ЦЕРКОВЬ ИЛЬИ ПРОРОКА
в Ярославле

Уникальный по своим достоинствам памятник ярославского культурного расцвета, шедевр мирового класса. Находится на Советской площади (бывш. Ильинская).

Церковь Ильи Пророка в Ярославле. Фото А.Григорьева
из

Как сообщает храмоздательская запись на стенах главного храма, строительство церкви было начато 9 мая 1647, а освящение ее состоялось 16 июня 1650 ростовским митрополитом Варлаамом. Храм двухэтажный, с двумя крыльцами, на высоком подклете, с шатровой колокольней и галереей. Приделов в храме четыре — с южной стороны теплая церковь во имя Покрова Богородицы, на северо-восточном углу устроен придел во имя мучеников Гурия, Самона и Авива; в алтаре главного храма, с правой стороны — придел во имя Варлаама Хутынского, новгородского чудотворца. Кроме того, в юго-западной башне с высоким шатровым верхом устроен Ризположенский придел, где в специальной серебряной раке с изображением страстей Господних хранилась святыня храма — часть Ризы Господней, присланная московским патриархом Иосифом I и царем Алексеем Михайловичем в дар Ильинской церкви к освящению храма в 1650. (В советское время она считалась утраченной и только в 2003 году была обнаружена в фондах Ярославского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника.) В подклете храма, под приделом Гурия, Самона и Авива, находилась усыпальница, где были погребены храмоздатели Скрипины и их потомки.

Заказчиками строительства Ильинского храма были выходцы из Новгорода купцы Вонифатий и Иоанникий Скрипины, одни из богатейших людей того времени в стране. До построения Скрипиными каменного храма здесь были две деревянные церкви — Ильинская и Покровская.

Церковь Ильи Пророка по конструкции принадлежит к традиционному соборному типу храма. Это кубическое четырехстолпное сооружение на подклете, увенчанное пятью главами на световых барабанах. Церковь Ильи Пророка — единый сложный ансамбль, куда, кроме центрального четверика, входит зимний храм Покрова Богоматери, приделы, двухъярусная галерея, колокольня, два крыльца. Эти объемы группируются вокруг основного храма в асимметричную, живописно уравновешенную композицию.

Наиболее выразительным в ансамбле является западный фасад. Шатровая колокольня и соответствующий ей на юго-западном углу Ризположенский придел с галереей между ними выстроились в линейную композицию. Стройная колокольня, прорезанная ярусом звонов и двумя ярусами слухов, ближе придвинута к четверику главного храма, чем более массивный Ризположенский придел, сооруженный немного позднее. Ризположенский придел относится к известному в русском зодчестве архитектурному типу восьмерика на четверике. Переход между этими объемами смягчен сгруппированными по три кокошниками, грани глухого шатра с рядами горизонтальных перехватов на ребрах сходятся к небольшому барабану, увенчанному изящной черепичной главкой.

Придел, посвященный покровителям семейного очага Гурию, Самону и Авиву и служивший домовой церковью Скрипиных, находится в конце северной галереи в невысокой башне, завершающийся тремя рядами небольших кокошников, поставленных «на убег». Теплая Покровская церковь с трапезной, простая по архитектуре постройка, примыкает к центральному храму с юга. Два больших крыльца, западное и северное, ведут на просторную галерею. Каждый фасад храма имеет индивидуальный облик. Особенно нарядно декорированы западный и южный, выходившие на оживленные торговые улицы. Все детали отделки — разнообразной формы наличники, арки — четко прорисованы и придают храму живописный облик. Обогащают пластику стен ряды ширинок — квадратных углублений, украшенных резными белокаменными вставками с изображением фантастических зверей и птиц.

Имеющая мировое значение роспись Ильинской церкви построена на замечательном архитектоническом и ритмическом согласовании с реальными формами ее интерьера. Ансамбль росписи создавался постепенно, за три периода с 1680 по 1717 тремя артелями мастеров. Им удалось сохранить композиционное единство и сравнительную общность стиля.

Внутри церкви Ильи Пророка и алтарь расписаны стенной живописью с 17 июня 1680 по 8 сентября 1681 по заказу вдовы Вонифатия Скрипина Улиты Макарьевны. Как явствует из надписи на южной стене храма, это были «трудившиеся о Бозе изографы града Костромы Гурий Никитин, Сила Савин да ярославец Дмитрий Семенов, Василий Кузьмин, Артемий Тимофеев, Петр Аверкиев, Марк Назарьев, Василий Миронов, Фома Ермилов, Тимофей Федотов, Иван Петров, Иван Андреянов, Иван Иванов, Филипп Андреянов, Степан Павлов». «Иконописцы, расписывавшие Ильинскую церковь, принадлежали к числу лучших, отчасти первостатейных, городовых иконописцев XVII века», — писал известный ученый и исследователь церковной старины проф. Н. В. Покровский. Теплый Покровский придел дописывался в 1697, Ризположенский придел, паперти и придел Гурия, Самона и Авива — в 1716—1717 уже после смерти последних представителей семьи Скрипиных. Клейма с именами мастеров, работавших в двух последних артелях, в настоящее время утрачены.

На протяжении 300 лет со времени создания комплекс ильинских росписей сравнительно мало поновлялся. В 1830 живопись Покровского придела была переписана В.В. и М. В. Сарафанниковыми. Они же в 1857 поновили свод северного крыльца. В 1898—1902 стенопись, иконы и резьба во всем храме реставрировались на средства И. А. Вахрамеева московской иконописной фирмой М. И. Дикарева. В 1950-е главный храм и частично Покровский придел были промыты и укреплены В. Г. Брюсовой, в 1960-е паперти укреплялись А. П. Грековым, в 1970-е Покровский придел был раскрыт из-под записи бригадой В. И. Васина.

Роспись покрывает интерьер Ильинской церкви сплошным ковром, состоящим из 970 сюжетных клейм, не считая орнаментов, украшающих нижние части стен, основания столпов, подоконники, порталы и каменные скамьи. 417 композиций основного храма, созданные непосредственно под руководством знаменитого знаменщика Гурия Никитина, составляют с интерьером храма единый художественный организм поразительной образной насыщенности.

В центральном куполе вместо традиционного Вседержителя впервые в Ярославле помещено символическое «Отечество», изображающее триединого Бога, благословляющего мир. Между окнами 8 монументальных фигур архангелов, ниже праотцы в медальонах, на парусах евангелисты. Их символы, а также изображения «Спаса на убрусе» и «Благого молчания» вынесены на лобовые части паруса. В куполах малых барабанов помещены следующие изображения: в юго-западном «Великий Архиерей», в северо-западном «Богоматерь Знамение», в северо-восточном над жертвенником «Христос Эммануил», в юго-восточном над диаконником «Иоанн Предтеча с Христом в потире». В трибунах западных барабанов праотцы и пророки, в трибунах восточных — апостолы из числа семидесяти. На восточном своде за иконостасом — «Предвечный совет». На остальных сводах располагаются праздники — на северном «Благовещение» и «Крещение», на южном «Рождество Христово» и «Сретение», на западном «Вознесение». Последняя композиция вместо 18 традиционных персонажей насчитывает в своем составе 57 эффектно сгруппированных фигур. Она хорошо обозрима из любой точки храма. «Вознесение» как бы акцентирует общий жизнеутверждающий строй росписи. Во многом этому способствуют и эмблемы херувимов красного цвета, покрывающие паруса боковых барабанов и замковые арки окон. В подпружные арки сводов вписаны монументальные фигуры апостолов по два в рост. Апостольский цикл продолжается и в верхней части столпов, разбитых разгранками на три яруса. В центральной части столпов помещены эпически спокойные фигуры воинов-мучеников, а в нижней — величавые фигуры князей и царей в длинных парчовых шубах. Среди них ярославские чудотворцы Василий и Константин и Федор Ростиславич Черный с сыновьями Давидом и Константином. На сторонах столпов, обращенных к алтарю, патроны заказчиков храма мученик Вонифатий и преп. Иоанникий Великий.

Стены храма разбиты на пять сюжетных ярусов шириной 2,2 — 2,3 м. В нижней части боковых стен их дополняет травный орнамент (1,8 м) из крупных красных и зеленых побегов на золотистом фоне, а также традиционный подзор с орнаментальными кругами (1,2 м). На западной стене травяной фриз заменен храмовой летописью, написанной в три строки великолепной вязью. Два верхних яруса посвящены земной жизни Иисуса Христа и евангельским притчам, за исключением восточного люнета северной стены, занятой монументальной композицией «Собор св. Отец», написанной в память соборов патриарха Никона. В третьем ярусе, занимающем, как и второй, оконные откосы, иллюстрированы «Деяния апостолов», преимущественно Петра и Павла. В четвертом ярусе разработана храмовая тема — житие и чудеса пророка Ильи, пятый посвящен житию и чудесам его ученика пророка Елисея. В тимпане над парадным порталом строгая и торжественная композиция «Предста царица».

В храмовых ярусах — четвертом и пятом — знаменщик менее всего был связан с официальной иконографией. В самом выборе сюжетов, в их толковании он сумел великолепно выразить мотив освящения земных трудов и дней, создав неповторимые по красоте эпического звучания сцены народных труда, быта и празднеств. Таковы знаменитые фрески «Жатва», «Сбор яблок», «Рождение сына сунамитянки». Образцом для этих новых иконографических изводов послужила голландская Библия Пискатора, которую авторы росписи переработали на русский лад, взяв за основу содержание и сохранив неизменной национальную форму исполнения. Большинство действующих лиц росписи одеты в костюмы горожан XVII: высокие сапоги, рубахи, подпоясанные кушаком, и пестрые порты из цветной набойки. На библейских царях надеты кафтаны и шубы времен царя Алексея Михайловича.

В украшении алтаря художники проявили гораздо больше сдержанности, придав его живописи строгую репрезентативность. В конхе алтарной апсиды изображена литургическая сцена «Великий вход» («Да молчит всякая плоть человеча»). В апсиде торжественная композиция из 15 больших фронтальных фигур вселенских патриархов. Над алтарным окном поясное изображение «Христос Архиерей». На западной стене композиции «Явление неопалимой купины Моисею», «Спас на убрусе» с надписью на греческом языке и «Явление серафима пророку Исайе». В конхе жертвенника сцена «Христос в потире», символизирующая причастие, над конхой «Предста царица». На северной стене жертвенника «Страсти Христовы». В апсиде архидиаконы и поминальная надпись с 28 именами представителей рода Скрипиных. На западной стене композиции «Преломление хлеба» и «Шествие в Эммаус». В диаконнике, в приделе Варлаама Хутынского, в 15 клеймах на стенах иллюстрировано его житие. В алтарной конхе литургическая сцена «Малый вход» («Ныне силы небесные невидимо служат»), в апсиде изображения новгородских и московских чудотворцев, на алтарной преграде композиция «Преломление хлеба апостолом Петром».

В приделе праведников Гурия, Самона и Авива над фамильной усыпальницей Скрипиных в своде написано огромное «Отечество». Роспись стен, разбитых на 4 широких (1,8 м) яруса, посвящена сценам житий и мучений титульных святых придельного храма. В конхе алтаря «Христос в потире», в апсиде избранные святые, в амбразуре алтарного окна «Благовещение». Над конхой прямо на стене написаны два верхних яруса придельного иконостаса. В окне придела представлены соименные святые храмоздателей Скрипиных.

Стилистически стенопись придела Гурия, Самона и Авива близка к живописи шатрового Ризположенского придела. Последний, несмотря на свои миниатюрные размеры, является шедевром ярославского декоративного искусства. Знаменщик очень остроумно использовал шатровый характер его архитектуры, разместив в куполе вписанный в круг «Предвечный совет», на восьми склонах шатра двунадесятые праздники, в восьмиграннике, связывающем шатер с четвериком, два ряда евангельских сцен и притчей, а в четверике три сюжетных фриза, связанных единством содержания: «Страсти Христовы», «Сказание о ризе Господней» и «Сказание о нерукотворном убрусе». В конхе придельного алтаря композиция «Похвала Богородицы», в апсиде вселенские святители, в амбразуре окна «Христос Архиерей» и два ангела с рипидами.

Пострадавшая от поновлений живопись теплого Покровского придела посвящена преимущественно богородичной теме. В центре свода, между алтарной преградой и столпами, написаны «Коронование Богоматери» и «София созда себе дом», на стенах и столпах иллюстрации к чудесам из «Нового неба» И. Галятовского: «О святом Амадее и архангеле Гаврииле», «Об Иверской иконе Богоматери», «Об исцелении руки Иоанна Дамаскина» и др. На алтарной преграде помещены праздничные композиции, на северной стене — сцены из книги Ветхого Завета «Товит». На других стенах и в своде трапезы «Акафист» (дописан в 1830-х). В конхах алтарных апсид композиции «О тебе радуется» и «Семь таинств», на стенах вселенские святители, «Страсти Христовы», сцены жития Дмитрия Солунского, на западной стене «Сказание об оклеветанном иерее» из сборника поучительных новелл «Великое зерцало».

В стенописи Покровского придела (1697) угадывается рука знаменщика Федора Федорова, а в стенописи ильинской паперти и двух шатровых приделов (1716−1717) различаются два творческих почерка — Федора Игнатьева и Федора Федорова.

Паперть Ильинской церкви представила самый широкий простор изобретательности и богословской эрудиции местных мастеров. В ее тематику включены несколько иконографических циклов: ветхо- и новозаветный, эсхатологический, символико-дидактический, литературный и житийный. На двух склонах свода, начиная с северного колена, иллюстрирован Ветхий Завет: «Дни творения», «Грехопадение Адама и Евы», «Изгнание из рая», истории праведников из книг «Бытие» и «Исход», сцены из книг Ездры и «Товит». На своде Покровской паперти представлена «История Иисуса Навина и Гедеона». На внешних стенах-люнетах центрального храма иллюстрированы «Песнь Песней», «Суд над Христом» и «Страшный Суд». В тимпане северного портала композиция «Предста царица» с предстоящими, в тимпане западном — «Сошествие Святого Духа», по сторонам Христос и Богоматерь, сидящие на тронах.

Между окнами паперти — назидательные сказания и чудесные видения из «Пролога», «Нового неба», «Великого зерцала». Особенно примечательны сказания «О Феофиле икономе», «О Козьме игумене», а также символико-дидактическая композиция «Апофеоз меча» из книги Л. Барановича «Меч духовный». В западном крыльце помещены сюжеты из «Откровения Иоанна Богослова» и молитвы «Отче наш». Славословие этой молитвы («Яко твое есть царствие, и сила и слава твоя») иллюстрировано в своде крыльца. На фоне облаков в прихотливом и плавном ритме изображены основные персонажи небесной иерархии, прославляющие Святую Троицу. В центре композиции помещен глобус со знаками Зодиака.

В своде северного крыльца большой историко-художественный интерес представляет родословное древо Романовых («Род царствия благословится») с изображением 13 царей и царевичей династии Романовых, начиная с Михаила Федоровича и заканчивая внуком Петра I Великим князем Петром Алексеевичем.

По богатству сюжетов, хорошей сохранности и высочайшему мастерству исполнения фрески Ильинской церкви давно признаны художественным памятником мирового уровня.

Современный сооружению храма тябловый иконостас 1650, расписанный по серебряному полю травным узором, в 1696 был заменен новым шестиярусным резным позолоченным в стиле барокко. Резьбу иконостаса выполнил ярославский резчик Илья Якимов с товарищами. В декорацию иконостаса были введены архитектурные мотивы в виде резных колонок, украшенных виноградными гроздьями, кронштейнов и раскрепованных карнизов.

Некоторые местные иконы написаны для Ильинского иконостаса в 1650 выдающимися ярославскими иконописцами братьями Степаном и Иваном Дьяконовыми: «Спас Смоленский в деянии с женами-мироносицами», «Ангел Благое молчание», «Эммануил с ангелами». Им же принадлежит письмо северных алтарных дверей с изображением Лона Авраамова и «Сказания о просфоре». Иконы праздничного ряда также написаны в 1650-е. Местные иконы «Илья Пророк», «Иоанн Предтеча», «Вознесение», «Покров» и «Благовещение» написал в 1660—1662 знаменитый царский иконописец Федор Евтихиев Зубов. Под его руководством написаны в 1660-е иконы деисусного, праотеческого и пророческого чинов. Записанная Федором Зубовым «Богоматерь Тихвинская» создана в XVI в. и происходит из древней деревянной церкви Пророка Ильи. Рама от местной иконы «Знамение», средник которой утрачен, написана в 1696 в мастерской Федора Игнатьева.

В алтаре находится резная напрестольная сень 1657 с завершением в виде восьмиугольного шатра. Вся поверхность сени украшена ажурной резьбой, напоминающей драгоценное золотое кружево. В травной узор введены изображения орлов, голубей, попугаев, «Птиц-сиринов» и «Птицы-неясыти». Глубоко национальная по стилю, исполненная с большим артистизмом, ильинская сень является одним из лучших образцов русской деревянной резьбы XVII.

В интерьере церкви находятся царское и патриаршее моленные места XVII в., перенесенные сюда из церкви Николы Мокрого. Друг от друга они отличаются убранством шатровых завершений — у царского места шатер украшен ажурными кокошниками, а у патриаршего цилиндриками и луковичными главками.

В 1896 вокруг церкви по рисунку А. И. Павлинова сооружена ограда с 56 каменными столбами, между которыми укреплены звенья чугунной кованой решетки. В ширинках столбов вставлены изразцы.

С 1899 по 1904 производились масштабные работы по реставрации и обновлению церкви на средства коммерции советника Ивана Александровича Вахромеева, выделившего несколько десятков тысяч рублей собственных денег для приведения церкви «в благоустроенный вид». По свидетельству современников, «эта крупная жертва принесена была без шуму, без стеснения священнослужителей храма в отправлении ими своих обязанностей. С 1899 года, с ранней весны и до глубокой осени ежегодно, включительно до июля 1904 года, работали при Ильинской церкви десятки мастеров, употреблено было много строительного материала — железа, цемента, кирпича, извести, песку, лесу; но все работы шли так, что не представляли никаких препятствий к совершению Богослужения. Обновление Ильинского храма потребовало от жертвователя столько же средств, сколько их употреблено было на устройство его благочестивыми братьями Вонифатием и Иоанникием Иоанновичами Скрипиными, и совершено было в том же духе благочестия… Сменятся поколения, современные нам события для новых людей будут глубокою древностию, но щедрая жертва Ивана Александровича Вахромеева на храм не будет забыта. Память о ней будет жить и укрепляться молитвой о благотворителях храма, вместе с молитвою о создателях его». Памятная мраморная доска, увековечившая вклад И. А. Вахромеева в сохранение культурного наследия Ярославля, укреплена на одном из столпов главного храма в церкви Ильи Пророка.

С 1930 в церкви Ильи Пророка открыт музей средневековой русской живописи и архитектуры. С начала 2000-х годов в церкви вновь по большим праздникам и в воскресные дни в летнее время проходят богослужения.

Примите участие в викторине «Купола ярославских храмов«

Вы можете помочь проекту, поделившись фотографиями, документами, воспоминаниями, собственными материалами и даже ссылками на известные Вам публикации по теме этой статьи. Пишите нам.

Нашли ошибку или опечатку? Выделите текст и кликните по значку, чтобы сообщить редактору.

Литература

Преображенский Г. Монастыри и храмы г. Ярославля, их святыни и древности. – Ярославль, 1901.

Вахрамеев И.А. Церковь во имя святаго и славнаго Пророка Ильи в Ярославле. – Ярославль,1906;

Первухин Н.Г. Церковь Ильи Пророка в Ярославле. – М.,1915;

Суслов А.И., Чураков С.С. Ярославль. – М.: Стройиздат, 1960;

Добровольская Э., Гнедовский Б. Ярославль. Тутаев. – М.: Искусство, 1981;

Воейкова И.Н., Митрофанов В.П. Ярославль. – Л., 1973;

Казакевич Т.Е. Иконостас церкви Ильи Пророка и его мастера // Памятники русской архитектуры и монументального искусства. – М., 1980;

Брюсова В.Г. Фрески Ярославля. – М.: Искусство, 1983;

Масленицын С.И. Ярославская иконопись. – М.: Искусство, 1983;

Ярославль. Памятники архитектуры и искусства / Сост. В.П. Выголов. – М., 1985;

Маров В.Ф. Ярославль: архитектура и градостроительство. – Ярославль: Верхняя Волга, 2000;

Бусева-Давыдова И.Л., Рутман Т.А. Церковь Ильи Пророка в Ярославле. – М.: Северный паломник, 2002;

Церковь Ильи Пророка в Ярославле. Кн.2. Рутман Т.А. История Церкви Ильи Пророка в Ярославле. – Ярославль, 2004.

Рутман Т.А. Храмы и святыни Ярославля. – Ярославль: Изд. А. Рутман, 2005.

Юрьева Т.В. Ярославский иконостас. Альбом. – Ярославль, 2007.

Симоненко А. Многие лета, владыка // Северный край, 2003, 21 июня

Драч Л. «Богоматерь Толгская» возвращается в монастырь // Северный край, 2003, 19 августа

Шиманская М. Сенсационная находка в Ярославском музее // Северный край, 2003, 5 декабря

Летуновский В. Почему Илья Пророк стал розовым // Северный край, 2010, 4 марта

поиск не дал результатов