1941 - 1945: Ярославская область в годы Великой Отечественной войны

из

Ярославская область на начальном этапе войны

Нападение фашистской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 г. поставило нашу страну на грань смер­тельной опасности. Нужна была мобилизация всех сил и средств для отпора врагу. Сотни агитаторов были на­правлены тогда в трудовые коллективы, на фабрики и за­воды, чтобы объяснить людям смысл случившегося, под­нять и вдохновить людей на борьбу.

На многочисленных собраниях и митингах принима­лись резолюции в поддержку Красной армии, люди заяв­ляли о готовности отдать все для победы. На митинге ра­бочих завода «Пролетарская свобода», например, было принято такое решение: «Спокойно и без паники, соблю­дая железную дисциплину, мы будем еще сильнее крепить военное могущество страны, всеми силами помогать род­ной Красной армии в борьбе с ее врагами. А если партия и правительство потребуют, то каждый из нас сменит станки и машины на боевое оружие».

Формирование воинских частей

В эти первые дни войны вряд ли кто из ярославцев мог предположить, что война очень скоро докатится почти до границ области и буквально постучится в каждый дом. Одной из первых задач, которые были поставлены Госу­дарственным комитетом обороны перед руководством Ярославской области, стала задача мобилизации в армию во­еннообязанных граждан 1905—1918 гг. рождения и фор­мирование на территории области воинских частей.

Этот процесс начался буквально с первого дня войны. Раньше всех была сформирована 243-я стрелковая дивизия, которая уже после войны и победы над Германией и Япо­нией получила почетное наименование — Краснознамен­ная, Никопольско-Хинганская. Уже в июле 1941 г. 243-я дивизия отправилась под город Великие Луки и приняла там боевое крещение.

Почти одновременно с ней в Рыбинске была сформирована 246-я стрелковая дивизия, которая вместе с 243-й составила костяк знаменитой 29-й армии. Эта армия в составе Калининского фронта осенью 1941 г. вела бое­вые действия на северо-западном направлении, то есть за­щищала Москву. Тогда же на территории области были сформированы и другие воинские части — 118-я, 288-я, 285-я, 291-я стрелковые дивизии, 27-я кавалерийская ди­визия, которая формировалась на базе ярославской кавшколы, располагавшейся в Тверицком бору, и другие. Эти части состояли не только из ярославцев, но и из мо­билизованных из других областей. Но в Ярославской об­ласти обычно находился штаб такой части, и отсюда они отправлялись на фронт.

В Ярославской области была сформирована сверх вся­ких мобилизационных планов и разнарядок еще одна ди­визия, которая состояла исключительно из ярославцев. Это 234-я Ярославская Коммунистическая дивизия. Исто­рия ее создания такова. В октябре 1941 г., в самый тяже­лый период обороны Москвы, Ярославский обком партии обратился в ГКО с предложением создать из коммунистов и комсомольцев две-три добровольческие дивизии для от­правки их на защиту столицы. В середине октября при­шел ответ от Сталина, в котором он разрешил создать одну такую дивизию. Командный и политический состав ди­визии комплектовался из числа руководящих партийных работников области. Обмундирование и вооружение диви­зии осуществлялось частично за счет областных средств, частично за счет Наркомата обороны.

В конце декабря 1941 г. 234-я Ярославская Коммуни­стическая дивизия численностью примерно в 12 тысяч че­ловек была в основном сформирована, вскоре влилась в ряды действующей армии и прошла в течение войны боевой путь от Волги до Эльбы. За успешные боевые опе­рации дивизия получила почетное наименование — Пражско-Ломоносовская.

Вместе с мобилизованными на фронт уходили и тыся­чи ярославцев-добровольцев. За первые две недели войны более 6500 человек на территории области вступили в Красную армию добровольцами. Известны случаи, ко­гда молодые люди уходили на фронт целыми классами. Так было, например, в 43-й школе Ярославля, где заяв­ления в военкомат подали 26 выпускников 1941 г.

В первые дни войны началось также формирование отрядов народного ополчения. Они создавались из пред­ставителей рабочих и колхозников, интеллигенции и уча­щейся молодежи. Чаще всего это были люди, которые или по возрасту, или по состоянию здоровья не могли быть призваны в армию. Ополченцы должны были без отрыва от основной работы или учебы овладеть военной профессией, чтобы затем в случае необходимости встать на защиту своей Родины.

Только за несколько дней войны в Ярославле в ряды народного ополчения вступило более 45 тысяч человек, а всего в Ярославской области в ополчение записалось около 100 тысяч человек. Из них были сформированы взводы, роты и батальоны, а также стрелковые, пулемет­ные, артиллерийские и противотанковые истребительные подразделения и команды связи.

Для обучения ополченцев военному делу были подоб­раны командиры и политработники, устроены полигоны и стрельбища.

Ярославскому ополчению не пришлось вступить в бой. Фашисты не дошли до территории нашей области. Но ополчение стало хорошим резервом для Красной ар­мии. Многие ярославские ополченцы добровольно вступи­ли затем в армию или же оказались в составе формирую­щихся воинских частей. Формирование ополчения свидетельствовало о высоком уровне патриотизма советских людей, что было крайне необходимо в условиях смертель­ной схватки с фашизмом.

Строительство оборонительных сооружений на территории области

На начальном этапе войны еще одной крупной задачей, которая возлагалась на руководство области, сталазадача строительства оборонительных сооружений. Видимо, можно сказать, что эта задача была поставлена ГКО с некоторым опозданием. Только в середине ок­тября 1941 г. руководители ближайших к Москве областей были вызваны к Сталину, и перед ними была поставлена задача — вследствие большой угрозы немецкою прорыва создать в ближайшее время оборонительные со­оружения вокруг городов Ярославской, Ивановской и да­же Горьковской областей.

В Ярославской области эти сооружения должны были строиться в районе Рыбинска, Углича, Ярославля и Кост­ромы. Сразу же был создан штаб по строительству, который возглавил Н. С. Патоличев. Весь рубеж обороны был разделен на участки, на которых формировались свои строительные подразделения. Руководителем строительст­ва оборонительных сооружений стал начальник «Волгостроя» В. Д. Журин, а общее руководство строительством осуществлял Я. Д. Раппопорт.

Масштабы строительных работ были огромными. Уже в ноябре 1941 г. на строительстве работало более 170 тысяч человек, а к концу года — 210 тысяч человек. Для жителей городов и сел фактически была введена трудо­вая повинность. Строго соблюдался график работ. В резуль­тате героических усилий были построены сотни километров противотанковых рвов и заграждений, дотов и дзотов.

В городах области к длительной обороне приспосабли­вались жилые дома, административные здания, улицы, железнодорожные вокзалы. Повсюду устанавливались зенитные орудия, которые осваивали стрельбу не только по воздушным, но и по наземным целям.

В августе 1941 г. по приказу ГКО тысячи ярославцы были отправлены в Ленинградскую область для строительства оборонительных сооружений под Ленинград. Ярославцы участвовали в строительстве линии обороны, которая тянулась от Осташкова до Волхова. Всего 85 ты­сяч ярославцев помогали Ленинграду создать надежную линию обороны и не пустить фашистов в город.

Строительство оборонительных сооружений в Ярослав­ской области закончилось только к концу января 1942 г. после победного завершения битвы под Москвой. В ре­зультате разгрома немецко-фашистских войск в общей сложности 250 тысяч ярославцев смогли вернуться домой.

Начало вражеских бомбардировок

В октябре 1941 года линия фронта максимально приблизилась к границам Ярославской области. Немецкие танковые части, которые вышли к каналу Москва-река — Волга, находились примерно в 50 километрах от юго-западной границы об­ласти. Ситуация стала чрезвычайно опасной, поэтому по решению ГКО 24 октября 1941 г. в крупных городах области были созданы чрезвычайные органы вла­сти — городские комитеты обороны.

Ярославский комитет обороны (ЯКО) возглавил Н. С. Патоличев. Кроме него в комитет вошел председа­тель облисполкома, начальник управления НКВД, воен­ный комендант города. Вся полнота политической, граж­данской и военной власти оказалась в руках этого органа. Он отвечал за решение таких важнейших вопросов, как формирование воинских частей, эвакуация промышлен­ных предприятий, производство военной техники, строи­тельство оборонительных сооружений и за многое другое. Среди самых первых распоряжений ЯКО приказы об обязательном введении на территории области светомаскиров­ки, об охране общественного порядка, о подготовке бомбо­убежищ, об изъятии у населения радиоприемников.

Такие жесткие меры вызывались чрезвычайностью самой обстановки. Осенью 1941 г. область действительно стала прифронтовой и в любой момент, это не было пре­увеличением, могла стать ареной боевых действий. В под­тверждение приведем такой факт. 19 ноября 1941 г. на­чальник штаба сухопутных войск немецкой армии генерал Ф. Гальдер после совещания у Гитлера записал в своем дневнике: «Операция в районе Москвы должна иметь целью — выход на рубеж ЯрославльРыбинск и, возможно, Вологда». Угроза оккупации области стала, как никогда, реальной.

Именно в эти месяцы налеты вражеских бомбарди­ровщиков, которые начались с первых недель войны, ста ли чуть ли не обычным явлением. Приведем для примера сводку о налете фашистской авиации на Ярославль за 6 ноября 1941 г.: «Крупный налет фашистских самолетов на Ярославль. Над городом 13 немецких бомбардировщиков. Убито 80 человек. Ранено 150. Разрушено 12 деревянных жилых домов». А далее подобные же сводки за 10 ноября, 11 ноября, 12 ноября и т. д.

Бомбардировки наносили значительный материаль­ный ущерб городу. Например, только за октябрь 1941 г. произошло около ста групповых и одиночных налетов не­мецкой авиации. В результате погибло 327 человек, было ранено 552 человека, уничтожено 15 жилых домов, 4 же­лезнодорожных вокзала, 175 вагонов.

Усиленной бомбардировке подвергалась промышлен­ная зона и железные дороги. Так, под Ростовом немец­кая авиация разбомбила шедший на фронт воинский эшелон. Под Рыбинском в районе деревни Почесновики под вражескую бомбежку попал эшелон, перевозивший эвакуированных из блокадного Ленинграда детей. Почти все они погибли. Там же под Рыбинском в районе Копаево были разбиты крупные резервуары с бензином и нефтью. Очевидцы вспоминали, что десятки тысяч тонн горючего вылились на землю, загорелись, стекали по откосу в Волгу и издалека казалось, что горит даже вода в реке.

Н.С. Патоличев позже вспоминал, что когда в октяб­ре 1941 г. он в Москве докладывал о ситуации в области, о вражеских бомбардировках, на вопрос Сталина о том. сколько же сбито немецких самолетов над Ярославлем, он был вынужден признать: «Ни одного». Превосходство немецкой авиации было полным.

Вскоре по личному приказу Сталина для защиты воз­душного пространства области сюда были направлены 4 авиационных полка противовоздушной обороны. Посте­пенно ситуация стала меняться в лучшую сторону. В общей сложности силами ПВО и авиации над тер­риторией Ярославской области в годы войны было сбито 27 немецких самолетов.

Но и после принятия этих мер массированные налеты немецкой авиации продолжались до середины войны. Особенно интенсивно немцы бомбили железнодорожный мост через Волгу, который имел важное стратегическое значение. В одну из июньских ночей 1943 г. произошел налет, который сами зенитчики потом называли «звезд­ным»: казалось, самолетов было так много, как звезд на небе. Зенитки стреляли так часто, что раскалялись ство­лы орудий и их приходилось менять. Мост уцелел, но опасность его разрушения сохранялась. Поэтому на вся­кий случай саперами был подготовлен мост-дублер. Он был деревянным, но по форме почти полностью повто­рял очертания настоящего моста. В случае необходимости его можно было на понтонах очень быстро перекинуть че­рез Волгу и восстановить движение поездов. К счастью, этого так и не потребовалось.

В ночь с 9 на 10 июня 1943 г. крупнейшей за всю войну бомбардировке подверглись заводы Резиноасбестового комбината. На этот раз в значительной степени немцы добились, чего хотели. Прибывший на другой день в Яро­славль нарком по строительству СССР С. Г. Гинзбург дал такую картину увиденного на комбинате: «Картина разрушений была потрясающей. Повсюду обгоревшие остовы несущих колонн, рухнувшие перекры­тия, обгорелое оборудование, электромоторы. И все зава­лено обрушившимися конструкциями. В оборудовании и электромоторах… были расплавлены все бронзовые под­шипники, сгорели все электрические обмотки в моторах, вышли из строя все наземные коммуникации и кабели…»

Завод на три месяца был выведен из строя. Но ровно через 100 дней героическими усилиями инженеров, тех­ников и рабочих все разрушенные предприятия комбина­та были восстановлены и снова давали необходимую фронту продукцию.

С 1943 г. в области был налажен выпуск обуви на де­ревянной подошве. Деревянная подошва вырабатывалась из отходов древесины. В месяц изготавливали до 20 ты­сяч пар такой необычной обуви. На местное сырье был вынужден перейти и Первомайский фарфоровый завод в Рыбинском районе, который до войны получал глину с Украины. Посуда теперь получалась тяжелой и шерша­вой, но другого выхода у заводчан просто не было. В рай­оне Туношны и Карабихи обнаружили залежи охры, ко­торую стали использовать как сырье для лакокрасочной промышленности.

Экономить приходилось буквально на всем. Специаль­ным постановлением обком партии запретил, например, использовать в системе общественного питания продо­вольственный картофель целыми клубнями. У клубней надо было срезать верхушки и накапливать их в качестве семенного материала для посадки. Ученики сельских школ осенью после организованной уборки урожая участ­вовали в сборе колосков на полях, а также вручную пере­капывали картофельные поля после уборки картофеля. Все добытое таким путем шло в школьные столовые.

В 1943 г. в колхозах Ярославской области начали се­ять даже каучуконосы для резинотехнической промыш­ленности. Одну тысячу гектаров земли отдали для выра­щивания растения кок-сагыз, в млечном соке корней ко­торого содержался каучук.

Товары же народного потребления в годы войны поч­ти не производились. Люди донашивали те вещи, что ос­тавались с довоенного времени или же то обмундирова­ние, какое выдавалось военнослужащим.

Ярославская промышленность в годы войны

Накануне войны промышленный потенциал фашистской Германии и захваченных ею стран существенно превосходил промышленный потенциал Советского Союза. Кроме того, многие промышленно развитые районы СССР были оккупированы немецкими войсками в начале войны. Перед советской эко­номикой стояла чрезвычайно трудная задача — в кратчай­ший срок превзойти военное производство Германии по всем основным показателям.

Для выполнения этой задачи почти все предприятия страны переводились на выпуск военной продукции. Предприятия Ярославской области перешли на «военные рельсы» в различные сроки. Для некоторых предприятий потребовалось около трех месяцев, для других процесс за­вершился только к лету 1942 г. Практически все ярослав­ские предприятия работали теперь для фронта, для победы.

Ярославский автомобильный завод уже осенью 1941 г. половину своей продукции отправлял на фронт. Среди основных видов такой продукции — артиллерий­ские тягачи, снаряды, мины, автоматы. В короткий срок по поручению ЯКО на заводе наладили производство пистолетов-пулеметов Шпагина (ППШ). Вместе с автомобиле­строителями еще 15 ярославских заводов участвовали в производстве этого грозного оружия.

Рыбинский завод полиграфических машин уже осе­нью 1941 г. перешел на выпуск 82-мм минометов, а Ры­бинский завод дорожных машин освоил производство ми­нометов и осколочных авиабомб. Ярославский завод «Красный маяк» изготавливал артиллерийские снаряды и зажигательные авиабомбы. Такую же продукцию дела­ли на ярославском паровозостроительном и электромаши­ностроительном заводах. Боевые катера для военно-мор­ского флота выпускали Ярославский и Рыбинский судо­строительные заводы и Рыбинская судоверфь.

Даже такое небольшое предприятие, относившееся к системе пищевой промышленности, как Ярославский ликероводочный завод, стало выпускать продукцию для нужд фронта. На заводе вырабатывали «коктейль Молотова» — зажигательную смесь, которую на фронте использо­вали для уничтожения фашистских танков. Начиная с 1942 г. завод в год выпускал такой продукции на 130 тысяч рублей.

Предприятия химической и резинотехнической про­мышленности освоили выпуск более чем 450 видов про­дукции для фронта, а всего, по данным Ярославского ко­митета обороны, промышленность области поставляла на фронт около 760 видов военной продукции.

В годы войны продолжал развиваться и энергетиче­ский комплекс области. Несмотря на трудности, к концу войны удалось ввести в эксплуатацию третий агрегат Ры­бинской ГЭС. Новая турбина была изготовлена в блокад­ном Ленинграде на Балтийском заводе и доставлена в Рыбинск. К концу войны Рыбинская и Угличская элек­тростанции выработали приблизительно 3,2 миллиарда киловатт-часов электроэнергии. Это означало, что при­мерно одна треть всей энергии, потребляемой Москвой, производилась в Ярославской области. А на начальном этапе войны до 50% всей необходимой энергии Москва получала из Рыбинска и Углича.

Предприятия Ярославской железной дороги непосред­ственно военную продукцию не производили, но значение транспорта в войне трудно переоценить. Ярославские железнодорожники за все годы войны погрузили, разгрузи­ли, обработали и пропустили транзитом более 6 миллио­нов вагонов с оборудованием, сырьем, военной продукци­ей, людьми и т. д. Ярославские речники отправили в пункты назначения, в том числе и в Сталинград во вре­мя Сталинградской битвы до 1200 военных транспортов и боевых катеров.

Успехи промышленности в значительной мере можно объяснить и тем массовым соревнованием, которое развер­нулось в годы войны на всех предприятиях области. В ос­нове этого соревнования лежали, несомненно, патриотиче­ские настроения, присущие основной массе населения в го­ды войны. Этот патриотический порыв способствовал тому, что оборонные предприятия области более 120 раз награж­дались, как победители Всесоюзного социалистического со­ревнования, переходящими Красными знаменами Государ­ственного комитета обороны и ЦК ВКП (б).

Сельское хозяйство области в годы войны

С началом войны сельское хозяйство оказалось в крайне тяжелом положении. Мужчины были мобилизо­ваны в армию, и это почти сразу привело к нехватке ра­бочей силы в колхозах. Весной 1942 г. нужно было начи­нать первый военный сев, а колхозы передали к тому времени на нужды фронта 230 тракторов. Число грузовых машин сократилось в хозяйствах в 5 раз. Отправля­ли не только технику. Ярославская деревня передала в действующую армию около 50 тысяч лошадей, то есть почти половину всего конского поголовья.

Если учесть, что финансирование села сократилось наполовину, что прежде всего колхозники были мобили­зованы на строительство оборонительных сооружений, что повинность по вывозке дров также распространялась прежде всего на них, то положение в сельском хозяйстве нужно признать чрезвычайно сложным.

А между тем, потребности в сельскохозяйственном сы­рье и продовольствии резко возросли. Соответственно уве­личились и планы поставок продовольствия государству.

Чтобы разрешить проблему рабочей силы и особенно кадров механизаторов на курсы стали направлять деву­шек. Уже в начале июля 1941 г. 80 девушек из Ярослав­ского района записались на курсы трактористов и обра­тились ко всем девушкам области с призывом «заменить ушедших на фронт наших братьев, мужей и товарищей, обеспечить бесперебойную работу, отлично подготовиться и провести уборку урожая». Курсы девушек-трактори­сток были после этого открыты при многих МТС. На них принимали не только сельских жительниц, но и всех желающих с предприятий Ярославля и других городов.

Женщин выдвигали также на должности председате­лей колхозов, бригадиров, заведующих фермами, бухгал­теров. О значительном преобладании в сельском хо­зяйстве женского труда говорит такой факт: в 1944 г. в области почти 65% всех трудодней были выработаны женщинами и только 14% — мужчинами.

Интенсификация труда в сельском хозяйстве

В годы войны несколько раз увеличивался обязательный минимум тру­додней. В 1943 г. он вырос в 4 раза по сравнению с довоенным уровнем. Тогда же средняя выработка на одного колхозника достиг­ла в хозяйствах почти 400 трудодней. Налицо была значи­тельная интенсификация труда в сельском хозяйстве.

Недостаток техники и лошадей привел к тому, что областной комитет партии был вынужден принять чрез­вычайное решение: использовать на полевых и внутрихо­зяйственных работах крупный рогатый скот. К концу войны около 20 тысяч голов крупного рогатого скота использовалось в качестве лошадей.

Нехватка рабочей силы в колхозах привела к еще од­ному явлению. К сельскохозяйственному труду с первых же дней войны в значительных масштабах стали привлекаться школьники. Уже в июле 1941 г. на полях Яро­славского района, например, работало более 8 тысяч школьников. В старших классах сельских школ было введено обязательное изучение тракторов, комбайнов и другой техники.

Труд учащихся носил не только добровольный ха­рактер. По постановлению правительства для школьни­ков 12—16 лет был установлен обязательный минимум в 50 трудодней в год. Многие ученики его значительно перевыполняли. Так, ученик 6-го класса Курбской шко­лы Ярославского района Н. Грачев за 1941 г. выработал 75 трудодней, а семиклассник той же школы М. Майо­ров — 80 трудодней.

С каждым годом труд сельских школьников стано­вился все более важным для колхозов. Например, в кол­хозе «Путь к социализму» Ярославского района на весен­них полевых работах 1943 г. из 38 пахарей 33 были под­ростки. А 14-летний А. Масленников из колхоза имени Ленина заработал в 1942 г. 342 трудодня, то есть работал фактически на уровне взрослого колхозника.

В крайне тяжелых условиях войны люди успешно справлялись с государственными планами заготовок про­довольствия и сырья, прекрасно понимая, что это жиз­ненно важно для победы. В сельском хозяйстве Ярослав­ской области зародилось важное патриотическое начина­ние — движение по засеву сверхплановых гектаров в Фонд обороны. Инициатором этого начинания выступи­ли колхозники «Горшихи», которые увеличили посевы на 190 гектаров. На 100 гектаров увеличили посевные площади в колхозе имени Ленина Ярославского района. Всего же в хозяйствах области более 10 тысяч гектаров земли было распахано в Фонд обороны. Дополнительная продукция с этих полей шла на фронт сверх плана.

Помощь районам, освобожденным от оккупации

Наступление Красной армии и освобождение от врага ранее оккупированных территорий поставили перед сельским хозяйством области еще одну задачу — помощь сельскому хозяйству освобожден­ных областей. Наибольших масштабов эта помощь дос­тигла в 1943—1944 гг. Ярославская область оказала в эти годы помощь Белоруссии, Калининской и Смолен­ской областям, Донбассу, Ставропольскому и Краснодар­скому краям.

В одну только Калининскую область было возвращено 17 тысяч голов крупного рогатого скота, 13 тысяч овец, более 3 тысяч лошадей. В колхозы Ставропольского и Краснодарского краев было отправлено более 300 трак­торов, вместе с которыми туда выехало 365 трактористов.

Сразу же после окончания войны были подведены ито­ги работы сельского хозяйства области в эти годы суровых испытаний. Оказалось, что ярославские колхозы дали фронту и тылу 35 миллионов пудов картофеля, 22 миллиона пудов зерна, 15 миллионов пудов молока и массу другой продукции. Ярославская область, которая до войны напо­ловину зависела от ввозимого продовольствия, в годы вой­ны полностью обеспечивала себя продуктами питания и сырьем. Вместе с тем нельзя забывать, что деревня держалась из последних сил. Практически все внутренние ре­зервы для роста производства к концу войны были исчер­паны. Сельское хозяйство само нуждалось теперь в помо­щи государства.

Повседневная жизнь и быт ярославцев в годы войны

Война потребовала напряжения всех сил общества и государства, привела к огромным финансовым и мате­риальным затратам, резко обострила финансовое положе­ние в стране. Значительную часть финансового бремени государство переложило на плечи населения. С первых же дней войны были удвоены подоходный и сельскохо­зяйственный налоги, а в конце 1941 г. был введен осо­бый военный налог.

С весны 1942 г. перестали оплачиваться сверхурочные работы и работа в выходные дни. Деньги за отработанное время переводили на специальные счета, которыми можно было воспользоваться только после войны. Заморожены были и довоенные счета в сберегательных кассах. Факти­чески еще одной формой налогообложения были военные займы. Первый заем был выпущен весной 1942 г., затем они повторялись с регулярностью примерно один раз в год и имели практически обязательный характер.

Ухудшилось продовольственное положение населения. Уже в августе 1941 г. в городах области перешли на кар­точное снабжение продовольствием. Работающие в учреж­дениях и на предприятиях люди получали тогда от 400 до 800 граммов хлеба в сутки. Этого было мало, поэтому промышленные предприятия пошли по пути созда­ния своих собственных подсобных хозяйств. Продоволь­ствие, полученное в таких хозяйствах, направлялось в заводские столовые. Массовым явлением стало индиви­дуальное огородничество. Жители Ярославля, например, имели к концу войны более 100 тысяч небольших участков земли недалеко от города, на которых выращи­вали в основном картофель и овощи.

Еще в большей степени личные подсобные хозяйства были развиты в сельской местности. Все ограничения здесь были сняты. Колхозники могли брать любое коли­чество земли под огороды и разводить любое количество скота. В отличие от времен гражданской войны государство даже не пыталось запретить рыночную торговлю. Колхозные рынки работали в войну без всяких ограниче­ний. Сюда привозили продукцию своих подсобных хо­зяйств колхозники, и здесь горожане могли купить про­дукты или же обменять их на вещи. Некоторые историки считают, что половину своих потребностей в продоволь­ствии горожане покрывали именно за счет рынка.

Материальные лишения не заставили людей очерстветь душой и сердцем, замкнуться в своих горестях и заботах. Напротив, война вызвала к жизни множество патриотиче­ских начинаний и актов помощи фронту. Многие жители города и деревни, и особенно школьники, участвовали в кампании по сбору теплых вещей для красноармейцев. В области был создан фонд помощи семьям военнослужа­щих, особой заботой были окружены родственники погиб­ших на фронте. В Ярославской области действовало около сотни военных госпиталей, над которыми взяли шефство промышленные предприятия и учреждения.

Сбор средств в Фонд обороны

Особой формой помощи фронту стал Фонд обороны. Сбор денежных средств в этот фонд не прекращался все годы войны, носил самый массовый характер и дал, в конечном счете, такие крупные средства, на которые действительно можно было приобрести дорогостоящую технику для фронта. В общей сложности жители области собрали в Фонд обороны около 145 миллионов рублей. Собрали буквально по копейке, по рублю. Например, колхозники из колхоза «Горшиха» перечислили в фонд немалую сумму в 200 тысяч рублей. Ученики 7-го класса Красноткацкой школы Ярославского района передали 400 рублей. Инженер Ярославского шинного завода Озе­ров пожертвовал весьма дорогую и очень редкую по тем временам вещь — свой личный автомобиль. А сельский библиотекарь из Любимского района А. С. Соболев, не имея возможности передать деньги, отдал в Фонд оборо­ны семейную реликвию — серебряные часы. «Они дороги мне, как память об отце,— заявил он, — но Родина еще дороже».

В Фонд обороны ярославцы собрали также почти 3,5 килограмма золотых вещей, более 51 килограмма се­ребряных изделий, драгоценных камней на сумму почти 22 тысячи рублей.

На деньги ярославцев была построена авиаэскадрилья «Ярославский комсомолец», танковые колонны «Ярослав­ский колхозник» и «Иван Сусанин», подводная лодка «Ярославский комсомолец» и т. д.

Массовый приток беженцев и эвакуированных резко обострил жилищную проблему в городах Ярославской об­ласти. Властям пришлось пойти на «уплотнение» уже су­ществующих жилых помещений, под жилье использова­лись общественные здания, выросло число помещений ба­рачного типа, малоприспособленных для проживания людей. Подчас люди селились в совершенно необычных местах. Например, в 1943 г. одна семья занимала в каче­стве жилья второй ярус колокольни церкви Рождества Христова в Ярославле. Здесь была устроена печь с выве­денной наружу дымовой трубой. Вполне очевидно, что и церковь подвергалась порче от такого соседства, и жиль­цы были не в восторге, но другого помещения у них про­сто не было.

Следует также заметить, что в годы войны произошло заметное улучшение отношений между государством и православной церковью, что проявилось, в частности, в восстановлении патриаршества. В Ярославле эта новая политика государства по отношению к церкви проявилась в том, что по решению Комиссии по охране памятников при Совнаркоме СССР было принято решение о проведе­нии масштабных ремонтно-реставрационных работ на ряде памятников Ярославля, Ростова и Тутаева. В список подлежащих восстановлению памятников вошли храмы Ильи Пророка, Рождества Христова, Николы Мокрого, Иоанна Предтечи и многие другие.

В городских домах не всегда было электричество, его подавали по графику. Крайне низкими были нормы ото­пления. Даже официально утвержденный для жилых по­мещений температурный режим не превышал плюс шест­надцать градусов по Цельсию, фактически температура была еще ниже.

Еще одной приметой повседневной жизни области ста­ло появление здесь эвакуированных жителей блокадного Ленинграда и прежде всего ленинградских детей. Через Ярославль и Рыбинск прошли сотни эшелонов с ленин­градцами. Часть из них, около 120 тысяч человек, были размещены на территории области. По этой причине коли­чество детских домов выросло более чем в 10 раз. Боль­шинство детских домов разместились в сельской местно­сти, в колхозах. Так легче было решить проблему поме­щений и продовольствия. Ярославцы не только приютили, накормили и обогрели эвакуированных, но буквально спасли большинство из них от смерти, дали им возмож­ность учиться, работать. Наша земля стала для них вто­рым домом, благодарная память о котором сохранилась у них на всю жизнь.

Ярославцы на фронтах Великой Отечественной войны

Десятки воинских соединений были сформированы в годы войны на территории Ярославской области. Все они внесли значительный вклад в победу. Но на бое­вом пути некоторых следует остановиться особо. Одной из первых вступила в войну 243-я стрелковая дивизия. Она участвовала в сражениях на территории Смоленской области, защищала дальние подступы к Москве на терри­тории Калининской области. В ходе контрнаступления Красной армии под Москвой в декабре 1941 г. бойцы ди­визии первыми ворвались в город Калинин и освободили его от фашистов, а затем участвовали в освобождении Калининской области.

Впоследствии дивизия участвовала в Сталинградском сражении. Летом 1943 г. освобождала Донбасс и Запоро­жье, но особенно отличились бойцы и командиры этого соединения зимой 1944 г., когда разгромили вражеский плацдарм в районе города Никополя на Украине, за что дивизия получила почетное наименование Никопольской. А далее были тяжелые бои за Николаев и Одессу, уча­стие в Яссо-Кишиневской операции, освобождение Румы­нии, Венгрии и Чехословакии.

Капитуляция фашистской Германии не стала для ди­визии окончанием войны. Она была переброшена на Дальний Восток и в составе Забайкальского фронта гро­мила в Маньчжурии японских оккупантов. Особенно от­личилась дивизия в сражении за горный хребет Большой Хинган, где ее бойцы взяли в плен тысячи вражеских солдат и офицеров. Дивизия получила почетное наимено­вание Хинганской и закончила войну в статусе Красно­знаменной, ордена Ленина, Никопольско-Хинганской стрел­ковой дивизии.

234-я Ярославская Такой же славный боевой путь по Коммунистическая Дорогам войны прошла и 234-я Яро­славская Коммунистическая дивизия. Она начала боевые действия на заключительном этапе битвы за Москву, участвовала в изгнании фашистских захватчиков с территории Кали­нинской и Смоленской областей. На Смоленщине диви­зия особенно отличилась в прорыве линии вражеской обороны у поселка Ломоносово. Успех этой операции по­зволил советским войскам выйти к Смоленску и освобо­дить его. Ярославская дивизия была награждена орденом Богдана Хмельницкого и несколько позже стала имено­ваться Ломоносовской.

Позже дивизия вела упорные бои за освобождение Бе­лоруссии и Польши. За освобождение предместья Варша­вы — Праги дивизия была награждена орденом Суворова и стала именоваться Пражской. А затем были бои в са­мой Германии. Ярославцы освобождали от фашистов Померанию, были участниками Берлинской битвы, вместе с другими частями Советской армии вышли на реку Эль­бу. Здесь и закончился боевой путь 234-й Коммунистиче­ской, орденов Суворова и Богдана Хмельницкого, Ломоносовско-Пражской стрелковой дивизии.

Не меньше боевых подвигов и на счету 246-й стрелко­вой дивизии, сформированной летом 1941 г. в городе Ры­бинске. Дивизия участвовала в обороне Москвы, освобож­дала территорию Калининской области, удерживала важ­ный участок обороны в битве на Курской дуге. А затем были продолжительные бои за освобождение Украины, Польши и Чехословакии. Как особо отличившаяся при прорыве вражеской обороны в районе украинского города Шумска, дивизия была наименована Шумской.

Ярославцы Герои Советского Союза

Сотни тысяч ярославцев участвовали в боевых сражениях Великой Отечественной войны. Многие из них были награждены за героические под­виги орденами и медалями. Героизм действительно при­нял массовый характер. Но среди тысяч героев нужно особо отметить тех, кто был удостоен самого высокого звания — звания Героя Советского Союза. Среди них уро­женец г. Углича В. М. Голубев. Он окончил школу воен­ных летчиков, стал летчиком-штурмовиком. Слава о нем разнеслась по всему фронту. О его подвигах писала газе­та «Правда». После уничтожения 50 немецких танков он стал Героем Советского Союза. Участвовал во многих сра­жениях, уничтожил в общей сложности 80 немецких са­молетов, 100 танков, 450 автомобилей и множество дру­гой техники. В. М. Голубев вторично был удостоен зва­ния Героя Советского Союза. К сожалению, он погиб сразу после войны при испытании новой модели самолета.

Еще один Герой Советского Союза — наш земляк лет­чик М. П. Жуков. До войны он работал на Ярославском шинном заводе, учился в аэроклубе. В военных действи­ях участвовал с первых же дней войны, мужественно за­щищал ленинградское небо, за что уже 8 июля 1941 г. ему было присвоено высокое звание Героя. Во время прорыва советскими войсками блокады Ленинграда в январе 1943 г. М. П. Жуков погиб.

Командир танковой роты, уроженец Ярославского рай­она М. П. Соловьев участвовал в боевых действиях с пер­вых до последних дней войны, а звание Героя Советского Союза получил в 1945 г., когда участвовал в сражении за Кюстринский плацдарм. Танковая рота, которой он командовал, провела рейд по тылам немецких войск. Четверо су­ток продолжался этот рейд. Танкисты М. П. Соловьева раз­громили немецкий аэродром, артиллерийскую батарею, танковый парк противника, роту немецких пехотинцев. Все танкисты, участники этого рейда, были награждены орденами и медалями, а М. П. Соловьев стал Героем Совет­ского Союза.

Только три судьбы, три незаурядных личности. А все­го 227 ярославцев стали Героями Советского Союза в годы войны. Среди них Н. М. Карабулин и А. А. Маланов, А. Ф. Наумов и Б. Д. Щапов, Е. Ф. Колесова и Н. Ф. Куропаткин и многие другие.

Ярославцы — известные военачальники

Ярославская земля дала фронту и целую плеяду замечательных советских военачальников, чьи имена навсегда вошли в историю военного искусства. Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин когда-то начинал свою боевою биографию с должности военного комиссара Давыдковской волости. Затем служба в Красной армии, учеба в военной академии. В годы Великой Отечественной войны Ф. И. Толбухин был начальником штаба фронта, командующим армией, а затем и командующим фронтом. Войска под командо­ванием Ф. И. Толбухина осуществили такие крупные операции, как Яссо-Кишиневская, Будапештская, Бел­градская, Венская и другие. Маршал стал Героем Со­ветского Союза. Памятники прославленному маршалу были установлены в Москве, Ярославле и Тутаеве. В Ярославле его именем назван проспект, а на родине маршала открыт музей.

Уроженец города Рыбинска генерал-лейтенант Ф. М. Ха­ритонов также начинал свой путь в годы гражданской войны. В годы Великой Отечественной войны он коман­довал армией, которая осенью 1941 г. совершила, каза­лось бы, невозможное. Когда гитлеровцы рвались к Мо­скве, его армия перешла в контрнаступление на ростов­ском направлении, нанесла поражение войскам генерала Клейста и освободила от врага город Ростов-на-Дону. Эта операция имела тогда большое военное и политиче­ское значение.

К сожалению, полностью раскрыться военным талан­там Ф. М. Харитонова было не суждено. Он умер в нача­ле 1943 г. По решению правительства в Рыбинске был постав­лен памятник выдающемуся полководцу.

Генерал армии П. И. Батов также уроженец Рыбин­ского уезда, начал военную карьеру в годы гражданской войны в Красной армии. В составе интернациональных бригад воевал с фашистами еще в 1937 г. в Испании. В годы Великой Отечественной войска под его командова­нием сражались в Крыму и на Кубани, в Сталинграде и на Курской дуге. Армия П. И. Батовн участвовала в освобождении Белоруссии и Польши, громила фаши­стов на территории Германии. П. И. Батов был дважды удостоен звания Героя Советского Союза. По решению правительства в Рыбинске установлен бюст героя, его именем названа улица.

Рыбинская земля дала Красной армии и еще одного военачальника — контр-адмирала И. А. Колышкина, уро­женца деревни Крутец. На флот молодой крестьянский паренек попал по призыву комсомола, и комсомол в нем не ошибся. И. А. Колышкин прошел на флоте путь от матроса до адмирала. В годы войны он возглавил соеди­нение подводных лодок Северного флота, которое громи­ло врага в тяжелых условиях Заполярья и обеспечивало поставки грузов северными конвоями. Герой Советского Союза И. А. Колышкин был лично причастен к уничто­жению 16 вражеских транспортов.

В 1943 г. построенная на деньги ярославцев подводная лодка «Ярославский комсомолец» была передана со­единению И. А. Колышкина.

Подготовка к партизанской войне

Осенью 1941 г., когда немецкие войска приближались к границам Ярославской области, областной комитет пар­тии принял решение о создании на территории некото­рых районов партизанских отрядов и диверсионных групп. Эти формирования должны были развернуть партизанскую войну в области в случае оккупации ее немец­кими войсками.

Для этих отрядов заранее подбирались командиры и комиссары, а также личный состав. В лесных массивах западных и юго-западных районов закладывались скры­тые базы вооружения и боеприпасов, продовольствия и одежды, а также строились землянки для укрытия партизан в зимнее время года. Большую роль в подготов­ке этих отрядов сыграли районные отделы НКВД. В Нагорьевском районе, например, ими был создан отряд чис­ленностью 41 человек, а в Заозерском районе отряд в со­ставе 29 человек.

Всего на конец ноября 1941 г. в 28 районах Ярослав­ской области было сформировано 35 партизанских отря­дов численностью от 25 до 35 человек в каждом. Кроме того, на различных курсах прошли соответствующую подготовку более 40 разведывательных, диверсионных и террористических групп общей численностью примерно 250 человек. В городах Ярославской области также созда­валась сеть подпольных диверсионных групп. Ярослав­ская земля готова была во всеоружии встретить фашист­ских оккупантов.

Разгром немецких войск под Москвой ликвидировал прямую угрозу Ярославской области. В новых условиях партизанские отряды и диверсионные группы стали гото­вить для заброски их в тыл немецко-фашистских войск. Специальная база НКВД для подготовки таких формиро­ваний была создана в доме отдыха «Красный Холм» Яро­славского района. Здесь будущие диверсанты проходили специальную подготовку, в том числе учились прыгать с парашютом, пользоваться рацией, проводить минирова­ние разных объектов и т. д.

В начале 1942 г. был сформирован первый такой от­ряд в количестве 65 человек, который возглавил лейте­нант госбезопасности Б. Л. Соколов. В феврале отряд скрытно перешел линию фронта и начал боевые действия на территории Смоленской области. Бойцы отряда мини­ровали дороги, уничтожали немецкие автомобили, еду­щие на фронт, передавали разведданные о противнике в Москву. В селе Дубовицы отряд уничтожил школу фа­шистских диверсантов. После проведения взрывов нескольких мостов отряд парализовал движение на автодороге Смоленск—город Белый.

Против отряда Б. Л. Соколова были брошены части немецких карателей. Отряд понес большие потери и в ап­реле 1942 г. вышел из вражеского тыла. Но отдых ока­зался кратковременным. В мае того же года отряд Б. Л. Соколова снова оказался в тылу врага. На этот раз отряд в основном действовал вдоль стратегически важной дороги Москва—Минск, а также организовывал диверсии на железной дороге Смоленск—Вязьма. В общей сложно­сти за 6 месяцев боев отряд, как сообщалось в его итого­вом отчете, уничтожил «более 1300 солдат и офицеров противника… вывел из строя около 20 километров линии связи, участвовал в подрыве четырех железнодорожных эшелонов, 42 танков, 17 мостов, 12 бронемашин, 37 авто­машин, 12 тягачей…» За подвиги в тылу противника 11 бойцов были награждены орденами и медалями, а большинство членов отряда медалями «Партизану Отечественной войны». В августе 1942 г. отряд вернулся на свою базу «Красный Холм».

Второй отряд — отряд имени Суворова был сформиро­ван и отправлен за линию фронта в ноябре 1942 г. Его командиром был В. С. Лемешевский. Отряд начал выполнять боевую задачу в западных районах Калинин­ской области, с боями прошел через Смоленскую, Ленин­градскую и Псковскую области, а затем по приказу ко­мандования переместился на территорию Белоруссии. Всего отряд прошел по тылам противника около 8 тысяч километров. Примерно через год после начала деятельно­сти отряд соединился с наступавшими частями Красной армии и вернулся на свою базу.

Еще один ярославский отряд — отряд имени Кутузо­ва в составе 27 человек, которыми командовал М. Г. Шитов, был заброшен в тыл немцев в декабре 1942 г. В те­чение полугода этот отряд вел активные боевые действия, разрушал мосты и дороги, линии связи, уничтожал жи­вую силу и технику противника, собирал разведданные и т. п. После выполнения боевой задачи бойцы влились в ряды Красной армии.

Часть ярославцев воевала в партизанских отрядах, ко­торые создавались в других областях страны. Например, уроженка деревни Колесово Курбского сельсовета Е. Ф. Колесова, посмертно удостоенная звания Героя в одном из партизанских отрядов Белоруссии. Ко­мандиром партизанского отряда, в котором сража­лась Зоя Космодемьян­ская, был уроженец дерев­ни Синдяково Ярославско­го района Б. С. Крайнов. Всего на территории Ярославской области в го­ды войны было сформиро­вано более 42 партизан­ских отрядов, 42 истре­бительных батальона и 5 отрядов специального назначения. Более 500 ты­сяч ярославцев участвова­ли в сражениях Великой Отечественной войны, то есть практически каждый четвертый житель области.

По приблизительным данным, около 200 тысяч яро­славцев не вернулись с полей сражений, то есть каждый десятый житель области.

Ценой неимоверных усилий была завоевана эта побе­да, пожалуй, самая главная победа во всей тысячелетней истории нашего государства.

Нашли ошибку или опечатку? Выделите текст и кликните по значку, чтобы сообщить редактору.

Источники

История Ярославского края (1930 – 2005 гг.) / Рязанцев Н.П., Салова Ю.Г. – Ярославль – Рыбинск: Рыбинский дом печати, 2005.

Литература

Сидоров И.И. Трудящиеся Ярославской области в годы Великой Отечественной войны. – Ярославль, 1958.

Ярославцы в годы Великой Отечественной войны: сб. док. – Ярославль, 1960.

Ярославль социалистический: Очерки по истории города (октябрь 1917 – 1959 гг.) / Под ред. Л.Б. Генкина. – Ярославль: Ярославское кн. изд-во, 1960.

От Волги до Эльбы: воспоминания ветеранов Ярославской коммунистической дивизии. – Ярославль, 1963.

Ленинградцы на волжских берегах: сб. док. и материалов. – Ярославль, 1972.

Радовская Н., Беляков Ю. Славы солдатской созвездие. – Ярославль, 1978.

Ярославский край в документах и материалах (1917 – 1977 гг.). – Ярославль, 1980.

Рыбинск. Документы и материалы по истории города. – Ярославль, 1980;

Герои огненных лет: Очерки о Героях Советского Союза – ярославцах. – Ярославль, 1985.

Очерки истории Ярославской организации КПСС. 1938-1965. – Ярославль, 1990.

Книга памяти: Ярославская область. Поимённый список убитых, умерших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны /науч. ред. В.Т. Анисков. Тт. 1-6. – Ярославль, 1994 – 1995.

История Ярославля с древнейших времен до наших дней / текст А.Р. Хаирова. – М.: Интербук-Бизнес, 1999.

Анисков В.Т., Рутковский М.А. История Ярославского края (1928 – 1998). – Ярославль, 2000.

Войны минувшей ветераны: сборник. – Ярославль, 2001.

Верой и правдой. Ярославское управление ФСБ: страницы истории. – Ярославль: Нюанс, 2001.

Шелия Ж.А. Госпитали в годы Великой Отечественной войны (по материалам Ярославской и Костромской областей). – Ярославль, 2001.

Ерегина Н.Т., Шелия Ж.А. Здравоохранение Ярославской области в годы Великой Отечественной войны (1941 – 1945). – Ярославль, 2003.

Летопись Великой Отечественной войны 1941 – 1945: по материалам ярославской областной газеты «Северный рабочий» / Сост. О.В. Кузнецова. – Ярославль – Рыбинск, 2005.

Прифронтовая полоса: Ярославская область в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.: сб. ст., док. и материалов. – Ярославль: Нюанс, 2005.

Рыбинск и рыбинцы в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.: сб. док. – Рыбинск: Михайлов Посад, 2005.

Храпченков В.К. Солдат Отчизны в маршальских погонах. – Ярославль: Нюанс, 2005.

Попов В.Г. Золотые Звёзды на улицах Ярославля. – Ярославль, 2005.

Попов В.Г., Беляков Ю.П. Герои земли Ярославской. Тт. 1-6. – Ярославль, 2005 – 2012.

Город и война / ст., публикации. – Углич, 2006.

Летопись Ярославля. 1010 – 2010 / авт. текста В.М. Марасанова; научн. ред. Ю.Ю. Иерусалимский. – СПб.: Морской Петербург, 2007.

Юные ярославцы в годы Великой Отечественной войны. – Ярославль, 2007.

Ярославская область в годы Великой Отечественной войны / Сост. Г. Казаринова, О. Кузнецова. – Ярославль: Индиго, 2010.

4 года из 1000: Ярославцы в Великой Отечественной войне. Кн. 1-2. – Ярославль: Ярновости, 2010-2011.

Батов П.И. В походах и боях. – Рыбинск: Медиарост, 2011.

Павлов А.К. Уфимские страницы. – Рыбинск: Медиарост, 2012.

Анисков В.Т. Золотой колос «Поднятой целины» в едином венке Великой Победы 1941 – 1945. – Ярославль, 2012.

Насонов В.М., Насонова Т.В. Ярославские оборонительные рубежи. – Ярославль, 2012.

Породнились Нева с Волгою. Ярославское эхо блокады / авт.-сост. Ю.П. Беляков. – Ярославль: Индиго, 2013.

Великая Отечественная война и Ярославский край. – Рыбинск: Медиарост, 2015.

Сквозь огонь и стужу: ярославские журналисты-фронтовики. – Ярославль, 2015.

 

поиск не дал результатов