности. Он пробовал свои силы то в историко-революционной теме (пьеса «Москва, Кремль», 1938), то в современной («Мать своих детей», 1939), работал над продолжением драмы «Далекое» («Вторые пути», 1939) и задуманного ранее романа «Три года» (главы из него были опубликованы много позднее в журнале «Театр». 1958. № 3).

Долгое время ему не удавалось восстановить прежнее творческое самочувствие и заново обрести свой истинный путь. Лишь в лирической комедии «Машенька» читатели и зрители вновь встретились с настоящим Афиногеновым, погруженным в желанную для него стихию «непосредственного творчества». Самая задушевная и жизнеспособная из афиногеновских пьес, она была подготовлена всем предшествующим опытом автора, включая и пережитую им личную драму 1937. По словам Афиногенова, он пришел к пьесе «Машенька» «от страстного желания побыть среди хороших людей, полных чистых чувств, благородных намерений, сердечной теплоты и подлинной дружбы». Этой пьесе Афиногенова суждена была долгая и счастливая сценическая жизнь. (Премьера в Волковском театре — весна 1941, режиссер С. Комиссаров, художник А. Ипполитов).

Последним произведением Афиногенова стала драма на «оборонную» тему «Накануне», начатая им за несколько месяцев до Великой Отечественной войны и законченная в августе 1941. 29 октября 1941 года жизнь писателя трагически оборвалась: он погиб в Москве от фашистской бомбы.


Книги А. Н. Афиногенова:

Страх: пьеса. — Л.: ГИХЛ, 1931. — 88 с. (2-е изд.: 1932 г. — 112 с.)

Салют, Испания!: пьеса. — М.: Театр им. М.О.С.П.С., 1937. — 32 с.

Пьесы. — М.-Л.: Искусство, 1947. — 316 с. — Содержание: Чудак, Страх, Далекое, Салют, Испания!, Машенька, Накануне.

Избранное. — М.: Советский писатель, 1951. — 223 с. — Содержание: Далекое; Салют, Испания! Машенька; Накануне.

Пьесы. — М.: Советский писатель, 1956. — 388 с. — Содержание: Чудак, Страх, Далекое, Мать своих детей, Машенька, Накануне.

Статьи. Дневники. Письма. Воспоминания. — М.: Искусство, 1957. — 372 с., ил.

Дневники и записные книжки. — М.: Советский писатель, 1960. — 551 с., ил.

Накануне: пьеса. — М.: Советская Россия, 1969. — 46 с.

Избранное. В 2-х тт. / Сост. и прим. К. Н. Кириленко и В. П. Коршуновой; вст. ст. А. В. Караганова. — М.: Искусство, 1977. Содержание: Том 1. Пьесы: Волчья тропа, Малиновое варенье, Чудак, Страх, Далекое, Салют, Испания!, Машенька, Накануне, Мать своих детей; статьи и выступления разных лет. — 574 с. — Том 2. Письма за 1925−1941 годы, дневниковые записи за 1926−1941 годы. Комментарии, указатель имен, пьес и летопись жизни и творчества Афиногенова. — 726 с.

Ложь: пьеса // Забытые пьесы 1920 — 1930-х годов. — М.: Новое литературное обозрение, 2014. С. 797 — 891.

Нашли ошибку или опечатку? Выделите текст и кликните по значку, чтобы сообщить редактору.

Источники

Афиногенов А. Избранное: пьесы, статьи, выступления, письма, дневники. В 2-х тт. / Вст. ст. А.В. Караганова; составление и примечания К.Н. Кириленко и В.П. Коршуновой. – М.:Искусство, 1977.

Русские писатели 20 века. – М.: Большая Российская энциклопедия, 2000. С. 49 – 50.

Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. - М.: ОЛМА-ПРЕСС Инвест, 2005 . Том 1. С. 131-133.

Документы

РГАЛИ. Ф. 2172

Литература

Караганов А. Жизнь драматурга. Творческий путь Александра Афиногенова. – М.: Советский писатель, 1964. – 520 с.

Сарнов Б. Страх // В кн.: Сарнов Б. Империя зла. Невыдуманные истории. – М.: Новая газета, 2011. С. 93 – 137.

Венявкин И. "Ложь" Александра Афиногенова и сталинская культурная политика 1930-х годов // НЛО, 2011, № 108.

Венявкин И. Советский писатель внутри Большого террора // Arzamas

поиск не дал результатов