Ярославский край
в начале ХХ века

Ярославская Большая мануфактура
из

Социально-экономическое развитие края.
Промышленность губернии на рубеже веков.
Динамика и отраслевая структура промышленности губернии

Ярославская губерния являлась одним из наиболее развитых в промышленном отношении регионов страны. В 1908 она занимала 12-е место в Европейской России по численности фабрично-заводских рабочих и 13-е — по валовой продукции. Рост промышленности выразился как в количественных, так и в качественных показателях. В 1890 в губернии насчитывалось 234 предприятия с 22 тыс. рабочих, а в 1913 — 321 с 43,4 тыс.

Таб. 1

Промышленность Ярославской губернии в 1913 г.

(составлено на основании подсчетов М.Г. Мейеровича)

№№
п/п

Отрасли

Число предприятий
и рабочих

Рабочие, %

1.

Текстильная

17 (22 тыс.)

50,1

2.

Пищевкусовая

105 (6,7)

15,4

3.

Химическая

32 (3,7)

8,5

4.

Металлообработка

26 (3,6 тыс.)

8,3

5.

Деревообработка

58 (3,3 тыс.)

7,7

6.

Прочие

83 (4,5 тыс.)

10

ВСЕГО

321 (43,4 тыс.)

100

Текстильные предприятия занимались обработкой хлопка, льна, пеньки. Они находились в Ярославле, Ростове, Романово-Борисоглебске, Рыбинском и Мышкинском уезде. Крупнейшим предприятием была Ярославская Большая Мануфактура (ЯБМ), на которой в 1913 работали 9411 рабочих, что составляло половину рабочих Ярославля и четвертую часть рабочих губернии.

Крупным предприятием текстильной отрасли оставалась Норская мануфактура, где в 1897 свернули производство, оставив переработку хлопка. Большинство паев в конечном счете стало принадлежать московскому предпринимателю Прохорову. На ней работала 1 тыс. человек. Льняным делом продолжали заниматься Гаврилов-Ямская мануфактура А. А. Локалова, Ростовская и Романовская мануфактура.

В пищевкусовую отрасль входили табачное, мукомольное и крахмалопаточное производства. В ней было занято 15,4% рабочих, но она давала около 40% валовой продукции губернии.

К началу ХХ в. Ярославль стал одним из главных центров страны по переработке табака. В нем действовали три мощных табачных фабрики. Это предприятия, принадлежащие торговому дому «Ф. Е. Вахрамеевы сыновья» («Феникс»), акционерному обществу «Наследники Н. А. Вахрамеевы» и одна из крупнейших в России фабрик по производству махорки — «Наследники И. Н. Дунаева».

Мукомольная промышленность шла несколько впереди табачной по валовой продукции, но существенно уступала ей по численности рабочих. На рубеже XIX — ХХ вв. все мельницы были переоборудованы, открылось 8 новых. Все они находились в Ярославле и Рыбинске. Концентрация производства была очень высокой: 5 мельниц давали 93% валовой продукции. Они перерабатывали зерно, привозившееся с Нижней и Средней Волги. Из Рыбинска и Ярославля муку отправляли в Петербург и Москву. Мукомольная промышленность была современным производством, имевшим общероссийское значение.

Остальные предприятия пищевкусовой промышленности работали на местном сырье. Так, действовали крахмалопаточные предприятия, сосредоточенные в Даниловском и Ростовском уездах. Широкой известность пользовались цикорные фабрики Ростовского уезда. Специфика отрасли заключалась в огромном количестве мелких заведений — кондитерских, колбасных, винокуренных. На рубеже 1902−1903 была основана кондитерская фабрика В. П. Кузнецова (в 1990-е — Ярославкондитер). За свою продукцию (в основном конфеты) фабрика в 1903—1904 награждалась золотыми и серебряными медалями иностранных и российских выставок.

Химическая промышленность стояла в губернии на третьем месте. По темпам роста она опережала остальные отрасли. Почти все химические предприятия — спичечные, нефтехимические, свинцово-белильные заводы, заводы по производству красок — находились в губернском центре. Самой большой из них была спичечная фабрика акционерного общества «Наследников И.Н.Дунаева». В с. Константиново Романово-Борисоглебского уезда недалеко от Ярославля в 1879 при участии всемирно известного ученого Д. И. Менделеева был создан завод минеральных и осветительных масел товарищества «В. Рагозин и К». Это нефтехимическое, как и спичечное производство, были относительно новыми для Ярославской губернии, но к 1913 на них было задействовано уже 60% рабочих отрасли.

Долгое время историками отмечался низкий уровень развития металлообработки. Однако исследования М. Г. Мейеровича доказали, что рабочие-металлисты составляли значительный отряд ярославского пролетариата (8%). Для этой отрасли были характерны опережающие темпы роста: за 1907−1913 численность рабочих губернии выросла на 17%, а в металлообработке — на 58%. Увеличение численности занятых в металлообрабатывающей промышленности произошли в годы первой мировой войны. Из западных районов в Ярославль и Рыбинск были эвакуированы ряд заводов. В губернии началось строительство двух автомобильных заводов (один из них — «Русский Рено») и двух авиационных заводов. Из одного такого предприятия, появившегося в Ярославле в 1916 (авторемонтного завода Лебедева), возник известный в советское время моторный завод, ныне открытое акционерное общество «Автодизель».

В числе предприятий по обработке минеральных веществ выделялась фарфоровая фабрика в д. Песочное Романово-Борисоглебского уезда, принадлежащая известному магнату М. С. Кузнецову. К 1913 на ней было занято уже 1 тыс. человек. Работала фабрика на привозном сырье, а продукцию поставляла даже в Среднюю Азию и Персию.

В губернии городская промышленность преобладала над сельской, в ней было сосредоточено 60% всех рабочих губернии (23 тыс. человек), в то время как в среднем по Центрально-промышленному району их доля составляла всего 39%. Это можно объяснить более высоким уровнем развития промышленности. Именно в городах губернии размещались крупнейшие предприятия — ЯБМ, ростовская мануфактура и др.

Рост концентрации производства и усиление монополистических тенденций

По концентрации промышленности Россия стояла на первом месте в мире — в 1913 на крупных предприятиях (более 500 человек) приходилось 55% всех фабрично-заводских рабочих. Подобное явление можно наблюдать еще с большой силой в Ярославской губернии: 1901 — 61%, 1913 — 65%, 1917 — почти 70% рабочих трудилось на крупных предприятиях. Из рабочих кадров губернии 44% пролетариата губернии: 1913 — 43 тыс., 1917 — 50 тыс. человек.

Усиливались монополистические тенденции: пять семейств — Карзинкины, Дунаевы, Вахрамеевы, Оловянишниковы и Пастуховы — контролировали почти все предприятия Ярославля. Ярославские предприниматели вступали в союзы промышленников России. В Ярославле были открыты отделения крупных отечественных банков.

Усилилось участие иностранного капитала. В 1912 товарищество «Бр. Нобель» скупило 2/3 паев упоминавшегося завода в с.Константиново. Товарищество взяло в свои руки все нефтяные поставки. Для этого около Ярославля соорудили огромные нефтесклады. Продукция из них (керосин, нефть, бензин и т. д.) отправлялась в 39 городов России: Петербург, Ригу, Кострому, Архангельск и др. Английские и германские инвестиции присутствовали в текстильной промышленности. В Ярославле строительство городского трамвая вела бельгийская компания. Участие иностранного капитала в губернской промышленности принимало различные формы: от ввоза машин и сырья до увеличения доли зарубежных кампаний в различных акционерных обществ.

Конец XIX — начало XX в. было временем успешного развития ярославской промышленности. Наблюдалось расширение крупных предприятий и рост численности рабочих. Текстильные, табачные, нефтеперерабатывающие предприятия и мельницы губернии были известны далеко за ее пределами. Ускоренными темпами шла концентрация производства. Ярославль превратился в один из крупных фабрично-заводских центров России.

Сельское хозяйство губернии

В начале ХХ в. в сельском хозяйстве Ярославской губернии преобладали капиталистические отношения. В нем была занята основная масса населения — 73%. После реформы 1861 совершался непрерывный переход земли от помещиков к крестьянам. Дворянское землевладение в губернии занимало в начале ХХ в. небольшую площадь. Значительная часть помещиков не вела своего хозяйства, а сдавала землю в аренду. В губернии также было много удельных и казенных земель.

С 1862 по 1908 крестьяне увеличили свой земельный фонд с 195 тыс. десятин до 641 тыс. десятин, т. е. на 227%, но всё же они испытывали земельный голод. Многие крестьяне не получали со своей земли достаточное количество продовольствия. Они искали другие источники дохода, занимались отхожими и кустарными промыслами, шли в наемные работники. Развитие капитализма вело к дальнейшему расслоению ярославского крестьянства. Бедняки нанимались в батраки к зажиточным крестьянам или помещикам, уходили в город. Состоятельные крестьяне занимались торговым земледелием, владели различными промышленными и торговыми заведениями.

В 1906—1907 в губернии было образовано всего 26 хуторских и отрубных хозяйств. Усилия властей были направлены на организацию землеустроительных комиссий, разбивку имений Крестьянским поземельным банком на участки и распродажу их крестьянам. Фактически проведение преобразований началось в крае с апреля 1908, когда открылась Яросл. губернская землеустроительная комиссия. В этом же году были образованы 6 у.е.здных комиссий. В 1909 были открыты еще 3 комиссии. Основное их назначение состояло в улучшении землепользования крестьян. Проведение реформы в губернии столкнулось с существенными трудностями: хуторские и отрубные хозяйства не давали возможности заниматься развитым в крае животноводством; трудности переселения на хуторские участки; вековая общинная психология. В 1911—1914 в губернии было образовано 10 606 хуторов и отрубов, в 5 раз больше, чем за предыдущие годы. В газете «Голос» отмечалось: «То там, то здесь вдоль дороги встречаются еще недавно поставленные межевые столбики… с выжженным государственным гербом, над которым красуется девиз: «Каждый при своем». Большинство ярославских крестьян предпочитали выход на отруба. Так, на 1 января 1914 в губернии было образовано почти 10 тыс. единоличных владений, из них лишь 900 хуторских. Росту единоличных хозяйств способствовало развитие кооперации, особенно кредитных и ссудно-сберегательных товариществ. В губернии к 1915 имелось уже 100 кредитных товариществ. С целью привлечения внимания к землеустройству лучшие единоличные хозяйства поощрялись. За образцовое ведение хозяйства крупной денежной премией в 300 руб. были награждены П. Д. Еремин, 200 руб. — И. А. Цветаев, В. Я. Копейкин и др. Хозяйство на хуторах и отрубах часто вели женщины, т.к. мужчины по-прежнему занимались отхожим промыслом. Массовая мобилизация 1914 резко снизила темпы преобразований в сельском хозяйстве. Если до войны наблюдается определенный выход в хутора и отруба, то с ее началом выдел продолжался в незначительном количестве. В ноябре 1916 в губернии прекратили землеустройство на время войны. К 1 января 1916 отрубных и хуторных хозяйств насчитывалось 15 326. Впереди шли земледельческие уезды: Ростовский, Даниловский, Любимский, Мологский, Пошехонский.

Важным элементом столыпинской реформ была переселенческая политика. Экономических условий для ее проведения в губернии не оказалось. Малоземельные крестьяне занимались кустарными и отхожими промыслами. Наоборот, в край переселялись крестьяне из Могилевской, Новгородской, Тверской губерний. Одной из целей реформирования было успокоение деревни. Но этого не случилось: более 700 крестьян находилось в губернии под жандармским наблюдением, в 1908—1914 за сопротивление властям и суду было привлечено более 500 сельских жителей. В 1907—1916 заявили требование укрепить землю в собственность около 32 тыс. хозяйств, а укрепили лишь 19,5 тыс., т. е. более трети желающих получили отказы на сельских сходах. Крестьяне, остающиеся в общине, неодобрительно относились к укрепленцам. Крестьянский мир оказался расколотым, что сочеталось с враждебностью к помещикам, усилило социальную напряженность в деревне.

Ярославская губерния осталась относительно устойчивым районом общинного землевладения. Выходцы из общины составили за годы реформы 14% крестьянских дворов, что было ниже, чем в среднем по стране (18−19%). Столыпинская реформа (1906−1914) внесла значительные изменения в сельское хозяйство губернии.

Общественно-политическое развитие края в конце XIX — начале XX вв.

В 1895 произошла первая крупная забастовка в губернском городе — на ЯБМ. Причинами стачки явилось тяжелое положение рабочих, снижение расценок, увеличение штрафов. Она оставила заметный след в истории Ярославского края, став самым ожесточенным столкновением между рабочими и предпринимателями до событий октября-декабря 1905. За 1895−1905 по подсчетам М. Г. Мейеровича в губернии произошло 36 стачек, в которых участвовало свыше 11 тыс. человек. Выступали в основном рабочие текстильных и табачных фабрик. Большинство стачек происходило на крупных городских предприятиях, но в среднем ежегодно бастовало не более 4% фабрично-заводских рабочих губернии. Все выступления были чисто экономическими и частичными и в целом рабочее движение было менее развито, чем в других регионах России.

Студенческое движение в губернии развивалось в виде участия студентов в революционных и либеральных формах борьбы за академические свободы, участием в митингах. В начале ХХ в. в городе действовал «Ярославский студенческий революционный комитет». Крестьянское движение выразилось в форме запашек помещичьей земли, потрав, порубки леса.

В это время в губернии возникают первые марксистские кружки, в которых активное участие принимали А. М. Стопани, сестры Н.А., М.А. и О. А. Дидрикиль, Е. П. Табейкин, А.П. Доливо-Добровольский и др. В августе 1901 на совещании социал-демократических комитетов в Воронеже был сформирован «Северный рабочий союз», объединивший радикалов северного текстильного края (Ярославль, Иваново-Вознесенск, Кострома и Владимир). 1 января 1902 в Воронеже состоялся съезд «Северного рабочего союза». Согласно программе, союз считал себя комитетом РСДРП, а целью ставил руководство рабочим движением в губерниях. От Ярославля в Ц К Союза вошли О. А. Варенцова и Е. Дюбин. Деятельность экстремистской организации встревожила власти. Резко активизировалась деятельность полиции. Департамент полиции перехватил письмо Н. К. Крупской, в котором говорилось о «Северном рабочем союзе». Расшифровав явку и пароль, полиция отправила в Воронеж сотрудника Московского охранного отделения Л.Меньшикова. Он связался с членами организации, посетил Ярославль, Кострому. Это привело к аресту 51 человека. В Ярославле в апреле 1902 было заключено под стражу 12 человек. Летом началось восстановление «Северного рабочего союза», и к концу 1902 его работа вновь наладилась. В соответствии с решениями II съезда РСДРП (июль-август 1903) союз был преобразован в Северный комитет этой партии с тремя группами: Иваново-Вознесенская, Костромская и Владимирская (Ярославская группа первое время действовало совместно с Северным комитетом). Секретарем комитета стал А. М. Стопани, активными работниками являлись Н. В. Романов, В. Р. Менжинский, Н. И. Подвойский.

Центром либерального движения стала основанная в Ярославле в 1898 газета «Северный край». Она предназначалась для распространения во всех северных губерниях Европейской России, отсюда и ее название. В обращении к читателям редакция так сформулировала свои цели: «…Служить делу культурного и экономического развития дорогого для нас Отечества… содействовать развитию общественной самодеятельности, поддерживалось проявление благой частной инициативы способствовать росту общественно-культурных интересов и направлению общественной жизни по пути, намеченному великими реформами Царя-Освободителя». «Северный край» был изданием либеральной ориентации, заявлявшем демократическую точку зрения на российскую действительность. Его можно рассматривать как оппозиционный правительству орган. В газете регулярно публиковались такие либеральные деятели, как Д. И. Шаховской, В. М. Михеев, Н. П. Дружинин, Н. Ф. Бунаков, А. В. Тыркова. В ней сообщались сведения о жизни Ярославля и губернии, известия о внутренней и внешней политике России. В 1905 в «Северном крае» возник конфликт между либералами и большевиками. Последние вышли из редакции. Судьба многих сотрудников «Северного края» в дальнейшем будет связана с кадетской партией.

В империи накапливались статические напряжения, росла неудовлетворенность существующими порядками. События 9 января 1905 послужили детонатором революционного взрыва. Весть о «кровавом воскресенье» достигла Ярославля на следующий день. Либералы не выступили с призывом к антиправительственным действиям, в отличие от представителей социалистических партий, которые призвали к решительной борьбе. По городу широко распространялись листовки, написанные местными силами или перепечатанные с центральных изданий. Студенты Демидовского лицея провели митинг и решили начать забастовку, которая должна была продолжаться до 1 сентября 1905. Социал-демократы, социалисты-революционеры и либералы провели ряд митингов и собраний, где осуждали власти за события 9 января. За январь-февраль 1905 в крае бастовало около 13% фабрично-заводских рабочих губернии, намного больше, чем за весь предреволюционный год. Некоторые стачки закончились частичным удовлетворением требований бастующих.

Весной-летом 1905 важными вехами в революционном движении в губернии стали политическая демонстрация по поводу самоубийства гимназиста Панова (21 марта), маевки близ Ярославля, Рыбинска и Ростова, первомайская демонстрация в центре Ярославля. В целом же развитие движения в это время в губернии не достигало уровня столиц и близлежаших текстильных регионов. Здесь сыграли свою роль гибкая политика ярославских предпринимателей, прежде всего владельцев крупнейшей фабрики — ЯБМ, которые уступками опережали развитие событий в нежелательную для них сторону, а также четкие действия ярославской полиции. Весной 1905 в Ярославле появилась единая организация ПСР. Возникновение ее в немалой степени было связано с приездом С. Г. Хренковой. По ее настоянию организация состояла из трех частей: «Рабочий союз ПСР», «Крестьянский союз ПСР», «Ярославская группа социалистов-революционеров». Основными направлениями их деятельности были издание и распространение революционной литературы, пропаганда среди рабочих и крестьян, организация рабочих кружков и крестьянских братств. Эсеровские организации были ликвидированы полицией в 1907.

В конце июня 1905 Северный комитет РСДРП был упразднен в соответствии с решениями III съезда этой партии. На его основе создали три комитета — в Ярославле, Костроме и Иваново-Вознесенске; все они придерживались большевистской ориентации. Рыбинские социал-демократы, единственные во всем Верхнем Поволжье, не признали большевистски ориентированные решения III съезда РСДРП.

Осенью 1905 движение охватило всю Россию. Российские города, в том числе и Ярославль, как будто попали в то время в осаду: не было электричества, воды, не работали почта, телеграф, закрылись магазины, театры, перестали выходить газеты. В Ярославле 10 октября первыми забастовали железнодорожники станции Урочь, на следующий день к ним присоединились рабочие и служащие станции Ярославль-город и 13 октября — железнодорожники Рыбинска. Вслед за ними прекратили работу типографские рабочие, служащие земства, табачная фабрика Вахрамеева. В Ярославле в середине октября образовался общегородской стачечный комитет, в который вошли социал-демократы, эсеры и беспартийные. 19 октября в Ярославле произошло столкновение антиправительственной демонстрации с монархически настроенной манифестацией. В тот же день подобные события произошли в Рыбинске. С 17 октября по 7 ноября бастовала примерно половина рабочих губернии. Ситуация во многом зависела от обстановки на ЯБМ. Здесь была стачка продолжительностью всего лишь несколько дней — 25−28 октября.

Осенью 1905 усилилась активность яросл. левых либералов. В губернии складывалось местное отделение партии кадетов (партии народной свободы). Видную роль в ее становлении сыграл прежде всего кн. Д. И. Шаховской, а также профессора Демидовского лицея Н. П. Дружинин и В. Н. Ширяев. Трибуной ярославских кадетов служил «Северный край». В общественно-политической жизни губернии появились еще две партийные организации: местные отделения праволиберального «Союза 17 октября» и монархического «Союза русского народа».

В губернии ускоренными темпами шло вооружение боевых дружин. Об этом свидетельствуют финансовые отчеты революционных организаций. Была развернута широкая печатная агитация. Ростовская группа РСДРП призывала в своем листке «Покупайте оружие». Почти каждая листовка ярославских социал-демократов и эсеров того времени заканчивалась словами: «Да здравствует вооруженное восстание!». В листовке Рыбинской группы РСДРП рабочие подводились к выводу о необходимости вооруженной борьбы: «Только всеобщее вооруженное восстание может вырвать власть из рук правительства и передать ее народу… Организуйтесь же, товарищи, вооружайтесь и готовьтесь в бой». На общем фоне радикализации масс в губернии выделялась новая стачка на ЯБМ (15 ноября 1905 — 7 января 1906). Рабочие выдвинули политические и экономические требования: 8-часовой рабочий день, демократические свободы, увеличение зарплаты, улучшение своего положения. Во всех цехах прошли выборы рабочих депутатов ЯБМ. В качестве исполнительного органа действовал стачечный комитет, в который входили беспартийные, эсеры и социал-демократы. Одновременно с забастовкой на ЯБМ прекратили работу почтовые служащие, присоединившись к всероссийской почтово-телеграфной стачке, свинцово-белильные и табачные фабрики Ярославля.

9 декабря 1905, в пятницу, была намечена общегородская демонстрация с требованием выполнить постановление городской думы о выдаче 6 тыс. рублей для стачечников ЯБМ. В полдень демонстранты двинулись от ЯБМ по Б. Федоровской улице, к ним присоединились рабочие свинцово-белильных заводов и железнодорожники. В другой колонне шли учащиеся, служащие, рабочие спичечных и табачных фабрик. Обе колонны встретились на Ильинской (ныне Советской) площади, чтобы предъявить свои требования губернатору Римскому-Корсакову. Затем демонстранты двинулись к резиденции городской думы и вице-губернатора (ныне здание мэрии). Со стороны Демидовского сквера появились казаки, которые начали разгон демонстрации. Рабочая дружина открыла огонь. Казаки, отъехав в сторону, где их не могли достать «бульдоги» и «браунинги», дали несколько залпов по толпе. Было убито 6 человек, 3 смертельно ранены, более 20 получили ранения. У царских войск — 1 казак убит и 3 ранены. Это событие получило в радикальных кругах название «кровавой пятницы».

11 декабря 20 тыс. человек пришло на похороны жертв расстрела. Вся городская жизнь замерла. Губернатор опасался, что рабочие возьмут власть в свои руки. Но этого не произошло. Революционеры решили подождать конца вооруженного восстания в Москве, да и местные власти действовали решительно. 11 декабря была разгромлена военная организация РСДРП, 15 — местная организация эсеров. В тот же день были введены войска на железнодорожные станции Ярославль и Урочь, а 19 — на ЯБМ. В январе 1906 власти продолжили активные репрессии против оппозиционного движения в крае. Типография ярославских социал-демократов на Б. Рождественской (ныне Б. Октябрьская) была разгромлена. Уцелевшие от арестов эсеры в начале января 1906 решили освободить политзаключенных в Коровницкой тюрьме. Но 28 января было задержано 25 человек. На железных дорогах было введено положение чрезвычайной охраны, на станцию Рыбинск прибыла рота егерского полка. На промышленных предприятиях губернии прошли массовые увольнения, хозяева отказались от уступок, сделанных осенью 1905.

В начале 1906 в губернии проводились выборы в Государственную Думу. Социал-демократы и эсеры, выполняя решения своих центральных органов, в своих листовках и устных выступлениях призывали к бойкоту Думы, рассчитывая на рост революционного движения. Гораздо реалистичнее действовали кадеты, развернувшие активную предвыборную кампанию. В феврале-марте 1906 они широко распространяли свои воззвания, устраивали публичные предвыборные собрания. Когда губернатор Римский-Корсаков попытался ограничить их деятельность, министр внутренних дел П. А. Столыпин направил ему письмо с просьбой не мешать местным отделениям партии народной свободы. Из 80 выборщиков в губернии 73 составили кадеты и 7 октябристы. Все 5 ярославских депутатов I Думы были кадетами — князь Д. И. Шаховской, земский деятель К. Ф. Некрасов, В. Е. Строганов и др. Успех кадетов был особенно заметен на фоне активной деятельности правых партий. Со стороны властей им оказывалась поддержка. «Союз русского народа» был самой многочисленной из политических организаций региона — более 20 тыс. Для сравнения отметим, что социал-демократов было 2 тыс., октябристов — 1,5 тыс., кадетов — около 500 человек. Численность партий далеко не всегда означает популярность среди всего населения губернии и приносит успех на выборах, что и показали выборы в I и II Думы. Тем более, что черносотенные организации в крае, как и по всей стране, были весьма аморфными. Победа кадетов на выборах как в стране, так и в губернии показывает «полевение» общества. Кадеты оказались самыми «левыми» из всех принимавших участие в выборах.

После роспуска I Думы 8 июля 1906 были закрыты ярославское и рыбинское отделения партии кадетов. Власти принимали меры, чтобы не допустить распространения Выборгского воззвания, в котором бывшие члены Государственной Думы (в основном кадеты) призвали население к пассивному сопротивлению. Однако в Ярославле 14 июля дружинники социал-демократов захватили типографию газеты «Северянин» (ныне здание на ул. Трефолева, 23) и отпечатали несколько тысяч экземпляров листовки Ярославского комитета «Товарищи и граждане!», призывающей на вооруженную борьбу с самодержавием, и Выборгского воззвания. 13 и 26 июня на ЯБМ состоялись митинги по поводу разгона Думы. Подобные манифестации устраивались в Ростове.

В начале 1907 выборы во II Государственную Думу принесли в губернии вновь победу кадетам, что еще аз показало, что степень влияния этой партии была неизмеримо выше реального числа ее членов. В день открытия Думы 20 февраля не работали многие промышленные предприятия и учебные заведения. За первую половину 1907 губернии произошло 14 стачек, в которых участвовали 18 тыс. человек, особенно широко был отмечен день 1 Мая. Случались и террористические акты. 28 февраля 1907 эсер Веселовский совершил неудачное покушение на губернатора Римского-Корсакова. Террориста приговорили к смертной казни через повешение.

С лета 1905 оживилось крестьянское движение, но это не приобрело массового характера. Формы крестьянского движения были разнообразны: от потравы и покоса лугов, порубок казенных лесов до открытых столкновений с властями. Активность яросл. крестьян усилилась осенью 1905. Связано это было с образованием в губернии местных отделений Крестьянского союза, в котором сильным влиянием пользовались эсеры. При их участии были созданы отделения союза в 10 волостях губернии. Деятельность РСДРП не имела такого успеха, т.к. их аграрная программа не привлекала крестьян. В ряде мест были популярны деятели кадетской партии. Антиправительственная пропаганда охватила 50 из 116 волостей губернии. Действительно массовым стало движение в Мологском уезде, где крестьяне активно выступали в имениях Мусина-Пушкина, Шишова и др. В целом борьба крестьян против малоземелья, снижения налогов имела экономический, а не политический характер.

3 июня 1907 была распущена Государственная Дума. Новое положение о выборах изменило соотношение выборщиков между куриями в пользу помещиков и крупной буржуазии. При избрании депутатов усилилось влияние консервативных сил. Так, в Ярославском губернском избирательном собрании 77 выборщиков избрали в III Государственную Думу 2 кадетов и 3 правых депутатов. Во второй половине 1907−1910 оппозиционное движение было малозаметным, затихло рабочее движение. 9 стачек, в которых участвовало 2,2 тыс. рабочих за 3,5 года не идут ни в какое сравнение с подобными показателями за месяцы высшего подъема революции. Все профсоюзы прекратили свое существование, ходатайства об открытии новых отклонялись. Уцелел только профессиональный союз конторщиков. Практически не было случаев антиправительственных выступлений в среде интеллигенции и студенчества. Либеральное движение также затихло.

Деятельность социал-демократов свелась к печатной пропаганде. В ноябре 1908 с помощью ссыльного из Ярославля рабочего К. Курдина в Великом Устюге в подпольной типографии отпечатали 600 экземпляров первого номера газеты «Северный рабочий». Статьи для газеты написали ярославцы, она считалась органом Ярославского комитета РСДРП. Значительную часть тиража переправили в Ярославль. Жандармское управление приложило все силы, чтобы найти «печатню», типография в Великом Устюге вскоре прекратила свою деятельность из-за боязни провала и нехватки средств.

В 1910 в Ярославле началось издание «беспартийной прогрессивной» работы «Наша северная речь». Редактором газеты стал Ушаков. Ее название напоминало либеральные газеты времен революции «Северный край», «Северный курьер», «Северная мысль», «Северная речь». Но выходила новая газета недолго: с 10 по 13 мая. Переживают кризис и черносотенные организации — перестала выходить их газета «Русский народ».

Некоторый подъем в общественно-политической жизни губернии, начавшийся в 1910, усилился после ленских событий 1912. В мае 1912 в губернии прошли в знак протеста против ленского расстрела рабочих несколько стачек и митингов. В 1913 в губернии прошла 21 стачка, и столько же за первую половину 1914. В 1913—1914 бастовало не более 10% рабочих края, что уступало уровню 1912 и движению в Петербурге, Прибалтике и на юге страны. Большая часть стачек 1912−1914 прошла в Ярославле — 39 из 69.

Начало первой мировой войны самым существенным образом повлияло на общественно-политическую жизнь губернии. Условия военного времени повлияли не только на структуру ярославской промышленности, но и на характер революционного и либерального движения. Ярославская губерния находилась в тылу, далеко от линии фронта, но дыхание войны было заметным и здесь. Одна за другой следовали мобилизации. Существовавшие в губернии промышленные предприятия приспосабливались к нуждам военного времени. В годы войны промышленное производство несколько увеличилось за счет отраслей, связанных с обслуживанием армии: текстильной, кожевенной, обувной, металлообрабатывающей. В связи с постепенным обострением продовольственной проблемы большие доходы имели владельцы мукомольных мельниц Рыбинска и Ярославля. Вместе с тем многие предприятия и целые отрасли начали испытывать серьезные трудности. Сокращение коснулось деревообрабатывающей, химической промышленности, а также канатного, колокольного и фарфорового производства. Из-за границы перестали поступать олово, свинец, краски и дубильное вещество для ярославских заводов, не хватало сырья, топлива, оборудования. Практически прекратилось строительство.

Патриотический подъем населения первых месяцев войны быстро погас. Приметами времени становились нехватка продуктов и товаров, рост цен, спекуляция. Не решило проблемы введение в 1916 «продовольственных билетов», т. е. карточек на муку, сахар и масло. Они отоваривались нерегулярно и население вынуждено было пользоваться услугами «черного рынка», где дефицитные товары продавались втридорога. В 1916 резко сократился подвоз хлеба по Волге, а губерния никогда не производила его в достаточном количестве. В плодородных губерниях Российской империи хлеб был, но из-за транспортной проблемы подвезти его в центр в необходимых количествах было невозможно. Губернские власти неоднократно сообщали в центр, что хлеба осталось на несколько дней, но результата это не приносило. Отчаявшиеся местные жители останавливали баржи с хлебом, идущие по Волге, и забирали хлеб себе.

В 1916 резко усилилось рабочее движение. Трудности военного времени, свертывание столыпинской реформы, которая не выполнила одной из своих задач — внести социальный мир в деревне, привели к всплеску крестьянского движения. Монархические организации резко теряют свою популярность и исчезают с политической арены. Активизировались в губернии такие разные оппозиционные силы как большевики, меньшевики, эсеры и либералы. Нарастание недовольства в крае происходило стихийно и далеко не всегда зависело от деятельности антиправительственных организаций.

Нашли ошибку или опечатку? Выделите текст и кликните по значку, чтобы сообщить редактору.

Источники
Литература

Из истории революционного движения в Ярославской и Костромской губерниях. – Ярославль, 1939.

Варенцова О.А. Северный рабочий союз и Северный комитет РСДРП. – Иваново, 1948.

Дружинин П.Н. Революционное движение в Ярославской губернии в 1905-1907 г.г. – Ярославль, 1955.

Солдаты революции: очерки об участниках революционного движения в Ярославском крае. – Ярославль, 1963.

Ярославский край: Сб. документов по истории края (XI век – 1917 год). – Ярославль, 1972;

Андрианов В.И. Большевики и революция 1905-1907 г.г. – Ярославль, 1975.

Пламенное большевистское слово: Подпольная литература в Ярославской губернии. 1902-1917. – Ярославль, 1975.

Рыбинск. Документы и материалы по истории города. – Ярославль, 1980;

Очерки истории Ярославской организации КПСС. 1883-1937. – Ярославль, 1985.

Историко-революционные памятники Ярославской области / Под ред. А.М. Пономарева. – Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд-во, 1989.

Ярославль: история города в документах и материалах. – Ярославль, 1990.

Ярославские губернаторы. 1777 – 1917. Историко-биографические очерки / В.М. Марасанова, Г.П. Федюк. – Ярославль, 1998.

История Ярославля с древнейших времен до наших дней / текст А.Р. Хаирова. – М.: Интербук-Бизнес, 1999.

Жеглявская О.В. Периодическая печать Ярославской губернии в конце XIX – начале XX века // Путь в науку. – Ярославль, 1999.

История Ярославского края с древнейших времен до конца 20-х гг. ХХ века / А.М. Пономарев, В.М. Марасанова, В.П. Федюк и др.; отв. ред. А.М. Селиванов. – Ярославль: ЯрГУ, 2000.

Летопись Ярославля. 1010 – 2010 / авт. текста В.М. Марасанова; научн. ред. Ю.Ю. Иерусалимский. – СПб.: Морской Петербург, 2007.

Иерусалимский Ю.Ю., Невиницын Р.А. Становление либеральной печати Верхнего Поволжья и Севера России в конце XIX – начале XX вв. (на материалах "Северного края"). – Ярославль: ООО НТЦ «Рубеж», 2008.

Серова И. Ярославль дворянский. – Ярославль: Академия 76, 2011. 

поиск не дал результатов