Культура и искусство
в 1930-е годы

Процесс идеологизации культурной жизни, начавшийся в 1920-е годы, в предвоенное десятилетие практически завершился. Искусство, так же, как и печать, постепенно превратилось в «пропагандиста и агитатора».

Экскурсанты в Ростове. 1930-е годы
из

Музейная работа


В 1924 г. несколько ранее самостоятельных музеев Ярославля объединились в Ярославский государственный губернский музей. С 1928 г. он стал подчиняться Губернскому музей­ному управлению. В связи с образованием в 1929 г. Ива­новской промышленной области, в состав которой вошла и Ярославская губерния, музей стал называться окруж­ным, а после ликвидации округа — городским. В 1937 г. он становится областным краеведче­ским музеем.

В начале 30-х годов при музее был создан, как сове­щательный орган, методический совет, состоявший не только из сотрудников музея, но из представителей науч­ных, образовательных и советских учреждений. Практи­чески все направления работы музея планировались и контролировались этим органом.

Работа музея строилась по трем основным направле­ниям: изучение исторического прошлого, социалистиче­ское строительство, природа и естественно-производи­тельные силы края. В 1932 г. по рекомендации Наркомпроса стали создаваться экспозиции по природе и производительным силам, истории общественных фор­маций и социалистическому строительству.

Основным признавался отдел социалистического строительства. В 1938 г. Институт музейно-краеведческой работы орга­низовал в Ярославском музее показательный отдел со­циалистического строительства, на примере которого стали строиться экспозиции в других музеях страны. Кроме основных были созданы историко-революцион­ный, антирелигиозный и политехнический отделы. В 1934 г. было решено на базе антирелигиозного отдела создать самостоятельный музей.

В начале 30-х годов обязанности директора музея испол­нял А. Я. Громов, которого в 1938 г. сменил В. В. Катков. Совершенствование работы музея осуществлялось через про­ведение техминимумов. Это означало изучение сотрудника­ми краеведческих тем, самостоятельное описание поступаю­щих экспонатов, проведение всех видов экскурсий.

Главное внимание музей сосредоточил теперь на пока­зе достижений социалистического строительства. Актив­но велось изучение промышленных предприятий области, исследовалась история рабочего движения, шло накопле­ние материалов по бытовым аспектам жизни ярославской деревни, изучались производительные силы края. Музей проводил большую экспедиционную работу.

Так, например, в 1935 г. совместно с Институтом ма­териальной культуры велись археологические раскопки у поселка Красный Холм, обследовались археологические памятники у сел Великое и Михайловское, деревень Оре­хово-Холм, Кудринское. В 1940 г. совместно с Институ­том материальной культуры были проведены раскопки на месте основания города Ярославля. В это же время само­стоятельные экспедиции музея были организованы для сбора материалов по кустарным промыслам.

К концу 30-х годов музеем было проведено 17 археологических экспедиций, 14 экспедиций по изучению промышленных предприятий, 11 — по изучению природы края и другие. В 1939 г. сотрудники подготовили путеводитель по му­зею. К 1940 г. было открыто 6 новых экспозиций.

Политико-просветительные задачи музея определяли методы работы с посетителями. Особое внимание уделя­лось, например, работе с сельскими жителями, для кото­рых разрабатывались специальные экскурсии. В экспози­циях отражались достижения современной деревни. Рабо­та по привлечению посетителей в музей велась и среди промышленных рабочих, военнослужащих.

Особое внимание музей уделял работе с учащимися. С 1934 г. при музее стали создаваться кружки для уча­щихся. В них занимались школьники, которых знакоми­ли с историей, памятниками, культурой, природой края. В 1937 г. при музее была создана комната школьника, где были собраны коллекции и экспонаты, необходимые для учебного процесса. Сотрудники музея разрабатывали методические материалы для школ.

Помимо организации выставок, сотрудники музея ак­тивно занимались лекционной работой на предприятиях, в клубах и колхозах. В 40-е годы сотрудники стали вы­ступать на радио, где помимо рассказов о работе музея читались лекции на краеведческие темы.

Работники музея предпринимали попытки создать и новые музеи в городе. Так, в 1939 г. был открыт литературный музей, просуществовавший всего один год, по­скольку занимаемое им помещение церкви Спаса на Го­роду было сдано в аренду. То же произошло и с создан­ным в церкви Николы Надеина архитектурным музеем. В 1938 г. в церкви Ильи Пророка был открыт антирели­гиозный музей, отделившийся затем от краеведческого музея. Просуществовал он также недолго, до 1941 года.

При всех позитивных изменениях в работе музеев, по мнению Ярославского обкома ВКП (б), в 1939 г. в работе областного краеведческого музея имелись серьезные не­достатки. Музеи слабо отражали историко-революцион­ные события и социалистическое строительство в крае.

Именно поэтому было принято постановление о созда­нии экспозиции по истории ВКП (б), которая должна быть построена в полном соответствии с «Кратким курсом исто­рии ВКП (б)». Подлежала восстановлению усадьба «Горки» в Переславском районе, в которой бывал В. И. Ленин. Но многие решения об улучшении работы музеев, сохра­нении памятников архитектуры остались нереализованны­ми в связи с начавшейся войной.

В крайне запущенном хозяйственном состоянии нахо­дились районные музеи. Так, к 1940 г. в Угличском му­зее из-за отсутствия отопления не работало в осеннее и зимнее время большинство отделов. С фондами музея практически не занимались. Музейная работа еще более осложнилась, в том числе и по причине эвакуации части музейных фондов в глубокий тыл.

Охрана памятников


К началу 30-х годов сложился новый взгляд на сохранение культурного наследия прошлого. Большинство ор­ганизаций, занимавшихся охраной и популяризацией па­мятников культуры, были закрыты. Изменилась и роль музеев в этом процессе. С ликвидацией Центральных госу­дарственных реставрационных мастерских в 1934 г. прак­тически прекратились и реставрационные работы на мес­тах. Местные музеи не могли проводить такую работу, по­скольку не имели достаточных средств.

Многие памятники стали использоваться под хозяйст­венные нужды. Так произошло в Ярославле, Угличе, Ростове и других городах области, где многие соборы стали приспосабливать под склады и различные учреждения, а часть памятников просто была разрушена. Например, Успенский собор в Ярославле использовался под склад. Кирилло-Афанасьевский монастырь — под мастерскую общества слепых, церкви Святого Духа — под магазин, Иоанна Предтечи — под столовую, Симеона Столпника — под школу. Под складские помещения стали использоваться здания Авраамиева и Спасо-Яковлевского монастырей в Ростове. Под мастерские и общежитие передавалась Преображенская церковь в Тутаеве. В Переславле Даниловский монастырь использовался машинно-тракторной станцией.

Газета «Северный рабочий» писала в 1932 г., что Ярославль должен стать образцовым социалистическим горо­дом, «а не музеем церковных древностей… церковно-монастырской и тюремно-купеческой архитектуры». К 1937 г в сельской местности была закрыта практически половина всех храмов. Если учесть, что с этого времени набирала темпы антирелигиозная работа, то становятся очевидными ее последствия. Союз воинствующих безбожников, возник­ший еще в 1925 г. и функционировавший до 1947 г., стал проводником новой политики в деле охраны памятников. В Ярославле в его рядах насчитывалось около 47 тысяч человек.

Противостояли этой организации только музейные ра­ботники, но и они не могли отстоять все разрушавшиеся памятники. Музеи стремились сохранить хотя бы имущест­во закрывающихся храмов и монастырей, поскольку утраты могли стать невосполнимыми. Ярославский окруж­ной финансовый отдел, например, предлагал иконы, изъя­тые из храмов, в качестве поделочного столярного материа­ла местным деревообделочным организациям, а невостребо­ванные передавались ОГПУ для сожжения. Иконостасы зачастую передавались на дрова. На переплавку шли и цер­ковные колокола. Так, Ростовский горсовет принял реше­ние о запрете звонов уже в начале 1930 года.

Даже те колокола, которые удавалось спасти музеям, могли изыматься из фондов. Местные власти не очень стремились помогать музейным работникам, поскольку значительная часть средств от продажи имущества шла в местный бюджет.

Но при участии музейных сотрудни­ков удавалось принимать некоторые решения, направлен­ные на сохранение памятников. В 1932 г., например, бы­ло принято решение Ярославского облисполкома «Об охра­не памятников искусства, революции, старины, быта и природы».

Созданный в 1932 г. Комитет по охране памятников при Президиуме ВЦИК вновь стал проводить работу по учету памятников в стране. В 1934 г. были поставлены на государственную охрану 29 памятников архитектуры по Ярославскому округу. В список вошли наиболее цен­ные памятники церковной архитектуры XVII в. (церкви Ильи Пророка, Николы Надеина, Иоанна Златоуста и др.). С этого же времени реставрационные работы мог­ли проводиться только в соответствии с планом, утвер­жденным отделом по делам музеев.

Музеи, в чьем ведении были многие памятники, мог­ли сдавать их в аренду и контролировать использование. Ярославский краеведческий музей в 1935 г. сдал в аренду 25 памятников. Но последующие проверки показали, что арендаторы не поддерживали здания в необходимом му­зею состоянии, переделывали их, приспосабливали под свои нужды. Многие памятники передавались без взима­ния арендной платы, что делало их еще более доступны­ми для перестроек и разрушений. Местные органы вла­сти не всегда прислушивались к мнению музейных со­трудников, а уровень образования и компетентности многих из них был крайне низок, что сказывалось на от­ношении к культурному наследию.

Наркомпрос стремился контролировать работу ярослав­ских музеев. Так, по материалам проверки 1937 г. отмеча­лось, что «музейный участок в Ярославской области явля­ется запущенным, отсталым…» В эти годы музеи должны были заниматься пропагандой «исторических решений Ленинско-Сталинской партии», но по мнению инспектора Наркомпроса А. А. Семеновой, в ярославских музеях это делалось крайне слабо. Так, например, в отделе природы Ярославского областного музея не было стержня и «пар­тийной настроенности», а в историческом отделе не чувст­вовалось «руководящей идеи». Объяснялись такие просчеты просто — директор музея «ныне разоблаченный враг народа», а сотрудники — троцкисты, дети служителей куль­та, административно высланные и т. п.

К концу 30-х годов центральными органами стали чаще проводиться проверки состояния памятников. В 1939 г. такая проверка, проведенная в Ярославской области, выявила серьезные разрушения. Директор областного музея В. В. Катков должен был взять под контроль все памятники. В производственные планы всех музеев области были включены мероприятия по обследованию и описанию па­мятников архитектуры, составление смет на реставрационные работы, контроль за арендаторами зданий.

Технический осмотр зданий по Тутаевскому, Ростовскому, Борисоглебскому, Некрасовскому и другим районам был произведен архитектором музея И. А. Брылевым. Были проведены паспортизация и научное описание памятников в Ярославле. Но на практике наблюдение за охраной арендованых культовых памятников практически не велось.

Экскурсионная работа


В 1930 г. после слияния ряда туристических организаций было образовано Всесоюзное добровольное общество пролетарского туризма и экскурсий (ОПТЭ), председателем которого стал Н. В. Крыленко. Было разработано Положение о низовой ячейке общества.

Отделение общества было создано и в Ярославле. Низовыми ячейками на конференции избирались районные и городские советы общества. Они занимались организацией работы ячеек предприятий, колхозов. Так, в Ярославском районном совете насчитывалось 26 ячеек, в которые входило 5600 членов.

В 1932 г. после Всесоюзного съезда по туризму прошла Ивановская областная конференция, а затем состоялось собрание Ярославского городского совета общества, которое констатировало, что насущной задачей становится подготовка квалифицированных экскурсоводов и формирование специальной библиотеки по туризму. Прези­диум городского совета наметил направления работы, для чего были выделены секторы: организационный, фи­нансовый, СЭС и военно-физкультурный, агитпропаган­ды, детского туризма, научно-методический. В мае 1932 г. началось строительство турбазы в Ярославле.

В 1933 г. состоялось совещание председателей район­ных советов, на котором отмечалось, что туристической работой в крае было охвачено более 38 тысяч человек, которых обслуживали 9 штатных и 15 внештатных экс­курсоводов.

В 1936 г. начинается новый этап в развитии туристи­ческого дела. Вся туристско-экскурсионная работа от доб­ровольного общества передается в ведение ВЦСПС, кото­рый создает туристско-экскурсионное управление, а в сле­дующем году утверждает его Устав. На местах были созданы территориальные управления.

В этом же году Ярославская область снова стала самостоятельной админи­стративной единицей со своими управленческими структу­рами в сфере туризма. В то же время самодеятельный туризм перешел в ведение Всесоюзного совета физической культуры при ЦИК, таким образом, спортивный туризм начинает развиваться как самостоятельное направление работы.

В конце 30-х годов Ярославское туристско-экскурси­онное управление имело в своем распоряжении дом тури­ста, рассчитанный на прием 50 человек в день в зимнее и 70 человек в летнее время; однодневную базу отдыха, расположенную на Волге в 20 км от города, турлагеря «Чернопенье» в Костромском районе и «Приволжское», а также дом туристов в Вологде.

Активно развивался массовый туризм по маршрутам выходного дня, которым было охвачено более 18 тысяч человек. В распоряжении управления был экскурсион­ный пароход, курсировавший по Волге и вмещавший 480 человек. Были открыты специальная фотография и магазин «Турист», обслуживавшие экскурсантов.

Методический отдел активно разрабатывал экскурси­онные маршруты для приезжавших в город туристов. Так, например, Ярославский дом туристов принимал экс­курсантов на 3 дня. В первый день проводились экскур­сия по городу, выезд на пляж в летнее время, вечерняя лекция; во второй день проводилась экскурсия на один из заводов города (автомобильный или электромашиностроительный), экскурсия в областной краеведческий музей, устраивалась культурная программа в саду Дома туриста и вечерний выход в театр, кинотеатр или стадион; третий день — экскурсия в антирелигиозный музей, прогулка на пароходе и заключительное собрание.

Годы войны и период послевоенного восстановления хозяйства приостановили процесс развития туристических организаций в области. Относительно активной оставалась только сфера детского туризма. Возобновлена массовая туристско-экскурсионная работа была только в 60-е годы.

Массовая культурно-просветительская работа


Большую роль в культурно-просветительской работе среди населения играли библиотеки и клубы. Библиотеки в городе, избы-читальни в деревне включились в активную просветительскую и пропагандистскую деятельность учреждений культуры.

В 30-е годы самыми актуальными формами работы библиотек были мероприятия к праздничным датам, выборным кампаниям, политическим акциям. Так, например, именно через библиотеки было устроено широкое обсуждение «Краткого курса истории ВКП (б)», вышедшего в 1938 году.

В работу библиотек вовлекались читатели, которые помогали организовывать читательские конференции, приглашать писателей, поэтов, деятелей культуры. Важ­ное место в работе городских библиотек занимала шеф­ская помощь деревне. Сельским избам-читальням из фон­дов библиотек выделялись книги. Только центральная библиотека Ярославля в 1930 г. выделила три тысячи книг для села. К 40-м годам сельская сеть насчитывала около 900 изб-читален.

В начале 30-х годов в библиотеках была проведена массовая чистка фондов. Из библиотек изымалась рели­гиозная литература. Во второй половине 30-х годов были изъяты работы репрессированных членов партии и деяте­лей культуры.

Объявленный в конце 20-х годов культпоход за всеоб­щую грамотность обусловил новые направления культурной политики в деревне. К началу 30-х годов изменилась структура сельских учреждений культуры и направления их работы. Нововведения касались многих сторон жизни села и прежде всего, сферы культурного досуга. В нала­живании такой работы оказали большую помощь комсо­мольцы и городские рабочие.

Многие ярославские пред­приятия выделяли средства на развитие образовательных и просветительских учреждений. Так, например, автоза­вод в середине 30-х годов помогал колхозам Меленковского сельского совета, а резинокомбинат оказывал шефскую помощь Серенковскому и Бекреневскому сельсоветам.

Эта помощь заключалась в ремонте школ, организации клубов, изб-читален, налаживании кино- и радиоустано­вок. Шефы создавали различные кружки: театральные, музыкальные, спортивные. Частыми были выезды в де­ревню самодеятельных коллективов различных предпри­ятий города.

Клуб имени Воровского, например, организовал агита­ционный поезд из девяти вагонов, в котором имелись клуб, киноустановка, библиотека, фотолаборатория и т. д.

Все структурные подразделения агитпоезда занима­лись на железнодорожных станциях, где они останавли­вались, культурно-массовой и агитационно-пропагандист­ской работой. При поезде были агитбригада, хор, два ду­ховых оркестра.

В Сереновском сельсовете был создан по инициативе местной интеллигенции лекторий-университет для колхоз­ников. Для проведения занятий в нем стали активно при­влекаться представители различных учреждений культуры из Ярославля. Занятия могли посещать все грамотные колхозники с 16 лет. В общей сложности в этом универси­тете занималось около 100 человек. Шефы помогли заку­пить учебники и наладить регулярные поездки.

Силами ярославских научных работников здесь был проведен день науки, во время которого читались науч­но-популярные лекции. Успешность этого мероприятия привела к тому, что позже такие культурные акции стали носить регулярный характер. На них выступали уже не только ученые, но и проводились концерты Стомпелевского оркестра, показывались спектакли Волковского театра.

Издательское дело и литература


К началу 30-х годов в губернии выходило несколько газет. Самой кpyпной была газета «Северный рабочий». С 1936 г. (после образования Ярославской области) стала издаваться молодежная областная газета «Сталинская смена» (с 1956 г. — «Юность»). С 1930 г. в Рыбинске выходила газета «Верхне-Волжская правда» (с 1935 г. — «Рыбинская правда»). Отличительной особенностью работы газет в этот период было привлечение к сотрудничеству в них рабочих и сельских корреспондентов.

Получили распространение многотиражные газеты на предприятиях: «Веретено» на фабрике «Красный Пере­коп», «Автомобилист» на автозаводе, «Торфяник» на Ляпинской электростанции. Наличие большого количества газет позволяло активно заниматься литературным твор­чеством рабочим крупных предприятий.

В начале 30-х годов продолжила свою работу Ярославская ассоциация пролетарских писателей, в состав которой входило 40 членов. После отъезда ее председателя А. Суркова эту должность занял В. Смирнов. Тридцатые годы начались для ярославских писателей и поэтов с осуществления решений окружной конференции пролетарских писателей, состоявшейся в декабре 1929 года. На ней были намечены создание новых литературных кружков, организация литературных вечеров для рабочих, помощь начинающим авторам.

Литературным творчеством в различных объединениях занималось в те годы около 100 человек. Особенно активно работали литературные кружки на фабрике «Красный Перекоп», в учебных заведениях города. При доме Красной Армии работала литературная группа «Локаф». В 1930 г. появился второй выпуск альманаха «Рост», а затем последовали сборники «Ядро», «Сила удара».

Активно велась работа с читателями через читательские конференции, проводимые как библиотеками области, так и литературными объединениями. Особенно ак­тивно она проходила накануне I съезда советских писателей. В ноябре 1933 г. вопрос о задачах советской литературы обсуждался даже на собрании партийного актива Ярославля, на которое были приглашены представи­тели Всесоюзного комитета писателей.

В августе 1934 г. состоялся I съезд советских писате­лей, на котором был взят курс на утверждение метода со­циалистического реализма в литературе. Это означало от­ход от многообразия творческих форм и методов в лите­ратурном процессе. Нельзя сказать, что все писатели Ярославского края сразу же стали работать в русле ново­го метода. Для того, чтобы это произошло, потребовалось серьезное вмешательство партийной организации.

В 1935 г. бюро Ярославского окружкома партии при­няло постановление «О состоянии литературного движе­ния в Ярославле», которое было направлено на регулиро­вание деятельности литературных кружков на предпри­ятиях. Был создан литературно-художественный сектор при редакции газеты «Северный рабочий», который не только осуществлял отбор произведений для публикации, но и давал их авторам творческие рекомендации.

В 1936 г. было открыто Ярославское областное отделение Государственного издательства.

Театральная жизнь


В начале 30-х годов в Волковском театре произошли значительные изменения. В предвоенные годы дирек­тором театра был П. А. Нечаев, а наиболее заметными художественными руководителями сначала И. Г. Громов, а затем И. А. Ростовцев. По-новому была переоборудована сцена, на которой установили вращающийся круг, что расширило возмож­ности в подготовке спектаклей.

На иных принципах проходила подготовительная часть спектаклей: репети­ции, приглашение актеров. Развивалось шефство театра над самодеятельными театральными коллективами. До­вольно активно проводилась работа со зрительской ауди­торией: концерты на предприятиях, зрительские конфе­ренции, закрепление за передовыми рабочими именных мест в театре. В здании театра был создан театральный музей.

Появились и весьма специфические формы работы, например, социалистическое соревнование с другими театральными коллективами, что было признаком нового отношения к театру, как к производственному коллек­тиву. Тоталитарная эпоха диктовала и новый репертуар. Принципы социалистического реализма в полной мере за­тронули и драматургию. Показ светлого будущего, вос­питание «нового человека», борьба за претворение социалистических идей — темы, которые нашли воплощение на ярославской сцене.

Главными героями новых постановок стали рабочие, крестьяне, солдаты, рабочая и учащаяся молодежь. Ставились пьесы Н. Ф. Погодина «После бала», Е. Г. Яновского «Ярость», С. А. Семенова «Не сдадимся», В. В. Вишневского «Первая Конная», А. А. Корнейчука «Гибель эскадры». Из классического репертуара чаще всего ставились пьесы М. Горького.

Новый художественный руководитель театра И. А. Ростовцев в 1934 г. поставил пьесу М. Горького «Мещане», а затем «Бешеные деньги» А. Н. Островского и «Вишневый сад» А. П. Чехова. В оформлении спектаклей этого периода были новаторские подходы в конструктивистском ключе, но они не проявились так ярко, как в столичных театрах. Реалистическое направление оставалось господствующим.

Период репрессий 30-х годов оказал серьезное влия­ние на работу театра. Руководителей коллектива обвиня­ли в местной прессе в том, что они разваливают театр. Последовали частые смены директоров и художественных руководителей, уход актеров. Ситуацию в театре коммен­тировала даже газета «Правда», отмечавшая, что ежегод­но коллектив театра меняется почти наполовину.

Все чаще и чаще возникал вопрос о повышении квали­фикации артистического состава. Для внесения новых прин­ципов игры в коллектив режиссеры должны были осваивать новые театральные приемы, разрабатывавшиеся в столич­ных театрах. Так, И. А. Ростовцев ездил на консультации в МХАТ. Для волковцев стали проводиться специальные за­нятия, читаться лекции. В 1934 г. была попытка организо­вать «Университет культуры и театральной технологии».

Стабилизировался актерский состав только после 1937 г., когда появился приказ Всесоюзного комитета по делам ис­кусств о работе театров с постоянной труппой. Среди ярославских актеров 30-х годов выделялись Г. С. Свободин, А. Д. Чудинова, С. Д. Ромоданов, В. Е. Соколов.

Театральная жизнь города обогащалась и гастрольны­ми спектаклями. На сцене старейшего российского театра показывали свои постановки Московский театр юного зрителя, Второй МХАТ, Свердловский и Горьковский те­атры оперы и балета, Московский оперный театр имени К. С. Станиславского.

По российским городам гастролировали и волковцы. Они выступали в Иванове, Серпухове, Полтаве. В 1939 г. состоялись двухмесячные гастроли в Москве, где были показаны спектакли «Петр I» A. H. Толстого, «Последняя жертва» А. Н. Островского, «Ромео и Джульетта» В. Шек­спира, а также пьеса писателей-ярославцев М. Хардина и И. Назарова «Город на Волге». Наибольшей популярно­стью у столичных зрителей пользовался «Петр I».

Помимо Волковского театра в 30-е годы в городе ра­ботали и другие коллективы. В 1931 г. был создан Яро­славский театр юного зрителя. Продолжал работу ку­кольный театр.

Успехом у зрителей пользовались самодеятельные театральные коллективы. В 1934 г. лучшим таким коллек­тивом стал на городском смотре художественной самодея­тельности театр рабочей молодежи фабрики «Красный Перекоп».

В 1930 г. городской совет профсоюзов создал пере­движной рабочий театр, который организовывал выступ­ления на предприятиях города во время обеденных пере­рывов или давал спектакли в рабочих клубах города. Чаще всего это были агитационные постановки, по­священные проблемам, интересовавшим рабочих, отра­жавшие политические новости, а также проблемы проф­союзной жизни.

В 1931 г. из самодеятельной агитбригады, работавшей на стройках, был создан рабочий театр «Стройка». Этот коллектив давал спектакли в клубах и на строительных площадках. От постановок агитационного характера он по­степенно переходил к классическому репертуару, ставил пьесы современных драматургов. Его зрителями стали строители Ляпинской электростанции, резинокомбината, Волгостроя.

В 1935 г. на базе этого театра был создан Ярослав­ский совхозно-колхозный театр. Главной его задачей ста­ло налаживание работы в сельской местности. Он осуще­ствлял поездки по районам области и давал спектакли для колхозников. На специальном смотре в Иванове кол­лектив был признан лучшим среди аналогичных театров.

Музыкальная жизнь края


Процесс идеологизации культурной жизни в полной мере коснулся и музыкальной ее составляющей. Раз­витие музыкального искусства определялось задачей пе­реустройства жизни на социалистических началах, то есть музыка должна была формировать личность «ново­го человека». Решать эту задачу стали по двум направлениям: с одной стороны, развивалось музыкальное про­свещение взрослого населения, с другой, — совершенст­вовалась система музыкального образования детей. Музыка стала обязательным предметом в общеобразовательной школе.

Таким образом, выполнять поставленную задачу должны были прежде всего профессиональные музыканты. Для их подготовки совершенствовалась система про­фессионального музыкального образования. В 30-е годы не была утрачена традиция создания музыкальных школ для детей. В Ярославле работала центральная музыкальная школа при музыкальном училище и ее филиалы. Но материальное положение школы было крайне тяжелым, не хватало площадей для занятий.

С 1938 г. школа стала работать как самостоятельное учреждение. Ее директором стал Л. И. Мешалкин. Обучение осуществлялось по нескольким направлениям. В 1939 г. в школе обучалось 152 человека.

Школа имела четыре филиала при общеобразователь­ных учреждениях города, в которых обучалось около 100 человек. Если школа в основном готовила к поступлению в музыкальное училище, то филиалы ориентирова­лись на подготовку к обучению в основной школе. Обуче­ние как в школе, так и в филиалах было платным.

Важное место в развитии музыкального образования играл музыкальный техникум, преобразованный в 1933 г в училище и получивший имя Л. В. Собинова. Преподава­ние велось по нескольким направлениям: скрипка, вио­лончель, фортепьяно, контрабас, народные инструменты, баян; готовились также инструкторы для хора, хореогра­фы, руководители детского музыкального воспитания. Наиболее популярным к 40-м годам становится отделение баяна и игры на духовых инструментах.

Преподавательский состав училища в предвоенные го­ды не отличался высоким уровнем подготовки. Высшего образования не имела даже половина его состава. Ситуа­ция стала изменяться только в 50-е годы.

Наличие квалифицированных специалистов в городе на протяжении нескольких десятилетий, регулярная рабо­та музыкальных школ и введение музыкального воспита­ния в общеобразовательной школе определили неослабе­вающий интерес к музыке у значительной части населе­ния края. Поддержка художественной самодеятельности профессиональными музыкантами способствовала созда­нию новых музыкальных коллективов.

В 1934 г., например, был создан хор русской народ­ной песни на фабрике «Красный Перекоп». Руководил хором преподаватель училища Б. М. Назьмов. При клубе фабрики был создан и танцевальный коллектив. Хоры создавались на многих промышленных предприятиях, тем более, что с 1930 г. в городе стали проводиться олим­пиады художественной самодеятельности, насчитывавшие тысячи участников.

Заметную роль в музыкальной жизни края стал играть оркестр народных инструментов под управлением Е. М. Стомпелева. В состав оркестра входили 34 челове­ка — рабочие, служащие многих ярославских предприятий и учреждений. Они работали на добровольных началах, не получая вознаграждения.

В 30-е годы оркестр осуществлял и гастрольные поездки. Так, в 1931 г. он выступал перед ра­бочими Сталинградского тракторного завода. В 1934 г. на Московской олимпиаде самодеятельного творчества коллек­тив занял второе место. В 1936 г. Е. М. Стомпелеву было присвоено звание заслуженного артиста республики.

Большую роль сыграл оркестр в подготовке руководите­лей для самодеятельности. Музыканты приходили в рабочие клубы руководить кружками, снабжали необходимой литературой самодеятельные коллективы, дарили инструменты. В городе были проведены музыкальная конференция и городская олимпиада народных инструментов.

Важным событием в музыкальной жизни края стало создание в 1937 г. областной филармонии, в задачи которой входила «пропаганда советского и западноевропейского музыкального творчества и культуры». При филармонии стали работать многие творческие коллективы. Были созданы симфонический оркестр, ансамбль песни и танца, хоровая капелла, оркестр народных инструментов. При нем в послевоенные годы работал музыкально-литературный лекторий, слушатели которого устраивали обсуждения работы творческих коллективов и встречи с артистами.

Градостроительство и архитектура


Быстрое промышленное строительство в конце 20-х — начале 30-х годов привело к значительному росту города и городского населения. Самым важным направлением в градостроительстве становится жилищное строительство. Особенно это касалось Ярославля. К началу 30-х годов здесь стали расти новые жилые кварталы в районах новых предприятий — резинокомбината, завода СК, в районе железной дороги. Новые здания появлялись на месте разрушенных во время мятежа 1918 года. Заметно расширилась городская черта.

В 30-е годы был проложен один из самых протяженных городских проспектов — проспект Шмидта (ныне Ленина). По проекту архитектора Т. В. Покровского здесь было возведено множество жилых домов, появилось несколько общественных зданий. По проекту И. И. Князева в стиле конструктивизма был построен как звуковой кинотеатр клуб «Гигант». В 1933 г. было возведено здание фабрики-кухни. В этих сооружениях нашли отражение новые подходы к строительству: использование новых строительных материалов, функциональность, социальная значимость. Этот жилой массив получил зеленую зону благодаря разбивке в 1935 г. бульвара.

По проекту И. И. Князева было построено здание Ярославского отделения Государственного банка. Появилось оно на месте южного корпуса старого гостиного двора.

Во второй половине 30-х годов конструктивизм как архитектурный стиль уступает место неоклассицизму. В оформления зданий снова стали применяться балюстрады, колонна­ды, лепные украшения. Это повлияло и на разработку нового градостроительного плана Ярославля в 1936 г., который пре­дусматривал формирование новых улиц, расширение старых, создание нового центра города в районе стрелки, застройку жилого района в Тверицах. Промышленные зоны должны были выноситься на северную и южную границы города.

Наряду с проспектом Шмидта должны были застраи­ваться улицы Советская, Свободы. Особенно выделялись жилые дома по улице Советской. В довоенные годы оформ­ляется начало улицы, где были построены два жилых дома по проекту архитектора А. В. Федорова в стиле неокласси­цизма, а на перекрестке улиц Малой Февральской (ныне Кедрова) и Советской по про­екту С. В. Капачинского был построен еще один жилой дом в том же стиле. Здесь колоннада, аттик, балюстрада явля­ются главными архитектурными особенностями здания.

С 1930-х годов началось планомерное озеленение горо­да. На набережной Волги и Первомайском бульваре были посажены газоны и цветники. На Стрелке, площадях Подбельского и Советской были разбиты скверы.

Нашли ошибку или опечатку? Выделите текст и кликните по значку, чтобы сообщить редактору.

Источники

Рязанцев Н.П., Салова Ю.Г. История Ярославского края. 1930-2005 гг. — Ярославль – Рыбинск: Рыбинский Дом печати, 2005. — 280 с.

Литература

Север Н.М. Летопись театра имени Ф.Г.Волкова. - Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд-во, 1973.

Голяков А.В. Культурное строительство в Ярославской области (1917 – 1936) // Очерки истории Ярославского края / под ред. В.А. Ляхова. – Ярославль, 1974.

Ярославский край в документах и материалах (1917 – 1977 гг.) / Под ред. Р.В. Балашова и др. - Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд-во, 1980.

Рыбинск: док. и мат. по истории города. 2-е изд. – Ярославль, 1980.

Любомудров М.Н. Века и годы старейшей сцены. – М.: Советская Россия, 1981.

Ярославские краеведы: Библиогр. указатель / сост. В.П. Алексеев. – Ярославль, 1989. Ч. 2.

«Вглядись в минувшее бесстрастно…»: Культурная жизнь Ярославского края 20 – 30-х гг.: Документы и материалы / Под ред. А.М. Селиванова. – Ярославль: 1995.

Общество и власть в деле охраны памятников: по материалам Ярославской губернии 1918 – 1943 / публ. Н.П. Рязанцева // Ярославский архив / ред.-сост. Ю.Г. Салова. – М.; СПб, 1996.

Рязанцев Н.П. Музейное строительство и охрана памятников истории и культуры в Ярославском крае в 1920-е – 1930-е гг. // Музеи Верхней Волги: проблемы, исследования, публикации / под. ред. Д.Ф. Полознева. – Ярославль, 1997.

Салова Ю.Г. Культурное развитие Ярославского уезда (района) // Ярославский район: страницы истории / под ред. А.М. Селиванова. – Ярославль, 1999, ч. 3.

Федюк Г.П., Герасимова А.А. "На поприще ума…": сто лет истории Ярославской областной универсальной научной библиотеки им. Н.А.Некрасова. – Ярославль, 2002.

Голенкевич Н.П. Художественная жизнь Ярославля конца XIX – первой трети XX столетия: творческие объединения, выставки, художники. – М., 2002.

Ярославский Союз художников. Альбом. – Ярославль, 2003.

Сапрыкина Н.С. Советская архитектура Ярославля: реальность и виртуальность. – Ярославль: ЯГТУ, 2006.

Георгий Курочкин. Театрал из Норского посада. Воспоминания. Страницы дневника. Письма к Г.И.Курочкину. Сост. М.Г.Ваняшова. – Ярославль, 2007.

Ярославский художественный музей. – Ярославль, 2007.

Сапрыкина Н.С. Замыслы и реализации, исторические факты: очерки об архитектуре Ярославля. – Ярославль: ЯГТУ, 2009.

Страницы истории Рыбинского музея / авт. Г.Б. Михайлова, А.Б. Козлов, С.Н. Овсянников. – Рыбинск: РДП, 2010.

Искусство XX века: живопись, графика, скульптура: экспозиционно-выставочный проект / Яросл. художеств. музей; авт. текстов Нина Голенкевич, Татьяна Лебедева, Наталья Пискунова, отв. за изд. Марина Полывяная. – Ярославль, 2011.

Ярославский художественный музей, 1919-1969: сборник документов и материалов / Яросл. художеств. музей, Гос. архив Яросл. обл.; редкол.: Н. П. Голенкевич и др.; сост. И. Н. Котова; авт. вступ. ст. Н. П. Голенкевич, И. Н. Котова; науч. консультанты Н. П. Рязанцев, Ю. Г. Салова. – Ярославль: 2К, 2013.

Григорьев А.В. Танцующие в круге: площадь Волкова в истории Ярославля. – Ярославль: Северный край, 2016.

поиск не дал результатов