КОВАЛЬЧУК Николай Кузьмич

КОВАЛЬЧУК Николай Кузьмич (13 (26) июля 1902, с Долгобычево Грубешевского у. Холмской губ., ныне Польша — 1972, Киев, ныне Украина) — заместитель Министра государственной безопасности СССР в 1946—1949, начальник Управления МВД по Ярославской области с 8 сентября 1953 по 4 мая 1954 г.

из

Николай Ковальчук родился в 1902 году на территории Царства Польского, входившего в то время в состав Российской империи, в семье таможенного досмотрщика. Украинец. В 1915—1918 батрачил в Саратовской губернии, куда переехала семья. В январе 1919 поступил в рабоче-крестьянскую милицию: работал на разных должностях в милиции городов Беково и Сердобск. С октября 1925 по ноябрь 1926 был инструктором Исполнительного комитета Сердобского уездного Совета (Саратовская губерния).

С ноября 1926 служил в войсках ГПУ при Совете Народных Комиссаров Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республики. В 1927 был принят в ВКП (б). С марта 1927 по апрель 1932 — помощник уполномоченного, старший уполномоченный 37-го пограничного отряда ОГПУ (Батум).

В 1932 экстерном сдал экзамены за курс военной школы. С апреля 1932 по ноябрь 1938 — в Полномочном представительстве ОГПУ — Управлении НКВД по ЗСФСР (НКВД Грузинской ССР): занимал должности уполномоченного 3-го отделения I отдела, инспектора Оперативного отдела, секретаря, помощника (с мая 1937 по январь 1938 — старшего помощника) начальника 2-го отделения Оперативного отдела Управления пограничной и внутренней охраны; с января по ноябрь 1938 — начальник 5-го отделения IV отдела УГБ НКВД ГССР.

В 1934 окончил вечерний Коммунистический «университет» при парткоме НКВД (фактически — лекторий для пропагандистов). 10 сентября 1936 присвоено звание капитан.

С 1931 по 1938 год фактическим хозяином Закавказья был Л. П. Берия. Местные подразделения ОГПУ-НКВД находились под его полным контролем. Вот что пишет о методах их работы в то время известный публицист Леонид Млечин:

«В роли руководителя Грузии и всего Закавказья Берия не отошел от чекистской работы. Иногда приезжал, чтобы самому допросить арестованных. Допрашивал тех, кто еще недавно был его начальником. Получал удовольствие. Полковник Сардион Николаевич Надарая, который возглавит охрану Берии, был в то время начальником внутренней тюрьмы НКВД Грузии. В 1953 году он описал, что там творилось:

— Арестованных избивали систематически и очень жестоко — ремнями, веревками и палками. Над арестованными издевались. По нескольку суток заставляли стоять с тяжелым грузом, пока арестованный, изнемогая, не падал… Многих арестованных на длительное время сажали в холодный, сырой карцер и морили голодом. Нередко арестованных избивали до того, что они потом умирали.

Другой подчиненный Берии полковник Константин Сергеевич Савицкий подтвердил:

— На служебных бланках ЦК КП (б) Грузии Берия писал фамилии людей, которые должны быть арестованы. Лично сам я видел служебные записки с таким текстом: «Арестовать такого-то и крепко допросить». Слово «крепко» было подчеркнуто. В частности, такую записку я видел в отношении бывшего секретаря комитета комсомола НКВД Грузии Михаила Асламазова. Следствие по его делу вел Ковальчук, который так «крепко» допрашивал Асламазова, что тот, не выдержав избиений, выбросился из окна и разбился насмерть.

Михаил Григорьевич Асламазов — легендарный форвард тбилисского «Динамо» — возглавлял комсомольскую организацию Наркомата внутренних дел. Спортивная слава его не спасла. Его арестовали 1 декабря 1937 года. После XX съезда партии вдову оповестили, что «Михаил Григорьевич Асламазов реабилитирован». И только через четыре десятилетия семья узнала, что его и не судили. Через две недели после ареста он выбросился из окна кабинета следователя на четвертом этаже здания НКВД Грузии.

Мучивший его следователь — Николай Кузьмич Ковальчук — далеко пошел. Он всего четыре года проучился в школе и совсем недолго в вечернем коммунистическом вузе при парткоме НКВД, но отсутствие образования не помешало: перед войной он руководил следственной частью в Ленинградском управлении НКВД. Великую Отечественную провел в военной контрразведке. После войны генерал-лейтенант Ковальчук стал министром госбезопасности на Украине, потом давал советы польским товарищам".

Среди соратников Ковальчука в годы большого террора в Грузии были следователи-садисты К. С. Савицкий, Н. А. Кримян, А. С. Хазан и Г. И. Парамонов. В 1955 году их всех расстреляли. Судьба Ковальчука сложилась более благополучно.

После назначения Берии наркомом внутренних дел СССР, карьера Ковальчука также пошла в гору. В ноябре 1938 он был переведён заместителем начальника IV отдела УГБ НКВД по Ленинградской области. С февраля 1939 по июль 1941 он был заместителем начальника и начальником Следственной части Управления НКВД по Ленинградской области. 27 апреля 1939 ему присвоено звание «капитан государственной безопасности».

С началом Великой Отечественной войны Ковальчук служил в органах военной контрразведки. С июля по октябрь 1941 — начальник Особого отдела НКВД Лужской оперативной группы войск Северного фронта. 23 августа 1941 ему присвоено звание «майор государственной безопасности». C октября 1941 — заместитель начальника, начальник следственной части Особого отдела Ленинградского фронта.

Со 2 июня 1942 по 29 апреля 1943 — начальник Особого отдела НКВД Сибирского военного округа. С 14 февраля 1943 — полковник.

С 29 апреля 1943 — начальник Управления контрразведки (Смерш) Южного фронта. 26 мая 1943 присвоено звание «генерал-майор». С 20 октября 1943 — начальник Управления контрразведки 4-го Украинского фронта (одновременно с января по июнь 1945 — помощник уполномоченного НКВД СССР по 4-му Украинскому фронту). 25 сентября 1944 присвоено звание «генерал-лейтенант».

В послевоенное время продолжал служить в органах контрразведки (с 22 июля 1945 по 7 мая 1946 — начальник Управления контрразведки Прикарпатского военного округа), затем занимал ряд государственных постов.

С 7 мая 1946 по 17 августа 1949 — заместитель Министра государственной безопасности СССР, одновременно с августа 1946 по 24 августа 1949 — главный резидент и уполномоченный МГБ СССР в Германии.

С 24 августа 1949 по 6 сентября 1952 — министр государственной безопасности Украинской ССР, после чего до февраля 1953 состоял в резерве МГБ СССР.

С 14 февраля 1953 — министр государственной безопасности Латвийской ССР. В день смерти Сталина 5 марта 1953 на заседании Президиума Верховного Совета СССР было принято решение о расформировании МГБ и его подразделений в республиках и областях. С 16 марта по 23 мая 1953 Ковальчук был министром внутренних дел Латвийской ССР.

С 10 июня по 20 июля 1953 — старший советник МВД СССР при Министерстве общественной безопасности Польши, затем до сентября 1953 — в распоряжении УК МВД СССР.

С 8 сентября 1953 по 4 мая 1954 — начальник Управления МВД по Ярославской области

26 июня 1954 уволен из органов МВД СССР «по фактам, дискредитирующим высокое звание офицера».

Счёл себя обиженным и обратился с жалобой на это решение в Президиум ЦК КПСС. Президиум запросил объяснений у первого замминистра внутренних дел И. А. Серова (принимал непосредственное участие в аресте Берии) и заведующего Отделом административных и торгово-финансовых органов ЦК КПСС А. Дедова. Их пояснительная записка, направленная в Президиум ЦК, ниже публикуется полностью:

«В соответствии с поручением нами рассмотрено письмо Ковальчука Н. К. об изменении формулировки его увольнения из органов госбезопасности.

Ковальчук 1902 года рождения, украинец, член КПСС с 1927 года, с незаконченным средним образованием, в органах милиции и госбезопасности служил с 1919 по 1925 год и с 1927 по июнь 1954 г.

За время работы Ковальчук имел ряд взысканий за допущенные им нарушения партийной дисциплины. В 1923 году за совершение религиозного обряда он был исключен из кандидатов в члены партии.

В ноябре 1937 года постановлением окружной парткомиссии при политотделе Управления пограничных и внутренних войск НКВД Грузинской ССР Ковальчуку объявлен выговор с занесением в учетную карточку за проявленную политическую близорукость. Будучи секретарем Управления погранвойск НКВД Грузинской ССР, Ковальчук, зная о некоторых антисоветских действиях врага народа Широкова, не сообщил об этом в партийные органы. Кроме того, Ковальчук подарил пистолет мужу своей сестры Максимову, который в 1937 году был арестован как участник троцкистской организации.

Ковальчук проходил по показаниям осужденных в 1938 г. за контрреволюционные преступления Гостхоржевича и Крейденко как участник антисоветского заговора, существовавшего в НКВД Грузинской ССР. Гостхоржевич решением тройки при НКВД Грузинской ССР 3 марта 1938 года осужден к ВМН, а Крейденко 9 февраля 1940 года решением Особого совещания при НКВД СССР осужден на пять лет лишения свободы.

Несмотря на такие показания, Ковальчук в 1938 году из погранвойск был переведен в аппарат НКВД Грузии и назначен с повышением — назначен начальником отделения 4-го отдела.

Как сообщил заместитель главного военного прокурора тов. Китаев, в ходе следствия по делу Берия и его сообщников выяснено, что наряду с участниками заговорщической группы, привлеченной к уголовной ответственности, особое усердие в выполнении преступных указаний Берия проявлял Ковальчук, работавший в 1938 году в НКВД Грузинской ССР.

В 1938 году Берия, заняв пост наркома внутренних дел СССР, направлял своих соучастников по преступной работе на руководящие посты как в аппарат НКВД, так и на периферию. Ковальчук был назначен на должность заместителя начальника 4-го отдела УНКВД Ленинградской области, куда в то время начальником управления был направлен Гоглидзе. Арестованный Кримян показал, что Гоглидзе взял с собою Ковальчука в числе нескольких наиболее близких ему людей. В дальнейшем при содействии Берия и его сообщников Меркулова, Кобулова и Гоглидзе Ковальчук систематически продвигался по службе вплоть до замминистра госбезопасности СССР.

Из показаний Кримяна видно, что к работе в НКВД Грузинской ССР Ковальчук был привлечен бывшим наркомом Гоглидзе, который знал его по работе в погранокруге и покровительствовал ему. В период работы в следственном отделе Ковальчуку поручались ответственные и сложные дела.

По сообщению Главной военной прокуратуры СССР от 8 мая 1954 года, Ковальчук, работая в указанной должности, наряду с участниками заговорщической группы Гоглидзе, Кобуловым Б., Савицким и др., проявлял особое усердие в выполнении преступных указаний Берия, чинил беззакония и произвол в отношении советских людей. Так, Ковальчук, ведя следствие на арестованного по указанию Берия бывшего секретаря комитета комсомола НКВД Грузии Асламазова М., «так крепко» допрашивал его, что последний, не выдержав избиений, выбросился из окна 5-го этажа и разбился насмерть (показания арестованных Савицкого и Гоглидзе). Арестованный по делу Берия Хазан показал, что Ковальчук избил до смерти арестованного Дзыграшвили Г.

В своем объяснении в особой инспекции Комитета госбезопасности при Совете министров СССР факты в отношении Асламазова и Дзыграшвили Ковальчук не отрицает, однако объясняет их случайностью.

В 1951 году постановлением Совета министров Союза ССР Ковальчуку объявлен выговор за халатное отношение к хранению и рассмотрению захваченных Советской армией трофейных документов немецко-фашистских органов, представляющих оперативную ценность.

С 1949 по 1952 год Ковальчук, работая министром госбезопасности Украинской ССР, постановлением ЦК КПСС был освобожден от этой должности за необеспечение выполнения решений ЦК КПСС и серьезные провалы в агентурно-оперативной работе по борьбе с националистическим подпольем в западных областях Украины.

Придя к руководству МВД СССР в 1953 году, Берия направлял в страны народной демократии старшими советниками ряд работников без предварительного утверждения ЦК КПСС. В Польшу им был направлен Ковальчук.

За допущенные нарушения советской законности Ковальчук подлежит привлечению к уголовной ответственности, но учитывая давность допущенных нарушений и долголетнюю работу в органах госбезопасности, считаем возможным ограничиться в отношении него увольнением из органов госбезопасности по фактам, дискредитирующим высокое звание офицера.

Вопрос о нецелесообразности привлечения Ковальчука к уголовной ответственности согласован с генеральным прокурором СССР тов. Руденко."

2 сентября записка Серова и Дедова рассматривалась на заседании Президиума ЦК, который полностью одобрил выводы, содержавшиеся в записке.

Постановлением Совета Министров СССР № 2349—1118сс от 23.11.1954 Ковальчук был лишён звания генерал-лейтенант «как дискредитировавший себя за время работы в органах госбезопасности и недостойный в связи с этим высокого звания генерала».

Награды:

три ордена ордена Ленина (16.5.1944; 30.4.1945; 24.6.1948 — «за успешное выполнение заданий Правительства»)

три ордена Красного Знамени (17.9.1943; 3.11.1944; 24.11.1950)

два ордена Красной Звезды (26.4.1940 — «за успешное выполнение заданий Правительства по охране государственной безопасности»; 21.4.1943)

Орден Кутузова II-й степени (21.4.1945 — «за очистку тыла фронтов Красной Армии»)

Орден Суворова II-й степени (29.6.1945)

Орден Отечественной войны I степени

Орден «Знак Почёта»

Орден «Крест Грюнвальда» 2-го класса (Польша)

Орден Белого льва I-й степени (Чехословакия)

два ордена (Чехословакия)

медали СССР и Польши

боевое оружие

знак «Заслуженный работник НКВД».

После отставки жил в Киеве. Умер в 1972 году.

Вы можете помочь проекту, поделившись фотографиями, документами, воспоминаниями, собственными материалами и даже ссылками на известные Вам публикации по теме этой статьи. Пишите нам.

Нашли ошибку или опечатку? Выделите текст и кликните по значку, чтобы сообщить редактору.

Литература

Верой и правдой: страницы истории Ярославского Управления ФСБ. - Ярославль: Нюанс, 2001.

Млечин Л. Кремль-1953. Борьба за Кремль со смертельным исходом. - М.: Центрполиграф, 2016.

Политбюро и дело Берия. Сборник документов. — М.:, 2012. С. 703-705

Лурье Л., Маляров Л. Лаврентий Берия: кровавый прагматик. – СПб.: БВХ-Петербург, 2015.

Тумшис М. Щит и меч Советского Союза. Краткие биографии руководителей органов государственной безопасности СССР и союзных республик (декабрь 1922 – декабрь 1991). – М.: Русский фонд содействию образованию и науке, 2016. 

поиск не дал результатов