ОТХОДНИЧЕСТВО
в Ярославской губернии

Отходничество — один из вариантов экономической деятельности, существовавший в среде крестьянства и распространенный в России XVIII — нач. XX в. Явление массового ухода крестьян из деревень на заработки было подготовлено царским указом 1718 г., велевшим заменить подворное обложение подушной податью с мужского населения, независимо от возраста.

Занятие отходными промыслами были широко развито на территории Ярославского края уже с XVIII в. Пик отходничества приходится на 40-е — 50-е годы XIX в. и пореформенное время. В 1842 г. в отходе было по губернии 48 639 чел., в 1843 — 54 703 чел., в 1844 — 60 077 чел., в 1850 — 53 831. Отходничество — явление для ярославского крестьянского мира массовое. В Любимском уезде в 1901 г. находилось в отходе 12 700 человек, что составляло половину трудоспособного мужского и четверть женского населения уезда. Ярославский отход был главным образом столичным, Петербургским и Московским. Но встречались и уникальные случаи: в 1826 году два крестьянина Мологского уезда нанялись в Российско-Американскую компанию для мореплавания. Отход — занятие в основном мужское. Так, из 54 703 чел. по Ярославской губернии, числившихся в отходе на 1843 г., женщин лишь 1494.

Местных причин массового отхода можно выделить несколько: невозможность поддержки местных торговых предприятий и производства, поскольку большинство уездных городов находилось в стороне от центральных торговых путей; отсутствие достаточного для прокормления семьи надела («Журнал Любимского уездного земского собрания за 1893 г. сообщает: «…Крестьянское хозяйство в нашем уезде главным образом содержится не хлебопашеством, а отхожим промыслом, и все повинности… выплачиваются крестьянами средствами от заработка на отхожих промыслах, а не от продажи излишнего хлеба, который ежели и случается у них, то такой служит только подспорьем для домашнего хозяйства в помощь заработков»); развитие кустарных промыслов в губернии.

Заработки отходников в Москве и Петербурге были значительно выше, чем в самой губернии. Так, заработная плата работников, занятых в местных промыслах, составляла в 1850-х гг. от 19 до 54 рублей серебром в год в зависимости от квалификации. Отходники же зарабатывали в столицах по 66−72 рубля.

Крестьяне уходили на заработки, получая годовые паспорта или более краткосрочные билеты. В середине XIX в. ежегодно уходило из губернии более 100 тысяч человек, что составляло до 25% взрослого населения губернии. Для уменьшения числа отходников правительство приняло следующие правила: крестьянин обязывался состоять в сельской общине, ежегодно откупать у помещика уплатой оброка право отхода; была введена система паспортного контроля, лишавшая отходника права свободного передвижения. Но жесткий контроль не принес ожидаемых результатов. Для примера: из 12 715 (на 1901 г.) человек в Любимском районе на полевые сезонные работы в деревню вернулось лишь 849 человек.

Процесс экономического расслоения русского пореформенного общества коснулся и отходников, среди которых четко выделяются несколько имущественных групп: новая крестьянская торговая буржуазия (таковым стал, например, владелец большой Петербургской гостиницы и ресторана «Русь» Я. Г. Гордеев — выходец из крестьян деревни Филенское Любимского уезда), это приблизительно 3−5% из общего числа отходников; новое городское мещанство, занятое в промышленно-фабричном производстве, строительстве и прочих сферах (приблизительно 60−70%); «наемные рабочие с наделом», те, кто еще не порвал с деревней, продолжал совмещать отходный промысел с обработкой земли (приблизительно 15−20%).

Наибольший отряд отходников составляли строительные рабочие (каменщики, плотники, мраморщики, лепщики, печники), второй по численности отряд — транспортные рабочие (лоцманы, коноводы, бурлаки, извозчики, плотовщики). Третья сфера приложения сил отходников — торговля, в частности, работа в трактирах: трактирное дело в Петербурге было монополизировано ярославскими крестьянами. В 1900-х гг. ситуация изменилась. По своему удельному весу отхожие промыслы распределялись таким образом: торговля — до 24% от всех отходников, трактирный промысел — 13,5% (в основном Любимский уезд), строительство — 13% (в основном Даниловский уезд). Так, в 1894−95 гг. насчитывалось 20 170 ярославских отходников-строителей, ремесло — 13%, прислуга — свыше 12%, огородничество — 8% (в основном Ростовский и Романов-Борисоглебский уезды), работы на фабриках и заводах — 7%, судовой промысел — 3,5%.

Отход способствовал повышению грамотности ярославских крестьян, общего культурного уровня. Современники отмечали, что ярославские крестьяне деятельны и предприимчивы.

Нашли ошибку или опечатку? Выделите текст и кликните по значку, чтобы сообщить редактору.

Источники
Литература

Краткий статистический обзор Ярославской губернии. – Ярославль, 1901;

Кадек М.Е. Очерки по экономике Ярославского края. – Ярославль, 1925;

Ярославский край. Сборник документов по истории края (XI - 1917 г.). – Ярославль, 1972;

Очерки истории Ярославского края / Под ред. В.А. Ляхова. – Ярославль, 1974;

Очерки истории Ярославского края с древнейших времён до конца 1920-х годов / Под ред. А.М.Селиванова. – Ярославль, 2000.

Смирнов Я.Е. Жизнь и приключения ярославцев в обеих столицах империи. – СПб, 2010.

поиск не дал результатов