КУЛЬТУРА ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

К 1860-м гг. в Ярославле и других городах складывается интеллигенция — общность, связанная как единством происхождения (главным образом, из белого духовенства и дворян), так и общностью миросозерцания и основных видов культурной практики.

Почву для оформления интеллигенции в Ярославле готовили еще в конце 1840-х К.Д.Ушинский и Ю.В.Жадовская. Среди первых представителей интеллигенции в крае — Е. И. Якушкин, Л. Н. Трефолев.

В узком смысле интеллигент — это человек, получивший образование европейского типа. В контексте эпохи это почти неминуемо означало приверженность к позитивистской критике традиционных идеалов и ценностей, к «положительному знанию» естественно-научного характера, а также готовность служить некоей высшей идее. Интеллигенция по определению (от лат. «знающий, понимающий, разумный») является самосознанием народа, общества. Однако зачастую в России, и в Ярославском крае в частности, она ощущает себя чуждой этому народу, отождествляемому с простонародьем, которое обделено знаниями. Интеллигент берет на себя культурную миссию служения народу (и даже поклонения ему). В духе позитивизма преувеличивая роль знаний в деле достижения счастья и благополучия, интеллигент видит смысл своего существования в том, чтобы, не останавливаясь ни перед какими жертвами, нести плоды своей образованности (культуры, просвещения, политического сознания и др.) в народ, дабы осчастливить его. Существующую власть ярославская интеллигенция часто воспринимает как своего противника, поскольку та пользуется отсталостью народа в своих интересах, препятствуя общественному прогрессу, развитию образования и, в конечном итоге, противодействуя попыткам интеллигенции привести народ к счастью, пролить на него блага просвещенности.

Интеллигенция быстро теряет единство, раскалывается идеологическими противоречиями, разными представлениями об истине и о путях достижения народного блага. На смену просветителям-позитивистам 1860-х приходят народники, воспринимающие свою миссию как более активную работу в народе с тем, чтобы повести его за собой, подтолкнуть к борьбе с властью.

В Ярославле возникают народнические конспиративные кружки. Организатор одного из них А. Гнедовский вспоминал: «Мы много рассуждали на тему о захвате власти (…) Сильна была потребность какого-нибудь живого революционного дела (…) Мы начали усиленно печатать на гектографе разные прокламации, программы для самообразования и некоторые статьи из „Народной воли“ и других нелегальных изданий». Народническая пропаганда, как правило, не выходила за пределы интеллигентского круга.

В крае появляются и приверженцы «малых дел», связанные с решением земских задач: развития народного образования, медицинского обслуживания, конкретной помощи нуждающимся (см. Земство). Неустанный труд интеллигенции на разных культурных поприщах способствовал развитию цивилизованности в крае. Широко известны и интеллигенты — деятели искусства и литературы: художники, актеры, поэты и писатели, музыканты. В крае (и прежде всего в Ярославле) работали известные ученые, преподаватели научных дисциплин, краеведы и пр. К началу XX в. интеллигенция берет на себя роль ведущего культурного деятеля, она ведет за собой все общество.

В интеллигентской среде находят сторонников новые идеи и ценности. Интеллигенция наиболее восприимчива к идейной экзотике. Ярославль знал в начале ХХ в. приверженцев женской эмансипации, здесь возник Союз равноправия женщин. В конце XIX — нач. ХХ в. появляются в крае небольшие маргинальные кружки интеллигентов, которые истолковывают свой долг перед народом как «обязанность подчинить народ своему радикализму». Знание в их руках становится в буквальном смысле оружием — против мешающей движению вперед власти и против народных «предрассудков», «невежества», с которыми отождествляется все, что интеллигентскому знанию противоречит. Возникают партийные ячейки эсеров, эсдеков, оказывающие воздействие на рабочее и крестьянское движение. С другой стороны, влиянием в крае пользуются земские деятели либерально-кадетской ориентации: Д. И. Шаховской, К. Ф. Некрасов и др.

К 1910 в городах Ярославского края можно отметить появление культурного слоя «новой демократии» (Г.Федотов). Это сравнительно малообразованное городское простонародье, лишенное комплекса интеллигентской жертвенности, а напротив, активно утверждающее свои права на место под солнцем. Чувство культурной ущербности сочетается в этой среде с самодовольством, порождаемым приобщённостью к культурной и политической моде (эсперанто, вегетарианство, гимнастика Мюллера и т. п.).

После 1917 интеллигенция теряет свое культурное значение. В ходе Гражданской войны, особенно в связи с Ярославским восстанием и последовавшим за ним красным террором, этот культурный слой был отчасти физически снят, отчасти деморализован и сориентирован на новые задачи и смыслы деятельности.

Нашли ошибку или опечатку? Выделите текст и кликните по значку, чтобы сообщить редактору.

Источники
Литература

Астафьев А.В., Астафьева Н.А. Писатели Ярославского края. 2-е изд. – Ярославль, 1990;

Ярославль. История города... – Ярославль, 1990;

Русская провинция и мировая культура. – Ярославль, 1993, 1998;

Борисенков Р.Ф. Революционеры-грабители // Ярославская старина. Вып. 1. – Ярославль, 1994;

Ермолин Е.А. Культура Ярославля. – Ярославль, 1998;

Козляков В.Н., Севастьянова А.А. Культурная среда провинциального города // Очерки русской культуры ХIХ века. Т.1. – М., 1998;

Тихомиров И.А. Граждане Ярославля. Из записок ярославского старожила. – Ярославль, 1998;

Дмитриев С.В. Воспоминания. – Ярославль, 1999.

поиск не дал результатов