КУЛЬТУРА X - XIII веков (домонгольская)

С конца X в. растущее воздействие христианской культуры на местную культурную среду ведет к небесконфликтным контактам христианства с языческой традицией. Христианство, приходящее на Верхнюю Волгу, первоначально воспринимается как очередное влияние, ложащееся на извечную языческую почву. Новые представления и обрядовые формы включаются в традиционный контекст, попытки же искоренения язычества христианскими миссионерами-монахами в Ростове встречают отпор (блюстителями древней традиции являются служители языческого культа, волхвы).

Монахи приходят из Киева, среди них есть греки и болгары. Инок Авраамий, основал первый в крае ростовский Богоявленский (Авраамиевский) монастырь, в конце XI в.

Коренным образом меняются представления человека о мире. Суровый Велес теперь объявлен демоном (или дьяволом) — и его власти на земле положен предел. Земными делами ведает не требующий жертв Велес, а милосердный Бог, жертвующий Сыном ради спасения людей. Трудно сказать, насколько быстро происходил духовный переворот в душах ярославцев. Но с самого начала в их представлениях появляются посредники между человеком и Богом. Это помощники и заступники — Богоматерь и святые. Рать святых покровителей вносит в жизнь человека и общества гармонию. Так, священномученик Власий Севастийский становится покровителем домашнего скота. В простонародных представлениях он по созвучию имен заступил на место Велеса. Власьевская церковь в Ярославле возникает, согласно легенде, на месте жертвенника Велесу.

Меняется при переходе к христианству характер взаимоотношений людей друг с другом. Язычество не устанавливало непреложных нравственных норм, здесь главным в жизни было умение задобрить божеств и духов, приобрести магические познания. Теперь этические правила устанавливает Бог. Человек имеет примеры безупречного поведения (опыт святости, урок жизни Иисуса Христа). Ему вменяется в норму идеальный нравственный предел. Уже в конце X — XI в. в крае появляются святые подвижники: архиереи Федор, Леонтий и Исайя, монах Авраамий. К лику святых причислен и князь Ярослав Мудрый, основатель Ярославля.

Христианские представления заново определяли порядок пространства. Отныне Верхневолжье было вписано в систему координат, где центральное место принадлежало Святой Земле (Палестине) с Иерусалимом, Константинополю (до середины XV в.), Риму (в XI — XII вв.). Постепенно выстраивалось и сакральное пространство Руси, где особое значение имели святыни Киева, Троице-Сергиева лавра (с XIV в.), Москва (с XV в.), Соловецкий монастырь и др. Важнейшая значимость в крае придается Ростову — центру распространения христианства в Северо-Восточной Руси; месту, где пролилась кровь священномученика Леонтия; резиденции епископа; очагу христианского просвещения на Севере.

Поначалу край воспринимался как культурная периферия Русского государства. Однако в XII в. культурное значение Ростово-Суздальской земли меняется. Она становится центром нового государственного строительства. Постепенно здесь складывается русская народность, формируются основы русской культуры. Здесь — центр изначальной России, отсюда пошли и русский народ, и русская культура.

Христианство оказывает определяющее влияние на культурную топографию Верхневолжья. Сакральный ландшафт усложнялся и приобретал новые качества. Центрами культурного пространства становятся города (Ростов, Ярославль, Переяславль-Залесский, Углич и др.) Значительный город — это резиденция князя и (или) епископа. Персонаж Священной истории, которому посвящались основные храмы, воспринимался как покровитель города, защитник его от зол и напастей. Характерна традиция посвящения соборных и других важнейших храмов Успению Богоматери и Преображению Господнему, что можно видеть в Ростове, Ярославле, Угличе, Переяславле, Рыбинске.

Светская власть приходит в край носительницей и распространительницей православной веры, и государственное строительство сопровождается утверждением различных форм церковности. Характерен опыт ростовского князя Константина Всеволодовича. Его стремление к державному величию подкрепляется культурно-религиозными инициативами (строительство каменных храмов, библиотека, духовная школа). С нуждами церкви становится в связь развитие некоторых видов ремесла в крае. Центром светской власти был дворец князя и княжий двор при нем. Здесь совершались суд, пиры, княжьи дарения.

Усадьба горожанина на протяжении веков представляла собой замкнутое, огороженное крепким забором или бревенчатым тыном пространство, вмещавшее жилые (изба) и хозяйственные (клеть, погреб) постройки, огород. Усадьба богатого горожанина могла включать в себя парадную горницу, 3−4-этажную повалушу (внизу склад, жилье, вверху крепостная башня), сени (вроде тамбура), терем для девушек и женщин. Соединяясь переходами, эти сооружения образовывали сложную композицию хором. На дворе заводились поварня, хлебня, ледник, погреб, пивной сарай, хлев, амбары, житницы, конюшня, баня. Выкапывался колодец, рядом с огородом возникал сад. Самые бедные жилые помещения — это курные избы из одной комнаты с маленькими волоковыми окнами. По периметру полати и лавки, под ними рундуки для имущества, в углу стол. Богатые жилища отапливались по-белому, печь украшалась зелеными или синими изразцами с затейливым рисунком, настилались полы (в том числе и из дубовой лещади, вроде паркета), плоские потолки, иногда раскрашенные. Бревна, из которых сложены стены, изнутри вытесывались и обивались тканями. В окна вставлялись кусочки слюды, что было, правда, очень дорогой затеей. Еще дороже стоило стекло до самого конца XVII в. (С середины XVII в. в жилых покоях появляется новая мебель: стулья, кресла, наборные столы, кровати с пологом.) Светскую аттестацию владельцу усадьбы давало парадное крыльцо, с несколькими лестничными площадками, узорными перилами и кровлей. Украшались и ворота в усадьбу, а над ними иногда помещались икона или крест, заменившие собой языческие обереги.

По мере роста городов и культурная среда в них усложнялась. Появлялись новые слободы с приходскими храмами. Возникли часовни, сооружаемые в память какого-либо события или по обету и пр.

Важное место в городе занимал торг. Вплоть до XVIII в. на торговой площади сосредотачивалась городская торговля. Торг состоял из нескольких рядов лавок (деревянных столов с навесом или срубов). Здесь шел обмен товарами, происходили культурные контакты. На торговой площади можно было встретить и соседа по улице, и неведомых, пришлых людей. В столпотворении торга угадывались бродяги, нищие, богомольцы, странствующие монахи и безместные попы, погорельцы, гулящие девки, лихие люди, появляются и иноземцы с Востока и Запада. На площади устраивали представления скоморохи, здесь же разворачивались медвежья потеха, театр Петрушки и др. Здесь происходили публичные наказания и казни (самым распространенным наказанием было битье кнутом, батогами или плетьми).

Возле приходских храмов кипела и мирская жизнь. В их трапезных или на паперти (в галерее) собирались на сходы, суды, оглашение царских указов. Здесь проводились братчины — пиры, отмечались престольные праздники и важнейшие события. В городе имелись также казенные царские корчмы с дорогим вином и конкурирующие с ними тайные частные питейные заведения, посещение которых могло обернуться битьем кнутом и денежным штрафом. В крупных городах заводили общественные бани (мыльни). Своя баня имелась у многих горожан на дворе. Баня считалась лучшим средством от болезней. Наконец, в городе была и тюрьма.

В сельской местности культурное пространство было упорядочено в соответствии со сходной логикой. Здесь также имелся центр — приходской храм (один на несколько поселений) с кладбищем, располагавшийся обычно в центре села, на возвышении. Средоточие светской власти — усадьба помещика, находившаяся на отшибе. Местом крестьянских собраний была храмовая площадь или трапезная в самом храме. Крестьянский двор в общих чертах повторял облик небогатой городской усадьбы с избой, которая топилась по-черному, всегда была полутемной ввиду малого размера окон, и освещалась лучиной.

Важной особенностью христианской культуры в Ярославском крае, унаследованной в основном с языческих времен, является общинное, коллективистское сознание. На протяжении многих веков человек сознавал себя в качестве члена той или иной общности (семьи, посада, ремесленного цеха, дружины и т. п.) Он был зависим от коллективных норм и традиций, связан обычаем и ритуалом. В культуре Верхневолжья особенно значимы роли князя и монаха. С ними и связывается личностный потенциал культуры (напр., князь Константин Всеволодович).

Нашли ошибку или опечатку? Выделите текст и кликните по значку, чтобы сообщить редактору.

Источники
Литература

Дубов И.В. Ярославское Поволжье в 1Х-Х111 вв. Ведущие исследователи и основные проблемы. Историографический обзор // Славяно-русские древности. Вып.1. – Л., 1988;

Дубов И.В. Великий Волжский путь. – Л., 1989;

Ленхофф Г. Канонизация и княжеская власть в Северо-Восточной Руси: культ Леонтия Ростовского // Ярославская старина. 1996. Вып.3;

Козлов С.А., Анкудинова А.М. Очерки истории Ярославского края с древнейших времен до конца ХV века. Ярославль, 1997;

Ермолин Е.А. Культура  Ярославля. Ярославль, 1998.

Очерки истории Ярославского края с древнейших времён до конца 1920-х годов / Под ред. А.М.Селиванова. – Ярославль, 2000.

Козлов С.А. Анкудинова Е.А. Иерусалимский Ю.Ю. Ярославская земля в древности. – Ярославль, 2001.

Раздолгин А.А., Марасанова В.М., Иерусалимский Ю.Ю. Летопись Ярославля: 1010-2010. - СПб.: "Морской Петербург", 2007.

поиск не дал результатов