1970 - 1985: Ярославская область в годы застоя

из

Промышленность в 1970-е — середине 1980-х годов

Лидеры советской экономики

Руководство Советского Союза смогло пойти на пре­кращение экономической реформы середины 60-х гг. еще и потому, что к началу 70-х гг. начался мировой энерге­тический кризис, приведший к резкому скачку цен на энергоносители. В эти же годы в Советском Союзе были открыты новые нефтяные месторождения в Западной Си­бири, и стали быстро возрастать объемы добычи нефти. Экспорт нефти был резко увеличен. Значительные поступ­ления твердой валюты («нефтедоллары») позволили ре­шать многие назревшие социальные проблемы, не прибе­гая к глубоким экономическим реформам. Отказ от ре­форм, проедание топливно-сырьевых запасов страны, как считают многие экономисты, и привели, в конечном ито­ге, к появлению «застойных» явлений в экономической и политической жизни страны.

Но это будет позже. А пока, в начале 70-х гг., ничего, казалось, не предвещало такого драматичного развития событий. С 1973 г. произошли некоторые изменения в управлении промышленностью. Основ­ным звеном управления стали производственные объеди­нения, которые должны были на основе достижений научно-технической революции обеспечивать постоянный рост производства. Среди наиболее успешных предпри­ятий такого типа было Рыбинское производственное объ­единение моторостроения. В начале 70-х гг. объединение перешло на производство новых авиационных двигателей конструктора П. А. Соловьева, которые предназначались для пассажирского самолета Ил-62М. С точки зрения вместимости самолета, грузоподъемности, дальности по­лета это была техника нового поколения.

Эти двигатели были освоены рыбинскими моторо­строителями всего за один год, при этом моторесурс дви­гателя был увеличен более чем в 4раза. Летом 1975 г. состоялся трансконтинентальный перелет самолета Ил-62М с рыбинскими двигателями по маршруту Москва—Ванкувер (США) через Северный полюс. Расстояние в 9 тысяч километров самолет преодолел всего за 11 ча­сов. Когда-то В. П. Чкалову для этого потребовалось це­лых 63 часа. В 1981 г. рыбинский двигатель получил серьезное международное признание. На международной выставке в Париже он был признан лучшим в своем классе двигателей. С 1984 г. этот модернизированный двигатель Соловьева стал использоваться и на самолетах средней дальности Ту-154М. Это был очень мощный са­молет. Маршрут Москва—Хабаровск (6300 километров) он преодолевал всего за 3 часа 20 минут. Таким образом, рыбинские моторостроители по-прежнему вносили самый существенный вклад в развитие отечественной авиации.

В 1971 г. на базе Ярославского моторного завода было создано производственное объединение «Автодизель». В не­го вошли также Ярославский завод топливной аппаратуры, строящийся Тутаевский завод дизельных агрегатов и Яро­славский завод дизельной аппаратуры. Это объединение ве­ло очень интенсивную работу по увеличению моторесурса двигателей и добилось в этом направлении серьезных ре­зультатов. В 1972 г. опыт объединения «Автодизель» был одобрен в специальном постановлении ЦК КПСС. Руково­дители объединения генеральный директор А.М. Добры­нин и генеральный конструктор Г. Д. Чернышов стали лауреатами Ленинской премии. Моторный завод был награ­жден орденом Октябрьской революции.

Продукция объединения «Автодизель» занимала очень важное место в автомобильной промышленности страны. Ярославские двигатели устанавливались на автопоездах Минского автозавода (МАЗ), на самосвалах Кременчугского завода (КрАЗ), на тракторах К-700 и К-701 («Кировцы») Ленинградского Кировского завода, на 40-тонных гигантах «БелАЗ», на роторных экскаваторах и на целом ряде других изделий.

Ярославское объединение являлось в те годы пред­приятием с очень высо­ким уровнем технической оснащенности. В ходе реконструк­ции на нем устанавлива­лось 650 поточных механизированных и 95 авто­матизированных линий, больше половины ста­ночного парка представ­ляли собой станки автоматического и полуавтоматического циклов.

В 1970-е гг. государство очень большое внимание уде­ляло предприятиям военно-промышленного комплекса. Среди предприятий Ярославской области, пожалуй, одним из самых важных предприятий такого профиля был Ры­бинский завод приборостроения. Он возник в послевоен­ные 50-е гг. В 60-е гг. интенсивно работал на космические программы страны. Звездный городок стал главным парт­нером рыбинцев. Достаточно сказать, что на Рыбинском заводе перебывали, и не по одному разу, все члены перво­го отряда космонавтов. Завод выпускал высокоточную ап­паратуру для космических кораблей, электронную начин­ку для военных спутников слежения, приборы ночного видения («слепой посадки») для военных самолетов, различную теле- и радиоаппаратуру. В течение долгих лет контроль за осуществлением международных соглашений по ограничению стратегических наступательных вооруже­ний также осуществлялся с помощью спутников, изготов­ленных на Рыбинском заводе. Большая часть продукции этого завода была просто уникальна. Ее не изготавливали не только нигде в СССР, но и нигде в мире.

Новое промышленное строительство

В годы 9-й пятилетки (1971—1975 гг.) в области началось строительство двух новых крупных промышленных объектов — Ярославского завода ди­зельной аппаратуры, который создавался как спутник КамАЗа, и Тутаевского завода дизельных агрегатов — как спутника «Автодизеля». Оба предприятия вступили в строй в годы следующей 10-й пятилетки и существенно подняли уровень промышленного потенциала области. Но к тому времени, как считают некоторые специалисты, область была уже перенасыщена промышленными объек­тами и следовало думать не о строительстве новых пред­приятий, а о модернизации и наращивании производства на уже существующих заводах.

Например, говорят специалисты, нужно ли было стро­ить крупный завод в маленьком районном центре Тутаеве? Ведь профессиональных кадров в достаточном количестве там не было. Рабочих пришлось в течение долгих лет ка­ждый день возить из Ярославля. Очень многие сельские жители близлежащих районов переехали на работу в Тутаев. Деревня совсем обезлюдела, что еще больше обост­рило продовольственную проблему в регионе. Правда, строительство завода позволило решить очень многие со­циальные проблемы Тутаева. В городе началось массовое жилищное и социально-культурное строительство. Город значительно вырос, но, с учетом дальнейшей судьбы Тутаевского завода, не слишком ли дорогая цена была запла­чена за развитие города? Согласимся, что такая постанов­ка вопроса вполне правомерна в настоящее время.

За годы трех «застойных» пятилеток (1971—1985 гг.), как позже стали называть это время, в ярославской про­мышленности происходил постоянный рост количествен­ных показателей. Например, основных производственных фондов было введено за эти годы больше, чем за предше­ствующие 50 лет. Промышленность освоила выпуск почти 1400 новых видов машин, оборудования, промышленных товаров и т. п. Около 140 изделий были освоены впервые в СССР.

Экспорт продукции ярославских предприятий

Важнейшим показателем уровня развития промышленности в те годы был экспорт промышленных товаров. К середине 80-х гг. изделия ярославской промышленности экспортировали более чем в 80 стран ми­ра. Характерно, что в ярославском экспорте преобладала продукция машиностроения — автомобильные и трактор­ные двигатели, топливная аппаратура, станки и оборудова­ние, часы. Среди покупателей нашей продукции были и та­кие высокоразвитые страны, как США, Канада, Австрия, Испания, Швейцария, Скандинавские страны и другие. Продукция с ярославской маркой привлекала своей надеж­ностью, долговечностью, относительной дешевизной.

Признанными лидерами ярославского экспорта были Ярославский шинный завод и завод резинотехнических из­делий, продукция которых пользовалась постоянным спро­сом на мировых рынках. Очень высокой в экспорте была доля «Лакокраски». Электровибраторы завода «Красный маяк» использовались на строительных площадках всех континентов. Угличское объединение «Чайка» половину всей своей продукции отправляло на экспорт. Такого пока­зателя не было ни у одного предприятия области.

Среди видных экспортеров были и Константиновский нефтеперерабатывающий завод имени Д. И. Менделеева, изготавливавший небольшие партии уникальных масел, и Первомайский фарфоровый завод, продукция которого находила большой спрос почти во всех странах Азии, и фабрика «Ростовская финифть», и многие другие пред­приятия. Необходимо особенно подчеркнуть тот факт, что экспорт Ярославской области имел промышленный ха­рактер, в то время как экспорт Советского Союза был в основном сырьевым. Это свидетельствовало о том, что Ярославская область в промышленном отношении была более развитой, чем СССР в целом. Показатели ее про­мышленного развития были существенно выше средних показателей по стране.

Сельское хозяйство области в годы «застоя»

Ситуация в сельском хозяйстве на начало 1970-х гг.

Аграрный сектор Ярославской области находился в гораздо худшем положении, чем даже в соседних регионах. Отча­явшись вырваться из постоянного кризиса сельского хо­зяйства, руководители области попытались найти оправ­дание такому положению дел: «Издавна ярославская зем­ля не могла прокормить крестьянина». Именно такими словами руководитель Ярославской области Ф. И. Лощенков и тогда, и впоследствии объяснял невозможность ре­шить проблему продовольствия в нашем крае.

А положение было действительно незавидным. К на­чалу 70-х гг. только пять районов области получали уро­жай зерновых по 12 центнеров с гектара. Это был довольно невысокий показатель, но остальные районы не имели и этого. Постоянный дефицит кормов для животноводства сдерживал развитие этой отрасли. Дефицит мясных и молочных продуктов в области стано­вился постоянным и непреодолимым. Продолжавшийся процесс укрупнения колхозов привел к появлению «не­перспективных деревень», к обвальному росту миграции сельского населения в города и, как следствие этого процесса, к со­кращению рабочей силы в сельском хозяйстве.

Высшее партийное и государственное руководство страны взяло тогда курс на крупные капиталовложения в сельское хозяйство. Значительная часть средств, полу­ченных от экспорта нефти и газа, была направлена в аг­рарный сектор. За четыре пятилетки в сельское хозяйство Ярославской области было вложено около трех миллиардов рублей. Основные производственные фонды колхозов и совхозов выросли за счет этого в пять раз. Ко­личество тракторов увеличилось с 7 до 20 ты­сяч штук. В области было построено три сельских строи­тельных комбината, три завода железобетонных изделий, продукция которых пошла на развитие массового произ­водственного и жилищного строительства на селе.

В середине 70-х гг. в области аграрной политики был взят курс на концентрацию и специализацию сельскохо­зяйственного производства. Областной комитет партии принял решение о создании в каждом районе крупного сельскохозяйственного комплекса — птицефабрики, бройлерной фабрики, свинокомплекса, овцекомплекса и т. п. В Рыбинском районе была построена птицефабрика на 500 тысяч кур-несушек, которая позволила в значитель­ной мере решить проблему снабжения населения яйцами. Там же была пущена в эксплуатацию бройлерная фабри­ка на 9 миллионов бройлеров в год. В Борисоглебском районе был воздвигнут гигантский овцекомплекс в совхо­зе «Верзино», который должен был, по замыслу создате­лей, снабжать население дешевым мясом и давать сырье для пошива романовских полушубков.

Программа развития Нечерноземья

В 1974 г. ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли постановление о дальнейшем развитии сельского хозяйства в Нечерноземной зоне страны, которое было рассчитано на 15 лет. В рамках этой программы предусматривалось осуществление мас­штабных работ по мелиорации земель. Практически в ка­ждом районе области были созданы передвижные меха­низированные колонны (ПМК), которые начали работы по осушению увлажненных земель закрытым или дре­нажным способом. На осушенных таким способом землях создавались долголетние культурные пастбища или по­ливные участки для выращивания овощей.

В рамках программы по преобразованию Нечернозе­мья в Ярославской области велось массовое жилищное и социально-культурное строительство на селе. Был взят курс на создание в деревне благоустроенных поселков го­родского типа. Такие поселки были построены в совхозе «Новый Север» (поселок Щедрино) Ярославского района, «Аббакумцевский» (Грешнево) Некрасовского района, «Красная заря» (Новое село) Большесельского района, «Киргизстан» (Шурскол) и «Красный Холм» (Никольское) Ростовского района и целый ряд других. Самые настоящие агрогородки со всеми городскими удобствами появились при каждой птицефабрике, свинокомплексе или овцекомплексе.

Большое внимание было уделено дорожному строи­тельству. Дорога Ярославль—Брейтово связала с «Боль­шой землей» не только самый отдаленный Брейтовский район, но и Некоузский, Мышкинский, Угличский, Большесельский районы. Позже были построены автодо­роги Ярославль—Любим, Ростов—Борисоглеб, модернизи­рована дорога до Пошехонья через Рыбинск и другие. За 25 лет в области было построено 1200 километров ас­фальтовых и около 800 километров грунтовых дорог. Все районные центры области и практически все цен­тральные усадьбы колхозов были соединены современны­ми магистралями, что имело важное значение и в эконо­мическом, и в психологическом плане. Теперь сельские жители не чувствовали себя ущемленными, оторванными от благ цивилизации.

Однако следует сказать и о том, что все эти несомнен­ные успехи были в значительной мере достигнуты благо­даря помощи селу со стороны промышленных предпри­ятий области, со стороны горожан. Шефство промышлен­ных предприятий над колхозами и совхозами стало в эти годы обязательным (если не сказать — принудительным), масштабным и практически круглогодичным.

Крупные заводы не только в период посевной или уборки урожая, но практически круглый год направляли своих рабочих на село и шефствовали не только над от­дельными хозяйствами, но практически над целыми рай­онами области. Заводы строили также своими силами сельские школы и больницы, зерносушилки и фермы, клубы и дома для колхозников. За 15 лет таким спосо­бом в области было построено около 1400 объектов. Зна­чение такой помощи для сельского хозяйства трудно пе­реоценить, но для промышленных предприятий это «шефство» становилось тяжелым финансовым бременем. Отвлекались рабочие руки, падала производительность труда на заводах, росла себестоимость промышленной продукции, уменьшалась прибыль предприятий.

Да и сами руководители сельскохозяйственных пред­приятий, будучи уверенными в помощи горожан, переста­вали в полной мере чувствовать ответственность за состоя­ние дел в сельском хозяйстве. В результате все разнооб­разные меры помощи сельскому хозяйству не давали необходимых результатов. За десять лет интенсивных ка­питаловложений в сельское хозяйство области объемы сельскохозяйственного производства выросли всего на 10%. Урожаи на мелиорированных землях подчас были ниже, чем до мелиорации. Себестоимость продукции на крупных комплексах оказывалась гораздо выше, чем на небольших фермах. Так, на овцекомплексе в совхозе «Верзино» воз­никла проблема дефицита кормов. Их пришлось завозить даже из других областей, что значительно удорожало про­дукцию.

В мае 1982 г. на пленуме ЦК КПСС была принята Продовольственная программа СССР, рассчитанная до 1990 г. и призванная наконец-то разрешить продовольст­венную проблему в нашей стране. Секретарь Ц К по сельскому хозяйству М. С. Горбачев летом 1982 г. посетил Ярославскую область, чтобы ознакомиться на месте с тем, как идет реализация этой программы. Он посетил целый ряд колхозов и совхозов в Ярославском, Ростов­ском и Тутаевском районах. А затем выступил на плену­ме Ярославского обкома, где подверг ярославских руково­дителей очень резкой критике за состояние дел на селе. Он говорил о бездействии обкома партии, о развале сель­ского хозяйства области, о том, что этот развал продол­жается уже более 20 лет.

Впоследствии тогдашний руководитель Ярославской области Ф. И. Лощенков неоднократно заявлял, что он не может согласиться с такой оценкой своей деятельно­сти. Приводил цифры роста производства, говорил об ус­пехах сельского хозяйства области. Кто же был прав? Критерий мог быть только один — уровень снабжения населения области качественными и дешевыми продукта­ми питания. А этот уровень падал год от года.

Один из участников той заочной дискуссии в прессе, доктор физико-математических наук Н. Работнов так вспоминал в газете «Известия» о продовольственной си­туации в области в начале 80-х гг.: «Помню родной Яро­славль в декабре 1984 года: на двадцатиградусном морозе ночные очереди у костров, к которым в семь утра долж­ны подвезти цистерну с молоком и наливать только по два литра. И во всех магазинах только серые макароны. Забыли, земляки? Вспоминайте об этом почаще».

Действительно, в то время для простого человека са­мым реальным способом решить продовольственную про­блему было одно — купить билет на поезд до Москвы и съездить в столицу на один день за продуктами. Именно в те годы родилась у ярославцев горькая шутка-загадка: «Отгадай, что это — длинная, зеленая и пахнет колба­сой?» Ответ — ярославская электричка. Со временем же­лающих поехать в Москву за продуктами становилось все больше, билетов не хватало, и тогда власти вместе с же­лезнодорожниками нашли «выход»: вместо 12 вагонов яро­славская электричка стала формироваться из 24 вагонов. Для этого в Москве на Ярославском вокзале была построе­на специальная удлиненная платформа, которая стала ежедневно принимать вдвое больше ярославцев, прибывав­ших в столицу вовсе не за культурными ценностями.

Конечно, это была пока еще не карточная система снабжения населения продовольствием, но нормальным такое положение вряд ли можно было назвать.

Руководство Ярославской области в годы «застоя»

В условиях советской системы управления реальная власть всегда находилась в руках партийных органов. Первый секретарь областного комитета партии являлся фактически полновластным руководителем области, отве­чал за положение дел перед ЦК и правительством страны. Среди десятков руководителей нашей области порой встре­чались весьма неординарные личности, которые оставили заметный след в истории нашего края. Среди них следует назвать и Ф. И. Лощенкова, который возглавлял Ярослав­скую область целых 25 лет, то есть столько же, сколько 12 его предшественников вместе взятых.

Ф.И. Лощенков родился в Смоленской губернии в 1915 г. Окончил железнодорожный техникум, служил в армии командиром танка, а затем учился в Московском авиационном институте. В годы войны Ф.И. Ло­щенков служил в действую­щей армии инженером-инструктором по ремонту самоле­тов. Окончил Высшую партий­ную школу, и с 1946 г. нача­лась его партийная карьера. Сначала в течение 15 лет он занимал различные руководя­щие должности в Новосибирской области, а в 1961 г. был направлен в Ярославскую об­ласть.

Предшественника Ф. И. Лощенкова освободили от должности за то, что он не обеспечил роста посевов куку­рузы на ярославских полях, поэтому Лощенков начал свою деятельность именно с кукурузы. Вряд ли это мож­но сейчас ставить ему в вину: любой на его месте в то время вынужден был делать то же самое. Позиция Хру­щева была жесткой: либо ты посеешь кукурузу, либо по­ложишь партийный билет на стол. Надежды на кукурузу не оправдались. Область вскоре вернулась к выращива­нию клевера, но Лощенков зарекомендовал себя как ру­ководитель, неуклонно проводящий политику партии.

Приход к власти Л. И. Брежнева не остановил партий­ную карьеру Лощенкова. Он, вероятно, довольно быстро понял, что быть на хорошем счету у Москвы, у Централь­ного Комитета можно только благодаря успехам в про­мышленности. Область уже тогда имела мощный про­мышленный потенциал, и это создавало предпосылки для дальнейших достижений в этой сфере. Вовсе не случайно Ярославская областная партийная организация вскоре стала инициатором целого ряда всесоюзных «починов» и инициатив.

Вспомним наиболее заметные из них: 1967 г. — ЦК КПСС одобрил опыт рыбинских моторостроителей по внедрению научной организации труда на производстве, 1972 г.— одобрен опыт коллектива Ярославского моторно­го завода по повышению качества и моторесурса двигателей, 1981 г.— поддержана инициатива Ярославской обла­стной партийной организации по достижению в 11-й пяти­летке прироста промышленной продукции без увеличения численности работающих и т. д. Историки подсчитали, что практически один раз в три года Ярославская область оказывалась в центре внимания всей страны именно пото­му, что очередная инициатива ее руководства находила поддержку на самом высоком уровне. Естественно, что и руководитель области в такой ситуации всегда был на виду, входил в число самых известных региональных ли­деров в стране.

Такая известность ярославского руководителя давала возможность области порой иметь значительные преиму­щества, что было очень важно в условиях централизованного планирования и постоянной нехватки средств и ре­сурсов. Сам Лощенков позже вспоминал, как, например, в Ярославле был построен новый речной вокзал. Он был крайне необходим городу, но средств для его постройки не было. И тогда первый секретарь обкома договорился стро­ить объект на паях. Одну треть средств выделило Мини­стерство торговли, которое использовало потом площади вокзала в качестве торговых помещений. Одну треть выде­лило Госкино и получило возможность разместить в зда­нии речного вокзала кинотеатр «Парус». И только одну треть из 10 миллионов рублей выделил городской бюджет. Так Ярославль получил прекрасное и необходимое для города сооружение, затратив минимальные средства. Подоб­ных примеров можно привести немало.

Методы руководства Ф. И. Лощенкова имели характер весьма жесткий и недемократичный. Оппоненты первого секретаря нередко вспоминали, что он бывший танкист и в решении многих вопросов идет напролом, как танк. Такая позиция руководителя на первых порах встречала сопро­тивление, и у Лощенкова появилось немало противников.

Первое открытое столкновение первого секретаря с недовольными партийными функционерами произошло на XX областной партийной конференции в 1974 г. Пред­ставители Рыбинской партийной организации обвинили первого секретаря в нарушении принципов коллективно­го руководства и в игнорировании интересов Рыбинска. Часть делегатов конференции поддержала эти претен­зии. Когда начались выборы в состав обкома, против кандидатуры Лощенкова высказались 48 делегатов, или 8% присутствующих. По меркам того времени, это было чрезвычайным происшествием. Казалось, что карьера Ло­щенкова под угрозой краха. В такой ситуации многое зависело от позиции представителя ЦК партии, который обязательно присутствовал на подобных конфе­ренциях. Представителем Ц К была В. В. Терешкова, ко­торая поддержала Ф. И. Лощенкова. Так он снова стал руководителем Ярославской областной партий­ной организации.

Расправа с непокорными рыбинцами не заставила се­бя ждать. Репрессий, конечно, не было, но руководство ­ Рыбинской организации вскоре было заменено на более лояльных Лощенкову людей. И позже Ф. И. Лощенков, как руководитель авторитарного типа, не терпел возле се­бя сильных руководителей, видя в них потенциальную угрозу собственной карьере. Например, очень заметный и авторитетный секретарь обкома партии И. А. Зараменский был убран из Ярославля под вполне благовидным предлогом: его направили учиться в аспирантуру Академии общественных наук при ЦК КПСС. При Лощенкове в Ярославль он так и не вернулся.

Фигура первого секретаря обкома партии была весьма неодназначной и противоречивой. Он действительно очень много делал для Ярославля и Ярославской области. Очень большое внимание тогда уделяли благоустройству и чистоте города, в особенности его центральной части. Город каждый год привлекал огромное количество тури­стов, в том числе зарубежных. Ярославль становился жемчужиной Золотого кольца России. Он неоднократно побеждал в конкурсе на звание самого благоустроенного города на Волге.

Отношение к памятникам культуры

Но вместе с тем непрофессиональное вмешательство Лощенкова в дела градостроительства и архитектуры нанес­ло Ярославлю невосполнимый ущерб. Например, при строительстве Театра юного зрителя было принято решение создать в городе еще одну пло­щадь — площадь Юности. Для этого был уничтожен целый квартал зданий исторической застройки XIX в. по улице Свободы. На той же площади Юности вскоре возвели вы­сотное здание, которое совершенно нарушило архитектур­ную доминанту центральной части города. При строитель­стве нового здания областного комитета партии («Белого дома») на Советской площади был снесен целый квартал зданий XIX в. по улице Крестьянской (ныне Андропова), и только чудом уцелела часовня Александра Невского. А на площади Ф. Г. Волкова были снесены старинные по­стройки — бывшая гостиница Кокуева и примыкающий к ней Лобановский магазин.

Возможно, понимая некоторую разрушительность этих действий, Лощенков пытался компенсировать поте­ри путем возведения целого ряда стилизованных бе­седок, которые к месту и не к месту появлялись на набережной Волги и Которосли. В результате этого Волжская беседка, своеобразный символ Ярославля, по­терялась в ряду стандартных и вовсе не исторических близнецов, а архитектура исторического центра Яро­славля понесла очередные серьезные потери, которые, к сожалению, оказались не последними.

Развитие социально-бытовой сферы

В годы руководства Ф. И. Лощенкова в Ярославской области сохранялись весьма высокие масштабы жилищного строительства. К середине 80-х гг. жи­лой фонд Ярославля, например, составил 9 миллионов квад­ратных метров жилья, то есть вырос за 25 лет в два раза. Очень быстрыми темпами развивалось жилищное строи­тельство в Рыбинске. Здесь был взят курс на строительство крупных жилых комплексов, которые должны были решать все вопросы повседневного обслуживания населения. Строи­тельство одного из таких комплексов велось в районе Скоморохова гора. Постепенно улучшалось и качество возводи­мого жилья. Взамен не очень удобных «хрущевок» 60-х гг. появились дома новой, более комфортабельной серии. Не будем забывать, что основная масса новоселов получала госу­дарственные квартиры совершенно бесплатно, а плата за жилье и коммунальные услуги не превышала тогда 10% среднемесячной зарплаты.

В области продолжалось очень интенсивное строитель­ство культурно-бытовых объектов. В Ярославле были воз­двигнуты Театр юного зрителя, комплекс речного вокзала, Дворец культуры нефтяников, Дворец пионеров в Север­ном жилом районе, детская железная дорога, кинотеатры «Октябрь» и «Волга» и многое другое. Жители Рыбинска с законной гордостью говорили о таких объектах, как Дворец спорта «Полет» с искусственным льдом, Дворец культуры судостроительного завода «Вымпел», здание об­щественно-политического центра, каскадные высотные до­ма улучшенной планировки и другие.

Эти несомненные достижения дали повод Ф. И. Лощенкову позже говорить о том, что никакого «застоя» в Ярославской области не было. За 25 лет его деятельно­сти, как утверждал Ф. И. Лощенков, «удалось увеличить объем промышленного производства более чем в три раза. Вот вам и застой… Может быть, он где-то и был, но не в Ярославской области».

Так был ли «застой»?

Но застой все же был. Падали темпы роста промышленного производства. Ухудшалась ситуация в сельском хо­зяйстве. Высокопарные заявления лидеров все чаще не совпадали с повседневной реальной жизнью обычного че­ловека. Заработная плата ярославцев действительно росла. Но все чаще на нее нельзя было купить необходимых то­варов, особенно товаров длительного пользования. Их до­ставали «по блату», через «нужных людей», подчас пере­плачивая сверх реальной цены товара. Ярославцы старше­го поколения хорошо помнят, как обручальные кольца для молодоженов, например, можно было купить в мага­зине «Яхонт» на улице Кирова только по талонам ЗАГСа, выстояв для этого огромную многочасовую очередь.

Кто-то сейчас скажет, что золото — это не товар повсе­дневного спроса и без него вполне можно обойтись. Но в дефиците было не только золото и предметы роскоши. Постоянно не хватало продуктов питания, мебели, бытовой техники, ковров, в разряде дефицита оказались даже кни­ги и многое другое. К середине 80-х гг. заметно ухудши­лось медицинское обслуживание населения. Резко сократи­лись темпы жилищного строительства. Теперь очередь на получение государственной квартиры растягивалась на долгие-долгие годы. На этом фоне крайне негативную реакцию ярославцев вызвало известие о строительстве в городе «дет­ских домов». Так в народе стали называть элитные дома в центре города, квартиры в которых предназначались для детей и даже внуков партийной и советской верхушки го­рода. Льготы и привилегии представителей партийно-государственного аппарата дискредитировали советский режим в глазах населения больше, чем какая-либо пропаганда за­рубежных радиостанций. Но сами власти не желали этого замечать, не предпринимали необходимых мер и тем са­мым неизбежно вели общество к кризису.

Нашли ошибку или опечатку? Выделите текст и кликните по значку, чтобы сообщить редактору.

Источники

История Ярославского края (1930 – 2005 гг.) / Рязанцев Н.П., Салова Ю.Г. – Ярославль – Рыбинск: Рыбинский дом печати, 2005.

Литература

Ярославская область за 60 лет / под ред. Н.И. Мялкина. – Ярославль, 1977;

Ярославский край в документах и материалах (1917 – 1977 гг.). – Ярославль, 1980;

Рыбинск. Документы и материалы по истории города. – Ярославль, 1980;

Ярославская область за 50 лет: 1936 – 1986. Очерки, документы, материалы / под ред. В.Т. Анискова. – Ярославль, 1986;

Размолодин М.Л. Эпизоды из жизни и деятельности Ф.И. Лощенкова. – Ярославль, 1995;

История Ярославля с древнейших времен до наших дней / текст А.Р. Хаирова. – М.: Интербук-Бизнес, 1999;

Анисков В.Т., Рутковский М.А. История Ярославского края (1928 – 1998). – Ярославль, 2000.

Торопов В.Ф. Незабываемое. Записки председателя облисполкома. – Ярославль, 2001;

Летопись Ярославля. 1010 – 2010 / авт. текста В.М. Марасанова; научн. ред. Ю.Ю. Иерусалимский. – СПб.: Морской Петербург, 2007.

Соловьёв Е. Фёдор Лощенков: «Мы строили социализм» // Северный край, 2005, 5 февраля

Свиридов В. «Не стреляйте в пианиста!» // Северный край, 2008, 26 июня

поиск не дал результатов